Пользовательский поиск

Книга Книга Лунной Ночи. Содержание - ГЛАВА 8

Кол-во голосов: 0

– Конечно, – кивнула Рхиоу. – Я поговорю с Харлом – все равно он ждет моего отчета сегодня вечером. Но, Сааш, какая нам выпала работа! Ты справился замечательно, – сказала она Урруаху. – Не каждый способен создать защитный круг, который бы столько выдержал.

Рхиоу прошла туда, где стоял Арху. Он взглянул на нее с выражением, в котором было поровну страха и обреченности.

– Я никуда не гожусь, – сказал он.

Рхиоу сделала глубокий вдох.

– Нет, – ответила она и быстро лизнула его в ухо. Арху посмотрел на нее с изумлением. – Просто началось твое испытание. Теперь по крайней мере мы можем догадаться о том, какие трудности тебе предстоит преодолеть.

Арху взглянул на нее, потом снова повернулся на запад. Солнце уже скрылось за горизонтом, темнота быстро сгущалась.

– Да, – сказал он полным отчаяния голосом, – я тоже стал догадываться.

ГЛАВА 8

Из-за необходимости сообщить обо всем Харлу и проводить до гаража Сааш и Арху – котенок все еще был очень возбужден, хотя испуганные причитания и прекратились, – до дому Рхиоу добралась поздно. При звуке открывающейся двери балкона Хуха, читавшая, сидя в большом кресле, подняла глаза. Откуда-то из глубины квартиры, вероятно, из спальни, доносился мужской голос, говоривший: «А теперь сегодняшний перечень десяти важных причин позвонить в Управление здравоохранения…»

– Майк, – сказала Хуха, – она вернулась.

Рхиоу подбежала к хозяйке и, мурлыча, вскочила к ней на колени, прежде чем Хуха успела встать.

– Ах ты противная пигалица, – сказала Хуха, обнимая ее и прижимаясь щекой к щеке кошки, – как же я беспокоилась! Где, черт возьми, ты пропадала весь вечер?

Рхиоу уже не в первый раз задалась вопросом: что представляет собой этот полубог эххифов – Черт?

– Ах, не спрашивай, – пробормотала она. – Но вернуться я рада – уж ты мне поверь. Мм… ты снова ела пиццу! Что-нибудь осталось? – Хуха подняла Рхиоу так, что задние лапы стали болтаться в воздухе. – Пожалуйста, не надо так делать, – попросила Рхиоу, бросив огорченный взгляд на свои лапы. – Мое чувство собственного достоинства страдает.

– Вот интересно, – сказала Хуха, – не удается ли тебе каким-то образом выбираться на улицу?

В спальне кто-то фыркнул.

– Ей некуда выбраться с двадцатого этажа, Сью, – раздался голос. – И даже если бы это ей удалось, как она вернулась обратно?

– До чего же я ненавижу эти его разумные доводы! – пробурчала Хуха, снова прижимая Рхиоу к себе. – Ладно, с тобой все в порядке, я рада. Сейчас дам тебе твоего любимого тунца.

– И я его съем, – ответила Рхиоу, – хотя с моей стороны это чистое безумие.

Однако еще некоторое время ни одна из них не двигалась. Хуха просто прижимала кошку к себе, а та позволяла ей это, и обе они друг другу мурлыкали.

Вот ради таких моментов и стоит жить, – подумала Рхиоу, – даже если тебя недавно чуть не съели динозавры.

Она ведь и трудилась ради того, чтобы жить на Манхэттене было безопасно не только Народу, но и эххифам, и чтобы магам, к какому бы виду они ни принадлежали, легче было поддерживать планету в надлежащем виде. Маги избавляли город от разных крупных и мелких неприятностей в прошлом и будут делать это и в будущем; по большому счету они занимаются этим каждый день. Их цель – дать возможность жизни идти нормальным чередом, а живым существам – извлекать из этого как можно больше радости. Энтропия ведь не дремлет; тепло медленно уходит из миров, и ничего нельзя сделать, чтобы совсем остановить этот процесс. Однако маги могут его замедлить, хоть и ненамного, и дать всем чуть больше времени на то, чтобы мурлыкать друг другу…

– Ты, должно быть, есть хочешь, – сказала Хуха, не двигаясь с места.

– Умираю с голоду, – ответила Рхиоу, тоже не двигаясь.

Она окинула взглядом комнату, не поднимая головы с плеча Хухи. Всюду снова валялись бумаги: на столе, на полу рядом с креслом.

– Если удастся, я изорву их в клочки, – лениво сказала Рхиоу и стала махать хвостом, представив себе приятную перспективу. – Лучше бы ты нашла себе другое занятие: ведь ты же ненавидишь то, что тебе приходится делать.

– Ах ты попрошайка, – сказала Хуха, которая расслышала лишь конец фразы и приняла его за обычное мяуканье. – Хотя ты и правда должна быть голодной… Пойдем.

Она осторожно спустила Рхиоу с колен на ковер и отправилась открывать новую банку кошачьего корма. Рхиоу сидела, обреченно наблюдая за ней: нос давно сообщил ей, что в микроволновке стоит пицца с пепперони.

Они всегда оставляют там пиццу и отрезают себе по кусочку ночью. Интересно, заметят ли они, если как-нибудь ночью я открою микроволновку, возьму себе немного пиццы и снова закрою дверцу? Если выбрать подходящий момент, каждый из них подумает, что пиццу съел другой.

– Сколько еще остается пиццы?

– Примерно половина.

– Принеси мне кусочек.

– Сколько?

– Примерно половину.

– Поросенок!

– Не поросенок, а глава семьи.

– Пицца в постели! Просто отвратительно!

– Можешь назвать это выбором стиля жизни.

– Ты прекрасно мог бы сделать жизненный выбор в пользу половины. А остальное досталось бы мне.

– Нечего и мечтать, – с печальной насмешкой над собой сказала Рхиоу: Хуха снова наполнила ее мисочку. – Ничего у меня не получится. Вы двое слишком много разговариваете друг с другом. Будь ваши отношения не такими хорошими, я питалась бы много лучше, знаете ли.

– Приятного аппетита, – сказала Хуха, выпрямляясь. – Что за милая киска!

Рхиоу принялась есть постылого тунца со всей доступной ей скоростью, чтобы попасть в спальню до того момента, когда от пиццы ничего не останется.

Позже, когда хозяева мирно посапывали в постели, Рхиоу лежала у них в ногах и, глядя на желтоватый свет, проникающий сквозь жалюзи, размышляла. Ее внимание привлекли случайно образовавшиеся морщинки на одеяле: они напоминали две дуги с пересекающей их наклонной линией.

Око.

Теперь у нас на руках провидец, – подумала Рхиоу.

Среди магов, да и не только, провидцы изредка встречались; впрочем, некоторые утверждали, что их дар – всегда своего рода магия. Это был редкий талант. В силу характера своей работы маги чаще испытывали неожиданные озарения, которые можно было принять за настоящее видение будущего; более чувствительны они были и к предчувствиям и вещим снам – возможно, Шепчущая, когда бывала в хорошем настроении, пыталась намекнуть им на грядущую опасность, сказать о которой прямо ей было запрещено. Однако некоторые маги могли выходить за эти пределы и отчетливо видеть что случится, если события станут развиваться так, как они уже начали развиваться. Иногда такое предвидение бывало устрашающе красочным… Жизнь провидца редко бывала долгой; недаром их по традиции называли «когтем Первой, который ломается», – оружием острым как бритва, наносящим врагу смертельные раны, но погибающим в схватке. Если рядом с тобой появлялся провидец, Одинокая Сила начинала присматриваться особенно внимательно… и ничего хорошего это не сулило.

У меня было много планов на эту жизнь, – подумала Рхиоу. – Ничего хорошего меня не ждет.

Она еще раз вспомнила плачущий голос Арху, выкрикивающего «Так вот что это было!»

– Что «это»? – тихо произнесла Рхиоу и вздохнула. Ей придется вытащить из Арху ответ, и процесс будет болезненным. Рхиоу была уверена, что загадка как-то связана с тем, в каком состоянии они нашли котенка на вокзале. Некоторые подозрения у нее были, но ей требовалось подтверждение Арху – чтобы связать концы с концами.

А концов предстояло связать много. Проблема Арху была не самой значительной, но Рхиоу она беспокоила.

Почему погас мой огонек?

Мысли Рхиоу неожиданно переключились на ее первый визит на Нижнюю Сторону накануне. Ворота, по сути дела, сказали ей тогда, что кто-то каким-то образом вмешался в их работу.

Но ведь ничто не могло произвести такого эффекта, кроме магии…

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru