Пользовательский поиск

Книга Книга Лунной Ночи. Содержание - ГЛАВА 3

Кол-во голосов: 0

– Итак, – сказала Рхиоу вслух, – ты, Сааш, похоже, временно становишься кошкой-мамой.

Сааш иронически улыбнулась, дав понять, что такое неожиданное назначение ей нравится больше, чем она ожидала.

– Хорошо. Я с ним управлюсь: теперь он будет крепко спать… Я использовала одно из целительных заклинаний, чтобы раны его начали затягиваться и не воспалились.

– Ты поспи и сама. Я обойду все ворота на вокзале: Харл хочет, чтобы мы еще раз их проверили. Урруах, хорошо бы, если бы ты был рядом на случай, если Сааш понадобится помощь.

– Хорошо, – заметно веселея, согласился Урруах. – У эххифов скоро ленч, и они навыбрасывают кучу прекрасных объедков. А потом есть еще эта «Гринстед». Как ты думаешь, Сааш, она на Тридцать восьмой?

Рхиоу насмешливо шевельнула усами. Она не могла решить, что больше вдохновляет Урруаха: вкусная еда или перспектива хорошей драки с крутыми противниками.

– Наедайся всласть и не дай оторвать себе уши. Если что-то понадобится, свяжись со мной: ты знаешь, где меня найти.

– Где же еще, как не за работой, – с добродушной жалостью подтвердил кот.

ГЛАВА 3

Часом позже Рхиоу снова шла по залу под «небом», сияющим голубизной в отраженных лучах заливающего полированный камень пола солнца. Она первым делом проверила ворота, находящиеся в главном туннеле, а закончила воротами местного сообщения, расположенными рядом с выходом на Лексингтон-авеню. Все записи сообщали то, что и должны были сообщать, в том числе и на неисправных северных воротах: после ремонта через них прошли восемь путешественников. Все снова было в порядке.

По крайней мере пока, – подумала Рхиоу, в последний раз направляясь к пути 26 верхнего уровня. Проблема с воротами между мирами заключалась в том, что они изначально были нестабильны. Пространству не нравилось, когда его сворачивали даже на краткий момент; оно стремилось всеми способами вернуться в первоначальное состояние. Установленные в каком-то месте ворота нуждались поэтому в постоянной настройке и присмотре, устраняющих влияние перемен в структуре струн, вызванных самыми разными причинами – положением Земли на орбите, солнечным ветром, протуберанцами, изменениями магнитного поля планеты. Через некоторое время опыт уже помогал вам предвидеть капризы ворот и готовиться к неприятностям при полнолунии и новолунии, во время равноденствия, при приближении комет. Не следовало забывать и о том, что ворота постоянно готовы преподнести вам новую неожиданность.

Рхиоу продолжала обдумывать необъяснимое исчезновение записей за время неисправности северных ворот, направляясь к самым удобным для дальних путешествий воротам около пути 32. Тревожили ее и мысли об Арху и о нашествии крыс. Не было никакой причины, почему они могли появиться на вокзале в таком количестве. Что их привлекло? Откуда они явились? Возможно, следует замуровать какой-нибудь лаз… Под раскинувшимися на поверхности улицами существовал лабиринт туннелей и труб, слишком сложный для того, чтобы все его закоулки мог запомнить даже кто-нибудь из Народа. Где-то в его глубинах крысы, должно быть, нашли удобное место для размножения. Направляясь к платформе между путями 115 и 116, Рхиоу с отвращением поморщилась: в туннеле все еще чувствовался отвратительный запах дохлых крыс. Для Рхиоу крысы были символом энтропии, борьба с которой являлась смыслом жизни магов; это была настойчивая, вечно голодная, беспощадная сила, которую можно было остановить, но не заставить отступить, и которая, стоило чуть ослабить хватку, тут же выходила из-под контроля.

На середине платформы Рхиоу заметила хрупкую белокурую женщину в темном костюме с папкой под мышкой, ожидающую поезда. Рхиоу улыбнулась, сразу догадавшись, что на самом деле женщина поездом не интересуется, хотя, если бы ее спросили, она стала бы утверждать именно это. Впрочем, шанс, что ее заметят в таком людном месте, был минимален. Даже если бы кто-то обратил на пассажирку внимание, ее исчезновение показалось бы совершенно естественным: наблюдатель подумал бы, будто просто не заметил, как женщина ушла. Даже если кто-то смотрел на мага в тот самый момент, когда тот проходил через ворота, на помощь приходила сама природа магии. Почти каждый свидетель отказывается заметить «невозможное», даже если оно происходит прямо у него под носом, и сразу же находит множество объяснений любой странности. Эта полезная особенность означала, что многие кратковременные проявления магии вовсе не требовалось скрывать. Другие ее виды, подобно сияющей сетке ворот, висящей над платформой, были просто невидимы для большинства видов. Сейчас эта мерцающая поверхность начинала медленно прогибаться: ворота готовились открыться.

Рхиоу подошла к женщине. Заметив краем глаза движение, та посмотрела вниз.

– Дай стихо, – сказала женщина. – Здесь были неполадки утром?

– Не беспокойся, не здесь, – ответила Рхиоу. – Ворота будут в фазе секунд через тридцать. Далеко ты собралась?

– Не особенно далеко, но на Пенсильванском вокзале сейчас столпотворение, а времени у меня в обрез. Сначала в Ванкувер, потом на Камчатку.

– А-а, из-за разлива нефти?

– Если нам удастся получить согласие Высших Сил на сдвиг времени, – лукаво улыбнулась женщина, – то будут спрашивать: «Какой такой разлив нефти?» Но точно я обо всем узнаю только от регионального советника в Ванкувере.

– Ну что ж, дай, – сказала Рхиоу женщине, сделавшей шаг к воротам. – И удачи с советником… и с Силами.

– Спасибо. Тебе я тоже желаю удачи. – Струны полностью разомкнулись, открывая проход через подпространство. Женщина, хоть и владела магией, не могла без посторонней помощи видеть струны, но заметить результат сворачивания пространства она наверняка могла. Перед ней в воздухе повисло круглое (точнее, сферическое) окно, открывавшееся в предрассветный сумрак. За окном виднелись густо растущие сосны. Парк или чей-то сад – точнее Рхиоу сказать не могла: каждый маг задавал те координаты, которые больше всего соответствовали цели его визита. Если бы Рхиоу захотела их узнать, ей было достаточно взглянуть на запись работы ворот. Она посмотрела вслед женщине, вошедшей в ворота, и услышала сказанное ею слово, освобождающее струны и возвращающее их в прежнее состояние.

Проход через подпространство сохранялся еще около секунды – в качестве меры предосторожности, – потом вогнутость выровнялась, как если бы сеть состояла из резиновых полос; световые вспышки пробежали по струнам, и вся структура вернулась на более низкий энергетический уровень. Сфера, объединившая две точки пространства, исчезла, занавес из мерцающих струн снова превратился в плоскость – ворота вернулись в режим ожидания.

Здесь по крайней мере все работает исправно, – подумала Рхиоу. На прошлой неделе, как вспоминала только что отправившаяся в путешествие женщина, именно эти ворота доставляли неприятности. Три рабочих дня из пяти сеть отказывалась автоматически принимать нужную форму, и Сааш в состоянии «шага вбок» пришлось часами «вручную» управлять воротами, выслушивая при этом претензии непонятливых путешественников. Ее комментарии о происшествии заставили бы Рхиоу покраснеть, будь это физически возможным: ругательства, произносимые тихим голоском Сааш, звучали особенно непристойно.

Рхиоу улыбнулась при воспоминании об этом и мысленно произнесла:

– Сааш!

После паузы донесся ответ:

– Слушаю.

– Я сейчас у твоих любимых ворот. Отправляюсь на Нижнюю Сторону, чтобы проверить: неполадки северных ворот не связаны с остальными.

Рхиоу на расстоянии ощутила, как передернулась Сааш.

– Что ж, лучше тебе туда отправиться, чем мне.

– Как наш найденыш?

– Все еще спит. Не тревожься, Рхи: Урруах рядом, если что-нибудь понадобится.

– Ну тогда дай.

– Тебе тоже. И будь осторожна!

Рхиоу почувствовала, как соединившая их связь прервалась. Она посмотрела на ворота; сеть была неподвижна, ее цвета сделались неяркими. Рхиоу протянула лапу и ухватила одну из струн – ту, которая управляла включением ворот. По всей сети пробежали вспышки света: структура проверяла собственную исправность. Потом остался только один небольшой светящийся контур – «дерево» со многими «ветвями» и единственным «стволом» внизу.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru