Пользовательский поиск

Книга Кладовая веков. Содержание - Глава тринадцатая. Награда герою

Кол-во голосов: 0

— Теперь мы защищены от любых проклятий. Идемте.

— Ждите на улице, — приказал Ленард воинам. — Булак и Тум, — он кивнул двум воинам, которые, казалось, не испытывают страха, — пойдемте с нами, остальным оставаться в седлах и быть настороже. Мы пробудем там не дольше захода солнца.

Он спрыгнул на землю.

— Веди нас внутрь, Ронви, — приказал он.

Медленно, временами вздрагивая, старый вождь стал пробираться сквозь колючий кустарник между грудами камней и битого стекла. За ним шли Ленард и Кутей, потом дэйлы, последними с оружием в руках — Булак и Тум.

Послышался шорох, треск, что-то промелькнуло в траве. Ленард выругался — это была гремучая змея. Ее ядовитые зубы вонзились в толстую подошву его сапога, не причинив никакого вреда, и Ленард отшвырнул ее пинком.

— А ты уверен, что проклятия сняты? — спросил Карл, безжалостно забавляясь.

Два воина вздрогнули, а Кутей побледнел. Но Ленард зло пролаял в ответ:

— Змеи бывают повсюду. А эта не причинила зла, верно? Если это самое большое, что могут сделать хранители кладовой, то мы в безопасности.

Когда они подошли к взводу, он указал на надпись над дверью:

— Что там написано? — спросил он.

— Кладовая времени, — прочитал Ронви, гордо взглянув на своих конвоиров. — Здесь само время, все призраки и силы прошлого, и они не мертвы, а только спят взаперти. Входите на свой страх и риск.

— Чушь! — прохрипел Ленард.

От толчка Ронви дверь со скрипом отворилась. Внизу было темно.

— Иди вперед, — приказал принц. — Если там смертельные ловушки, ты попадешь в них первым.

Они начали спускаться вниз по лестнице в прохладную темноту подвала. Ронви наощупь нашел стол, на котором стояли свечи, и дал одну Ленарду. Принц ланнов высек огонь при помощи кремня и стального бруска и зажег свечу. Желтый свет выхватил из темноты пыльные ящики и машины. Ленард затаил дыхание, в его глазах промелькнул лихорадочный огонь — атомный огонь, голод по мудрости.

— Так вот она, эта кладовая! — прошептал он.

Он зажег и остальные свечи, и тени отступили по углам и замерли в ожидании, огромные и угрожающие. Булак и Тум, оставшиеся стоять у лестницы, испуганно озирались по сторонам. Губы Кутея шевелились в беззвучном пении. Ленард пробирался меж стеллажей, дотрагиваясь то до модели, то до книги. Его пальцы, хоть и слабо, но дрожали. Карл подошел к бронзовой табличке и еще раз прочитал выгравированный на металле призыв. На его глаза навернулись слезы.

— Что это? — Ленард дотронулся до сооружения, состоящего из металлических пластин и рычагов. — Орудие пыток?

— Это печатный пресс, — без выражения произнес Ронви. — Они применяли его для изготовления книг, чтобы добытые однажды знания могли получить все люди.

— Ба! — По мужественному лицу Ленарда пробежали, чередуясь, свет и тени, обозначив его резкие черты. — А что мы можем использовать для войны?

— Здесь не было оружия, — ответил Ронви. — Именно война уничтожила предков, и человек, создавший кладовую, не хотел, чтобы это возродилось.

— Думаю, что ты лжешь, — сощурился Ленард. — Карл, где оружие?

— Я не знаю, — ответил Карл. — Ронви говорит правду.

— Если я засуну ваши руки в этот… печатный пресс… и размозжу их, то вы, может быть, вспомните.

— Что тебе это даст? — Ронви выпрямился, теперь он выглядел необыкновенно величественно. — Ты не можешь вытянуть из нас информацию, которой у нас нет.

— Здесь должно быть что-нибудь, что можно использовать в бою, — закричал Ленард. — Иначе Карлу не пришло бы в голову тащиться сюда.

— Здесь есть мудрость, знания — это верно, — сказал Ронви. Он почесал свою седую бороду. — Здесь нет орудий войны, но есть средства, при помощи которых можно изготовить некоторые из них.

— Что? Что ты можешь изготовить?

Старик подошел к полкам, на которых рядами стояли пыльные бутылочки. Во время прошлого посещения кладовой Карл не смог прочитать нацарапанную на стекле инструкцию. Это были буквы и цифры, из которых не складывались слова, и он подумал, что это магические знаки. Ронви объяснил ему, что это просто обозначения различных веществ и что в некоторых старинных книгах, монографиях по химии, как он их называл, объясняется, что это за вещества и что можно сделать, комбинируя их между собой.

— Я кое-что могу, — сказал вождь колдунов так тихо, что его голос едва не затерялся в тяжелом полумраке. — Например, из содержимого этих склянок я могу приготовить волшебное зелье. После того, как люди его выпьют, они становятся неуязвимыми. Ни один металл не сможет проникнуть сквозь кожу, ни один камень, нельзя будет поставить им синяк, ни один яд не сможет причинить им вреда. Этого будет достаточно?

У Ленарда загорелись глаза.

— Да, этого будет достаточно — для начала! — воскликнул он. Его голос зазвучал победно: — Армия, которой нельзя причинить вреда — да, этого будет достаточно!

Даже Булак и Тум подошли поближе, на их лицах была алчность.

— Одну минуту, — проницательно заметил Кутей. — Если это так, то почему ты не сделал неуязвимыми народ Сити или хотя бы себя?

Ронви устало улыбнулся.

— Это место и его волшебство являются для нас табу, — ответил он. — Мои люди не хотят иметь дело с этой кладовой, а если бы я использовал это для себя, они прогнали бы меня. Более того, это опасно. Могут восстать дьяволы, которые немедленно вырвутся при этом на волю. Боги злятся, когда люди таким образом получают их могущество.

Булак и Тум отпрянули назад к лестнице.

— Делайте, — холодно произнес Ленард. — Я рискну поссориться и с дьяволом, и с богами.

— Мне нужно, чтобы кто-нибудь помогал мне, — сказал Ронви. — Карл, может быть, ты?

— Нет, — ответил тот. — Нет, ты предатель!

— Иди помоги ему, — приказал Ленард. — Ты разбираешься в этом немного больше, чем любой из нас. — Он положил руку на рукоять меча. — Или я должен тебя… нет, не тебя, твоих друзей подвергнуть пытке?

Карл угрюмо подошел к вождю колдунов. Ленард и Кутей отошли к своим воинам, стоявшим у двери, подозвав к себе Тома и Аула.

Старческие руки Ронви слегка дрожали, когда он взял одну из бутылочек. Кроме химических знаков, на ней были написаны слова, но Карл не знал, что они означают: ПОРОХ (черный).

Потом он вспомнил, что похожие слова обозначают в легендах, и невольно вздрогнул.

— Это все, что есть в кладовой, — вздохнул Ронви. — Но нам придется довольствоваться этим. Карл, найди мне таз.

Карл поискал среди приборов, и наконец нашел большой таз. Когда он принес его Ронви, тот коснулся губами его уха и прошептал:

— Я попробую их одурачить.

Радость охватила Карла, но на лице его ничего не отразилось, и все же он не осмелился посмотреть на ланнов, которые внимательно следили за ними.

Ронви открыл бутыль и высыпал в таз черные крупинки. И снова улучил возможность шепнуть:

— Они могут убить нас. Мне продолжать?

Карл едва заметно кивнул.

Ронви поискал глазами колбы. Потом начал петь. Его высокий пронзительный голос перешел в стенания, от которых даже у Карла мурашки пошли по коже. Кутей, черной тенью вырисовывавшийся в дверном проеме, поднял Дом Джензика против магии.

— Именем Атомика, и облака, и голуболицего всадника, который сеял пылающую смерть по невозделанным полям, именем десяти тысяч дьяволов, закованных в цепи и жаждущих освобождения, Страшным Судом и Тьмой, я вызываю из дальних глубин, древний мятежник, дитя ночи… Карл, нужны еще емкости. Рассыпь эту черную пудру в полдюжины их.

Ронви откупорил еще одну колбу и вытряс в один из тазов несколько голубых кристаллов. В другой он насыпал вещество из колбы с надписью NaCI: на вид похожее на обыкновенную соль, а в третий — пурпурно-черное вещество.

— Нии-вии-хо-ха-нии-йа-а-а. Атомик, Атомик!

Торопливый шепот:

— Карл, я надеюсь напугать их и заставить убраться из кладовой, чтобы они не осмелились использовать ее настоящих богатств.

Монотонное пение колдуна, стук глиняной посуды.

22
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru