Пользовательский поиск

Книга Кандар из Ферраноза. Содержание - Глава 8 Как Кандар сдержал слово и как они прибыли в замок Аскапард

Кол-во голосов: 0

И принц объяснил ей, в чем дело.

— И теперь я должен отыскать могилу Нга-Эрешвигала, слуги Лорда Теней. Там я надеюсь найти экземпляр «Завещания мертвых».

При этих словах девушка вздрогнула и прижалась к нему. Лес отвечал вздохами крадущегося Апсалотока.

— Я могу помочь тебе, Кандар, принц Кандар Гелиодотус…

— Кандар.

— Далеко на западе, в Западном Океане лежит остров Хистея. Будучи ребенком, я слышала истории от своих стражников об изгнании Нга-Эрешвигала. Именно там, на острове Хистея, находится его могила, в забытом и всеми покинутом месте.

Надежда затеплилась в сердце Кандара.

— Но вот еще что, — продолжала Леди Анджелена. — Я со всем не уверена, что это правда: может быть, взрослые потчевали ребенка сказками…

— Это должно быть правдой! — вскричал Кандар.

Ему вспомнилось, как неохотно Крак сообщил ему о своем происхождении. «С далекого запада» — вот и все, что он сообщил. Там, далеко на западе, совсем другая земля, это знает всякий. Остров Хистея. Ну что же. Если могила Нга-Эрешвигала существует, Кандар отыщет ее. Он обещал это Гелиосу, присовокупив обещание возвести на берегу реки храм в его честь, храм о двадцати стройных белоснежных колоннах с позолоченным бронзовым куполом. Да, клянусь Гелиосом!

— А ты сам можешь творить заклинания? — прошептала Анджелена.

— Пытаюсь, — сухо отвечал Кандар.

Мог ли он попробовать вызвать Холокову и Сасилинджу себе на помощь? Он прочел все заклинания, и их обрывки существовали в его памяти, но нужно было соединить их в одно целое. Юноша бросил взгляд на бронзовотелую нежную Анджелену. Нет. Сейчас лучше применить магию поскромнее.

Он припомнил страницу с архаическими письменами, нанесенными на кожу девственниц. Воспоминание о теплой коже Анджелены, ласкавшей его плоть, о запахе ее волос, об упругой нежности ее тела в его объятиях взбодрило его, пробудило его силу. И Кандар начал произносить слова, зажигающие огонь и разносящие его по ветру.

— …пробудить огненные ветры всемогущего Дангорна и разжечь ненасытное пламя…

Он знал всего несколько заклинаний, и знания его были отрывочны, а впереди лежало нечто неизвестное.

Поднялся сильный ветер, соперничающий с Апсалстоком. Загорелась одна искра. Затем еще одна. И еще. Пламя охватило дерево. Вот целых пять исполинов загорелись, охваченные ревущим пламенем. Языки пламени заскакали по деревьям и кустам.

Лес горел.

— Что ты наделал? — простонала Анджелена.

— Вставай! — довольно грубо сказал Кандар. Он и сам не ожидал такого. Опять заклинание сыграло с ним злую шутку.

Они побежали сквозь лес к северу, прочь от огня. Как безумные, перепрыгивали через поваленные стволы деревьев, продирались сквозь колючие кусты, отыскивали всевозможные тайные тропки. Сквозь шум и треск «огненного ветра всемогущего Дангорна» до них долетали ужасные вопли.

— Это бегут обезьяны-вампиры! — в ужасе прошептала Анджелена.

— Молчи, береги дыхание! — отвечал Кандар, увлекая ее за собой.

Пытаясь перевести дух, они перешли на шаг, отыскивая путь в чаще. Влюбленные по-прежнему стремились на север, к Гримвальду, а затем, как рассчитывал Кандар, на поиски затерянной могилы Нга-Эрешвигала, слуги Лорда Теней, бывшего владельца проклятого фолианта «Завещание мертвых».

Сколь ни скудны были его познания в магии, однако с ним был его верный клинок Коцтивкур, прелестная девушка жаждала его любви, он успел подружиться с двумя духами великих людей и он чуть было не продал свою душу, дабы исправить ошибку, погрузившую в очарованный сон его родной город.

Глава 8

Как Кандар сдержал слово и как они прибыли в замок Аскапард

Когда Кандар был ребенком, его одевали в парадные одежды и он шествовал в компании отца с матерью, дядей и теток, брата и сестры. Еще малышом он догадывался, хотя это было не просто для детского ума, что отец его, Пандин Гелиодотус — наместник Бога Гелиоса на Земле. Это казалось ему весьма странным, ибо придворный маг Квантох обладал, на его взгляд, большей силой, нежели этот туманный Гелиос. Но, даже будучи не в силах понять пугающую силу божественности, он научился уважать ее.

Позднее принц сумел понять, что силой обладают также хорошо обученные и дисциплинированные войска, состоявшие из пехоты, лучников, колесничих, мастеров меча и шпаги. Он и сам сумел достичь значительных успехов в боевых искусствах и прославиться на весь Аккар. Но не ему было тягаться с богами!

Кандар много читал забавных преданий, мифов и сказок о Древнем Аккаре, о жизнерадостных и неунывающих обитателях морского побережья, о мудрости морского народа, жившего за далекой Сангарой.

Но никогда прежде юноша не слыхал о Нга-Эрешвигале и о колдовском острове Хистея.

Кандар, разумеется, догадывался, что остров этот — отдаленнейшее место из всех, какие он мог себе представить, что Аккар — лишь малая частица огромного мира, окруженная со всех сторон землями варваров, наводящих ужас на его народ. Только острая необходимость вернуть родному городу его прежнее обличье заставила Принца Ферранозского искать эти отдаленные земли и здесь, на полпути к цели, испытывать буйную радость, всем сердцем отдаваясь новым приключениям. Открытия — вот что было смыслом его жизни.

Спутники не спеша шли в Гримвальд, пока не достигли нужного места и не остановились на ночлег в уютной маленькой гостинице, мирно уснув под защитой верного Коцтивкура, также отдыхавшего после трудного дня. Этим вечером, трезво поразмыслив, Кандар пришел к неприятному решению: он должен оставить нефритовую шкатулку там, где Турдур Всезнающий сможет ее обнаружить. Ведь таково было его обещание.

Спалось юноше плохо. Его посещали жуткие видения огнедышащих драконов с людьми-жабами на спинах, вооруженными зазубренными саблями; вокруг плясали столбы пламени, и он сам со стоном пытался пробиться через эти огненные вихри. Из тумана выступало лицо Элтали, его сменяли черты Айли. Потом возникла безымянная беглянка-пророчица, нагая девушка, убежавшая с Краком. И, наконец, появилось смуглое теплое лицо Анджелены, заслонившее собой все ужасы ночи, и он очнулся, убедившись, что держит в объятиях ее точеное тело.

Она лениво улыбнулась ему, и принц, припомнив все ночные ужасы, припал к ней в поисках убежища. Девушка отвечала на его объятия так же страстно и искренне, как и прежде. Наконец, совершенно обессиленной, он упал на широкое ложе.

— Клянусь медовыми устами сладчайшей Ваштилулу Пышногрудой! — проревел радостный бас в его голове. — Вот это забава! Что за лакомый кусочек!

— Крак! — ошеломленно воскликнул он. И вскочил с места, преисполненный ярости. — Ты что, был…

— Ну конечно! Ты, парень, удивляешь меня! Твою технику не мешает… хм… отполировать немножко, хотя оснащен ты недурственно! Я получил массу удовольствия от этой сладостнейшей…

Хихиканье Тошо отозвалось эхом в голове принца.

Краска стыда залила его щеки. Он чувствовал себя униженным и опозоренным, каким-то отщепенцем. Но затем осознание ответственности за двух духов, поселившихся в его голове, отрезвило его.

Анджелена, приподнявшись на локте, заглянула ему в лицо, в глазах ее были истома и восхищение:

— О, Кандар, ты… больше чем мужчина!

Он рассмеялся.

— Боюсь, что ты права! Во мне, как минимум, трое мужчин!

Когда к нему, наконец, вернулась способность рассуждать трезво, Кандар задумался.

— Нам понадобятся лошади, или думаресты, а еще нам надо заплатить за ночлег, а потом двинемся в сторону Хистеи…

Девушка дотронулась до пояса своих разорванных шаровар. На потайной сумочке открылась застежка. Анджелена осыпала его обнаженное тело золотыми монетами. Металл приятно холодил кожу, как капли дождя или капли нектара с цветов.

— Вот, возлюбленный.

— Я не могу…

— Не будь таким утомительным! Мы путешествуем вместе. Так что все у нас общее. — Она поднялась, потягиваясь, тело ее было восхитительно гибким и упругим. — Я приму ванну. А ты спустись вниз и заплати.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru