Пользовательский поиск

Книга Ключ к Венудайну. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

К тому времени, как внизу показалось кремовое сияние реки, Фезий почувствовал, что он и грифиха, названная им Госпожа Полночь в память об их бурном знакомстве, достигли несколько лучшего взаимопонимания. Он не питал иллюзий, будто она не направится назад к Башне Грифов тотчас, как он ее освободит, а стреножить ее без крыльных цепей может оказаться неразрешимой проблемой. И тем не менее, Фезий с каждой минутой приобретал все больше ее доверия. Как-нибудь он ее привяжет, пока будет искать барку.

А вначале он решил именно разыскивать барку: ночное приземление в Парнассоне на диком грифе привлечет слишком много нежелательного внимания. Внизу блестела пустая гладь реки. Фезий опустился на землю и тут же, не давая Госпоже Полночи ни единого шанса себя сбросить, накинул веревку на ближайшее развесистое дерево и покрепче завязал.

— Вот так-то, маленькая ведьма-грифониха! Можешь начинать жевать веревку. Надеюсь, я приду раньше, чем ты ее перегрызешь.

Ночь сомкнулась над ним, остались лишь запахи речной тины и зелени, да тихий шорох невидимой листвы. Луна освещала участок речного берега и нависшие над водой кусты, под которыми должна была стоять на приколе барка. Фезий заспешил туда, чувствуя, как дергает мышцы ног и продолжая ощущать внутренней стороной бедер твердую спину грифа. Барки под кустами не оказалось.

Фезию пришлось признать, глядя вниз, на спокойную воду, темную у берега, словно старое железо, что он и не ожидал обнаружить здесь барку. И все-таки он был потрясен. Удар был предвиденным, почти ожидавшимся, и все-таки он надеялся. Теперь придется против собственной воли лететь на Госпоже Полночи опять в Парнассон. Нужно взять Лаи и вместо с ней лететь к театру Варахатары.

То есть, если плывшие на барже не были захвачены Редом Родро Отважным.

Глава 10

Госпожа Полночь проявляла тем меньше строптивости, чем дольше Фезий на ней летел. Его коренастое тело подпрыгивало на лондонском пиджаке, ноги без шпор пинались, когда было нужно, однако заостренная палка применялась уже редко. Да, строптивости поубавилось, однако при мысли о Лаи Фезий поворотил грифиху в сторону от Башни Грифов — чему та оказала все сопротивление, какое была в силах — и направился к Парнассону.

До зари все равно уже явно недалеко. Нужно оправиться от усталости, к тому же, Фезий чувствовал голод. Он летел по спокойному воздуху, маленький, перемазанный, не человек, а пугало, верхом на грифонихе, лишь временно снизошедшей одолжить ему свои крылья, с самодельной камышиной веревкой вместо сбруи и пиджаком вместо седла. Фезий достиг Парнассона до первых признаков рассвета и небрежно привязал Госпожу Полночь, рассудив, что если он не вернется раньше, чем она успеет перегрызть веревку, то околачиваться поблизости в его ожидании она все равно не будет. Фезий надел пиджак. Потрогал парализующее оружие. И пошел.

— Хвала Амре! — воскликнул он, появляясь на заднем дворе трактира. Ему ответил бешеный свистящий всхрап и звон цепей. Достопочтенный Владыка Восхода ждал его на прежнем месте.

Фезий поднял сонного трактирщика, появившись в полутемной спальне, точно призрак, и приставив ему нож к глотке.

— Отвечай мне, и быстро: принцесса Нофрет?..

— Я не знаю, я ничего не знаю! — запыхтел трактирщик, тряся тремя подбородками, словно разросшимися студенистыми грибами. — Ее нигде не видать и разговор ходит — солдаты ищут, но я ничего не знаю, ничегошеньки! Это было не совсем то, что нужно, но времени выколачивать из него дополнительные сведения не было. Отбывая на спине Восхода, молотившего воздух крыльями в своем собственном знакомом ритме, Фезий полагал, что шансы на благоприятный исход неплохие. Он прихватил Госпожу Полночь, и когда Восход понял, что его хозяин полетит на ней и почуял мускусный запах дикой самки, он издал булькающий хрип и закувыркался в воздухе. Фезий успокоил его и полетел к Башне Грифов.

Лаи встретила его с бледным, осунувшимся лицом, красными мешками, набухшими под глазами и апатией, заставившей Фезия испытать острое сострадание. Темпы резко ускорились, обострились, все совершалось теперь быстрей, чем раньше и приходилось быть пошустрей и все время настороже, чтобы удержаться в ногу со временем. Слабые бессильно падают, между тем как сильные вновь стремятся вперед. Фезий рассказал Лаи про барку.

— Они не могли успеть добраться до театра Варахатары.

Должно быть, еще плывут по реке.

Солнце величественно поднималось ввысь и они отбывали в разливе света, игравшего на полированной стали сбруи и на блестящих перьях. Время от времени над горизонтом угрожающе взблескивала другая сталь, когда мимо пролетал отряд патрульных на грифах, и тогда они с Лаи поспешно опускались под прикрытие тускло-серой почвы.

— Они должны быть на реке — но наверняка будут прятаться у берега! — заявил Фезий, сердитый, уставший и напуганный.

Простейшие вычисления подсказали ему, что барка может покрыть лишь определенную небольшую часть реки, прежде чем встанет солнце, и Оффа решит укрыться возле берега. Два грифа мигом перенесли их на это расстояние и они с надеждой всматривались вниз. Но там лишь блестела пустая река. Потом Лаи вдруг закричала и показала вниз.

— Смотри!

Фезий увидел на реке широкую лодку с неглубокой осадкой и высокой изогнутой кормой, без паруса или весел, с палубой, покрытой пышно наряженными людьми. Странная лодка быстро двигалась к берегу. Фезий заморгал.

— Откуда вдруг взялись эти расфуфыренные набобы, гори все синим пламенем? — взревел Фезий. — Керрумпитти, да ведь река была пуста! — Он направил Госпожу Полночь вниз. Странная лодка ткнулась носом в берег и скрылась из глаз под завесой растительности. Грифы приземлились и Фезий, резво соскочив, проломился сквозь заросли деревьев и кустов к воде. Последнюю часть пути он проделал, скользя вниз по берегу на собственных штанах. Он услышал, как знакомый громыхающий бас взревел:

— Клянусь Маком Черным! Ну, в таком случае добро пожаловать!

Фезий продрался сквозь последние ветки и наполовину упал, наполовину спрыгнул в барку принцессы. Рядом с ней стояла другая, странная лодка. Стоило Фезию грянуться о палубу, как Оффа налетел на него. Потом его огромная багровая физиономия сморщилась и он громко захохотал. Весь — словно одна огромная ухмылка, Оффа ревел от радости.

— Фезий, старая грифова жратва, это ты! Клянусь погибелью, я-то был уверен, что ты отправился в вольный полет за Серебряные Горы!

— Оффа! Это ты, здоровенный фигляр, ты!

Человек с Земли, Шим Гахнетт, сидел, подперев голову руками — окаменелый символ унылого ожидания. Принцесса Нофрет в лихорадочном оживлении переговаривалась с людьми на соседней лодке. Фезий глянул в их сторону. Лодку заполняли смуглые люди с красными платками, повязанными на агатово-черных волосах, с золотыми колокольчиками, подвешенными к заостренным ушам. Их глаза и зубы блестели. Их пояса щетинились множеством странного оружия. Молчаливые, в синих рубахах и набедренных повязках, они сплошь заполняли лодку.

Фезий не обращал на них внимания. С невероятной четкостью в деталях он воспринимал лишь женщину, стоящую на кормовом возвышении. Ее белокожее лицо улыбалось, длинные белые одеяния, ниспадавшие с ее плеч, со слабым шелестом шевелил утренний ветерок. Темные завитые волосы искрились драгоценными камнями. Губы ее были влекущими своей формой розового бутона и мягкостью, и в то же время отталкивали ярко-красным цветом и влажностью.

Она улыбнулась и протянула руку очень эмоциональным жестом, одновременно порывистым и веселым.

— Новые друзья, дорогая моя Нофрет?

Принцесса обернулась. Ее тело двигалось со странной тяжеловесной неуклюжестью.

— Нет — то есть, да... Мы в их руках... Я не знаю...

Женщина улыбнулась еще ослепительней.

— Теперь, со мной вы в безопасности, дорогая принцесса!

Улыбка ослепляла, но Фезий остался к ней равнодушен. Он смотрел, озадаченный, пытаясь идентифицировать то, что было приковано к запястью этой женщины. Цепочка, легкая и блестящая, была прикреплена к металлической ленте на шее какого-то создания, и вначале Фезию показалось, что это корфрей. Тварь стояла, сгорбясь, на палубе на своем конце цепи, одетая в темно-красный бархат, с белым воротничком, на фоне которого металлический ошейник темнел еще более угрожающе. Затем, с возрастающим ужасом, Фезий понял, что эта тварь — человек, маленький человек, еще меньше, чем он сам, с огромной для своего размера лысой головой, увенчанной смешной синей бархатной шапочкой со сверкающим перышком, сломанным на конце.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru