Пользовательский поиск

Книга Кладовая веков. Содержание - Глава четырнадцатая. Совет в Дэйлзтауне

Кол-во голосов: 0

— Тогда зачем? — выпалил Аул. — Может быть, вам это для здоровья полезно?

— В какой-то мере, — ответил Ленард. — Мы вынуждены этим заниматься. Наша родина не может нас больше прокормить. Нам нужны новые земли, и как можно быстрее.

— Я уже слышал это раньше, — хмыкнул Том.

— Но вы этого не видели! — воскликнул Ленард. — Вы не видели жалкий, нищенский урожай, уничтоженный копытами лошадей и дождями. Вы не слышали, как дети плачут от голода, не видели людей с ввалившимися от недоедания глазами, не чувствовали, как голод сосет ваши желудки. Вы не ютились в жалких, переполненных хибарах, когда вокруг завывает вьюга и убивает домашний скот. Вы не дрались с кочевниками из отдаленных северных районов, которые отбирали то немногое, что еще оставалось. — Он взмахнул кулаком. — Вы не видели разодетого в меха и шелка купца с Юга, который проходит мимо вас, так как у вас нет ничего в обмен на его мясо и зерно!

— У нас есть свои дома, — сказал Карл. — Вы делаете с нами то же самое, что делали с вами.

— Конечно, — согласился Ленард, — потому, что мы сильный народ, народ воинов, и мы не дадим нашим семьям умереть, если есть возможность перевезти их в лучшие места. Это закон природы. Карл. Мы дикие псы, убивающие оленя, которые вынуждены это делать, чтобы выжить. Но мы не чудовища.

— Так чего же вы хотите от дэйлов? — спросил Карл.

— Это им решать, — ответил Ленард. — Если у Ральфа есть здравый смысл, он соберет свою армию, которая еще довольно сильна, и отойдет со своими людьми на юг. Там живут более слабые племена, и он сможет завоевать для дэйлов новые земли.

— Итак, зло порождает зло. Это будет продолжаться до тех пор, пока все не передушат друг друга. Нет!

— Как хотите, — Ленард пожал плечами. — Это было всего лишь предложение — ибо я не желаю дэйлам вреда и даже в какой-то мере люблю их. На мой взгляд, именно у тебя, Карл, есть все данные, чтобы стать великим вождем. Когда-нибудь мы с тобой могли бы вершить великие дела. И обидно, что тебе придется умереть в безнадежной битве. Но ты сам должен сделать выбор. Подумай об этом.

Он отъехал, оставив Карла в раздумье. Казалось, слова ланнского принца эхом отозвались у него в голове, и он никак не мог от них отделаться. Посмотрев на лица своих конвоиров, он увидел, что они загрубели от войн и страданий, но эти люди были еще способны смеяться какой-нибудь грубой шутке. У них были жены и дети, которые боялись за них, ожидали их возвращения домой. И если эти люди были более дикими, чем дэйлы, то лишь потому, что такими сделала их суровая земля.

Зло порождало зло — это так, но корень всех несчастий заключался в том, что человек не мог обеспечить себе нормальное существование. Когда-то, в том туманном и счастливом прошлом, которое теперь представлялось лишь легендой, сном в долгую зимнюю ночь, у людей были средства для этого, но они ныне утрачены. Нет, они еще существовали. И ключ от исчезнувшего величия лежал в кладовой времени — но это табу.

И вдруг Карл подумал, а не было ли ошибкой — изгонять ланнов из кладовой? Если бы они там остались, то наверняка выиграли бы войну — дэйлам это не принесло бы новых бед, а кладовая оказалась бы в руках людей, которые не боялись бы использовать ее богатство. Со временем они узнали бы и многое другое, например, мирные ремесла древней цивилизации, а через них эти знания распространились бы на все человечество. На это потребовалось бы много веков, но это был единственный путь спасения всего того, что заперто в темной кладовой.

Как же следовало поступить? Человек должен поступать справедливо, но слишком часто трудно было сказать, где он, этот путь к справедливости. В любом случае, эта война не была войной между злом и добром, черным и белым. Это была война между людьми, которые не были ни полностью плохими, ни полностью хорошими. Если дэйлы все-таки победят, это будет означать медленную смерть от голода не только воинов-ланнов, но и их невинных жен и детей. Что же можно было здесь поделать?

Он выкинул эти путаные мысли из головы. В данный момент вопрос состоял не в том, что нужно делать, а что можно сделать. И первой проблемой было скрыться.

Вечером ланны разбили лагерь в лугах на вершине горы. Все склоны были покрыты лесом, казавшимся в мягком закатном свете таким, словно в нем с самого сотворения мира не ступала нога человека. Приготовление к ночлегу не было сложным. Развели небольшой костер, чтобы зажарить убитого охотниками оленя, лошадей стреножили немного поодаль, где они мирно щипали траву, расстелили на земле одеяла для сна. Ленард поручил трем мужчинам нести караул по очереди. Они должны были сменять друг друга, как обычно, по звездам. После ужина Ленард подошел к пленникам с полосками сыромятной кожи.

— Виноват, — сказал он, — но я вынужден связать вас на ночь.

— Очень приятно, — с сарказмом произнес Аул. — Мы обожаем, когда нас связывают.

— Только не пытайтесь разорвать кожу, такими путами стреноживают лошадей, — сказал Ленард. — Вы можете взять одеяла и спать на них.

Карл молча стерпел, когда его связывали. Запястья спереди, и еще опутали щиколотки двухфунтовым шнуром. Шнур проходил за плечи и завязывался на спине узлом так, что он связанными руками не мог его развязать. Все просто, но эффективно. Тома и Аула связали таким же образом, и Ленард собственноручно расстелил одеяла для всех троих.

— Смотрите, как бы эти ребята не развязали друг друга, — со смехом сказал он стражниками. — Они порядочные плуты!

Опустилась темнота, мигали звезды, в костре догорали последние угли.

Стражник все еще был на ногах, он то ходил взад-вперед, зевая время от времени, то стоял, опираясь на копье. Его товарищи вытянулись на земле и крепко заснули. Они зверски устали за день. Лошади дремали, или щипали в темноте траву. Завели свой стрекот сверчки. Слышны были только совы да дикие кошки, от этих звуков лошади испуганно фыркали.

Карл, Том и Аул лежали головами друг к другу. Время от времени патрульный сурово посматривал на них, но не мешал им перешептываться. Из-за вершин деревьев показался тоненький серпик молодой луны.

— Мы можем что-нибудь предпринять? — шепнул Том. — У нас есть хоть какая-то возможность удрать?

— Нет. Давай спать, — широко зевнул Аул. — Ну и денек!

— Мне кажется… — начал Карл и замолчал. Он так долго лежал молча, что друзья решили, что он уснул. Но он думал.

Камень впился ему в правое плечо. Ленарду следовало обратить побольше внимания на то, где он расстилал одеяла. Но это, в общем, пустяк. Есть ли у них шанс удрать? Если есть, сможет ли он им воспользоваться. Неудачная попытка, конечно же, выведет ланнов из себя, и, может быть, настолько, что они решат убить их. Но об этом не стоит думать, строго приказал он себе. Его собственная жизнь так мало стоила в этом мире, но для него самого она была очень дорога. Он был сыном вождя и должен был с этим считаться.

Но как убежать? Ланны спали рядом, караульный был начеку и вооружен. А его связали, как поросенка перед тем, как забить… Будь проклят этот камень! Утром плечо будет фиолетовым.

Идея пришла неожиданно. План был рискованный и отчаянный, — но вперед! Надо было рискнуть прямо сейчас, пока ощущение безнадежности не так связывало его страхом по рукам и ногам.

Он повернул голову.

— Том, ты спишь?

— Да. А что?

— Приготовься кое к чему… Аул, Аул, просыпайся.

— Х-хух, а-а-хх-ха! В чем дело?

— Тише. Приготовься. Я хочу кое-что попробовать.

Карл выждал, пока караульный повернется к нему спиной. Потом сбросил одеяло, встал на колени и начал копать землю.

Караульный развернулся и направился к нему Его копье было нацелено Карлу меж ребер.

— Что ты делаешь? — прошипел он.

— У меня под спиной камень. Я пытаюсь его выкопать. Понятно?

Карл отогнул нижнее одеяло и ткнул в камень.

— Ладно. Не буди лагерь. Я выкопаю его.

Лани ковырнул землю кончиком копья. Карл поднялся на ноги, смотрел на согнутую спину, голову в шлеме, и под удары своего сердца с неясным сожалением думал, что этот воин — совсем неплохой парень.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru