Пользовательский поиск

Книга Ключ к Венудайну. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

Прежде, чем Фезий успел что-нибудь ответить, Оффа заявил:

— Вот так-то оно куда честней сказано.

Фезий оборвал его.

— Но мы должны зарабатывать на жизнь — турнир по случаю бракосочетания вашей сестры с Редом Родро, может быть, все-таки состоится. Я знаю, как делаются такие вещи. Мы...

— Я... я не знаю... — начала принцесса.

Лаи резко отозвалась своим хрустальным голосом:

— Если это для вас важнее, чем наши жизни, тогда ступайте! Я тоже должна идти, но по другой причине: все мои заряды растрачены. Но если вы покинете нас теперь, мы никогда больше не увидимся!

Фезию, во всяком случае, не хотелось бы никогда больше не увидеться с Лаи.

— Мы попытаемся доставить вас на побережье, — сказал он наконец, потирая подбородок и ощупывая щетину. — После этого — не знаю.

— Этого будет достаточно, — заявила Лаи, а потом добавила специально для сестры:

— Есть еще одно место, о котором я слышала — Театр Варахатара.

Принцесса Нофрет понимающе кивнула.

Фезию пришли в голову кое-какие самостоятельные мысли на этот счет. Он подошел к поручню и свистнул в тонкий, пронзительный свисток, заставивший Достопочтенного Владыку Восхода, хлопая крыльями, перелететь к нему через реку. Оффа так же высвистел Достопочтенного Принца Наконечника Копья. Ни один из воинов не любил слишком надолго расставаться со своим скакуном, даже если он ездил всего лишь на шестилапой ванке с крошечной головой и неуклюжим телом. Фезий посмотрел на Лаи. Он вспомнил ее вопль о том, что какое-то место недостаточно близко, о том, что ей нужна помощь, о НЕЗЕМНОЙ помощи. Они с Оффой могут рискнуть своими жизнями, чтобы доставить этих людей к побережью — и пусть они будут потом оставлены, брошены, забыты. Она выглядела такой милой и застенчивой в текучем лунном свете. Фезий видел, как переливается под этим светом ее бледное платье, видел ее лицо, сразившее его с первого взгляда — он смотрел и знал, что он-то, по крайней мере, принял решение, от которого не откажется.

С высоко поднятой кормы с роковой силой прогремел вдруг голос Оффы:

— Они идут! Идут!

Фезий тотчас метнулся к нему. Он пробрался по узкой полоске палубы, оставленной вокруг кормового возвышения и, держась за резной завиток, всмотрелся назад, за корму. Позади над рекой мерцал огонек. По мере привыкания глаз под огоньком медленно обрисовался силуэт корабля, длинный и стремительный, словно смертоносная заноза, которой предстояло вонзиться под кожу Фезия и покончить с ним.

Глава 4

Фезию настоятельно требовались ответы на множество вопросов, однако, в этот момент, находясь в качающейся лодке, он знал, что должен сейчас думать только о способах избежать подкрадывающейся к ним угрозы. Ладья преследователей приближалась, пеня веслами воду. Фигура на ее носу ухмылялась — она сжимала в зубах берцовую кость.

Оффа пронзительно крикнул:

— Они легко нас нагонят!

Лаи страстно воскликнула:

— Они слишком быстро пустились в погоню! Теперь мы не успеем укрыться на берегу!

Фезий еще раз оглянулся на преследующую тень — длинную, невысоко поднимавшуюся над рекой, повернутую теперь носом к ним, так что корпус очертился во все длине. Единственный фонарь горел на корме, заливая воду вниз белым светом. Корма барки беглецов была обустроена для долгих любовных развлечений летними вечерами — древесина там была тонкой, формы изящными и непрочными. Фезий вскочил на комингс и стоял, глядя вперед и ловко балансируя на коротких ножках. Нос лодки легко разрезал волны. Оффа по малейшему знаку схватил свое весло со стороны штирборта. Он посмотрел на Фезия.

— Хо! Нажмем, Фезий! Мы должны вытянуть!

Фезий покачал головой.

— Бесполезно, мой друг-гигант. У них по меньшей мере дюжина гребцов. Мы должны подумать.

Пришелец, Шим Гахнетт, что-то сказал Лаи, которая движением головы откинула со лба свирепые рыжие волосы — ведьма, ну во всем ведьма! — и прокричала Фезию:

— Шим говорит, что он их потопит, если они попытаются сойтись бортами.

— У них есть лучники, — коротко отозвался Фезий.

Лаи быстро переговаривалась о чем-то с Гахнеттом. Принцесса Нофрет опустилась на свою горку шелковых подушек на кормовом возвышении у ног Фезия.

А грозный силуэт корабля-преследователя продолжал сокращать расстояние между ними.

Думай! — отчаянно приказал себе Фезий. Он чувствовал себя, словно крыса в ловушке — как он отлично знал, не слишком оригинальное сравнение, зато более чем адекватно отражавшее его положение. Добираться вплавь к берегу означало попросту напрашиваться на удар по голове веслом. Оставаться и ждать абордажа — стало быть, получить на головы дождь стрел, а потом рукопашную, он и Оффа против множества — десяти, двадцати? — бойцов. Шим Гахнетт, может, и будет палить из своей шумелки, но вскоре стрела зароется ему в брюхо по перья.

Значит, остаются только переговоры.

Переговоры и... предательство!

Благородный Фезий из Фезанойса, лишенный своих владений гавилан, не любил ни короля, ни его людей, ни, в частности, палана Родро из Парнассона — тоже человека короля. Следовательно, он пойдет на предательство. Он спустился по полированной лесенке на палубу между гребными скамьями, чтобы рассказать Лаи, что делать.

Однако прежде, чем начать, он спросил:

— Лаи, что вам известно о синем огне? Странные синие искры, которые уже дважды покрывали Оффу и превращали его в статую?

Лаи жестом прервала его.

— Я знаю — синий огонь вполне подходящее название. Это такое устройство сликоттеров — как мое маленькое оружие.

— Сликоттеров?

Лаи мрачно засмеялась.

— Это всего лишь жаргонное словечко — настоящее название почти непроизносимо. Сликоттеры — подходящее названьице для этих склизких дьяволов. Синий огонь — это парализующее устройство...

— Оно вызывает столбняк? — переспросил Фезий.

— Нечто вроде. Наука в Венудайне грубая и отсталая. Ваш народ живет только оружием, мечами и доспехами, грифами и ванками. Вы ничего не знаете о более широком мире и о возможностях науки...

Фезий, конечно, слышал это слово. Оно означало, помимо всего прочего, расчеты, проводимые саперами, когда те подкапываются под крепость — прокладывая свои окопы и траншеи, они пользуются наукой, чтобы правильно подбирать все углы, иначе обороняющиеся смогут застрелить их прямо в окопах через заградительные щиты.

— Но наука, как нечто всеобщее, Лаи? — Фезий нахмурился. — Я не понимаю.

— Я тебе когда-нибудь объясню, — ее фиолетовые глаза излучали в его сторону нежный приказ, — если мы переживем эту ночь.

— Переживем, — Фезию хотелось выяснить еще кое-что. — Могут ли синий научный огонь использовать против нас с этой барки?

Оффа шумно втянул в себя воздух.

— Если на борту есть проектор, ну, то, что им стреляет, то да.

На темной ленте реки с серебряными отпечатками луны на каждой крошечной волне, среди поднимающихся мускусных ночных запахов и отдаленного рева какого-то ночного животного, нарушающего тишину, Фезий и Лаи смотрели в глаза друг другу и своему будущему, и оба они, как с ласкающей душу непочтительностью подумал Фезий, признавали неизбежность того, что должно будет последовать.

— Если у них есть про... машина, стреляющая синим огнем, тогда ты должна сказать Шиму, чтобы он разделался с ней в первую очередь, — Фезий отвел глаза от Лаи. — Я не хочу, чтобы мне опять пришлось сражаться без Оффы. Великан помахал секирой, блеснувшей в лунном свете. Когда Фезий закончил давать всем наставления, принцесса Нофрет воскликнула:

— Но ведь это предательство!

— Знаю, — Фезий опустил пониже угрюмый взгляд. — Я не стараюсь держаться принципов чести, когда имею дело с рыцарями и знатью. Вся моя честь утекла в канаву вместе с кровью отца и матери, убитых знатными прихвостнями короля! Лаи зябко передернула плечами. Принцесса Нофрет слегка отступила.

— Вы, — хрипло проговорила она, — вы страшный человек!

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru