Пользовательский поиск

Книга Жажда мести. Страница 30

Кол-во голосов: 0

Служительница Хель вернулась в камеру, в ее глазах горели багровые огоньки.

— Хальд, воля твоя сильна, но тебе никогда не одолеть меня. Скоро ты кинешься мне в ноги, умоляя помочь добиться расположения Хель!

— Никогда!

— Это будет любопытный поединок, мы славно развлечемся. Скажи, ты когда-нибудь засыпала в обнимку со смертью? Скоро узнаешь, что я имею в виду. То-то порадуемся.

Вновь хмыкнув, Тёкк вышла в коридор, запечатав особым заклятием замок, который некогда удалось взломать пленнице. Теперь дужка на нем восстановилась и щелкнула мелодичным металлическим звоном. В темнице, в коридоре воцарилась непроглядная тьма.

Глава пятнадцатая. БЕРСЕРКИ

В лесу, в самой глухомани, на краю обширной поляны притаилась избушка дровосеков.

Было позднее утро, светило солнце. Песнь Крови вышла из домика и поздоровалась за руку с пожилым, но все еще сильным, крепко сложенным мужчиной, державшим в поводу жеребца. Рядом с незнакомцем стояла женщина с двумя детьми.

— Спасибо, Гутнар, — поблагодарила Песнь Крови. — Я обещаю, тебе заплатят за этого коня, а также за еду и одежду.

Дровосек отрицательно покачал головой:

— С меня хватит уже и того, что ты отомстишь за наших друзей, за их родных. За всех тех, кто погиб в Долине Эрика.

Он вскинул сжатый кулак, символизируя молот Тора — объединяющий их священный знак.

— Будь я моложе, — добавил старик, — я бы присоединился к тебе. Помнишь, когда-то я был хорошим рубакой. — Он похлопал по шее приведенного к Песни Крови коня. — Его зовут Бурелом, — объяснил Гунтар. — Замечательный скакун. Жаль только, что он не так молод, как хотелось бы. Вам, молодым, подавай что-нибудь горяченькое, игривое.

— И меня прости, — вставила слово женщина, пришедшая вместе с дровосеком. — Хотелось бы принести что-нибудь поновее, а не эти обноски. — Она кивнула на широкие шаровары и длиннополую тунику, изготовленные из отлично выделанной оленьей кожи, очень мягкие и приятные на ощупь. — Ты не гляди, что ношеное. Я все подремонтировала, почистила. Если бы у тебя было время, я бы вмиг подогнала их по фигуре. Тогда все сидело бы тютелька в тютельку, а сейчас что? — Она вздохнула:

— Болтаться будет.

— Еще раз спасибо, Агета, — от всей души поблагодарила воительница. — К сожалению, ждать больше нельзя, пора в дорогу. — Она вскочила на коня и добавила:

— К тому же эти, знаешь, как разодеты, не нам чета. Одна радость, что когда я доберусь до них, они лишатся этого преимущества.

— Это еще как сказать, — подал голос Гримнир, сидевший неподалеку на завалинке и что-то лениво выстругивавший из деревяшки.

— Мужики предпочитают, чтобы мы вообще ходили нагишом, — сердито укорила его Агета.

Гримнир засмеялся:

— Да уж, были бы не против.

Он отбросил деревяшку, сунул кинжал в ножны, отстегнул их от широкого кожаного ремня и протянул оружие дровосеку ручкой вперед. — Возьми как вознаграждение.

Гунтар нахмурился и отрицательно покачал головой, затем сложил руки на груди.

Гримнир вновь пристегнул кинжал к поясу, и вдруг неуловимым движением выхватил его и столь же незаметно метнул. Лезвие, вонзившись в деревянную дверь, гулко загудело. Двое мальчишек, явившихся с дровосеком и его женой, тут же бросились к двери и принялись жарко обсуждать бросок и сам клинок. Оружие, особенно его украшенный драгоценными камнями и удивительно тонкой гравировкой эфес, действительно вызвал законное восхищение.

Гримнир обратился к дровосеку, говоря рассудительно и терпеливо:

— Это плата не за твое гостеприимство и не за верность в дружбе. Им нет цены. Послушайся доброго совета, Гунтар. Выковырни из рукояти ножа самоцветы, расплавь сам кинжал, чтобы никто не мог подумать, что ты убил его прежнего владельца.

Песнь Крови поддержала соратника:

— Гунтар, я не хочу, чтобы ты и твоя семья пострадали из-за нас. Мы приложим все силы, чтобы никто не сумел догадаться, куда мы отправились, однако погоня, идущая по нашему следу, вполне может добраться и до этих мест. Если Ковна найдет у вас кинжал, твоей семье несдобровать. Так что бери детей и уходи в самые дебри. Я не знаю, как долго они будут злобствовать, а тебе надо кормить семью. Бери кинжал и сделай так, как посоветовал Гримнир.

Дровосек вскинул вверх руку, сжатую в кулак, и провозгласил:

— Тор вам в защиту!

В тон ему подхватила Агета:

— Да поможет вам Фрейя!

Песнь Крови тоже вскинула кулак, затем ударила пятками жеребца и помчалась к дальней опушке. Хотелось познакомиться с конем, определить, каков он на ходу.

Когда избушка и люди возле нее скрылись из виду, ее догнал Тирульф и попросил остановиться.

— Я здесь объезжал окрестности, — объяснил он. — Пока все тихо.

Он спешился и передал воительнице поводья своего коня.

— Забирай Свободное Копыто. Он твой.

— Нет, Тирульф.

— Послушай, мой конь моложе, сильнее и быстрее твоего. Если нас настигнет погоня, он легко умчит тебя. — Воин искоса глянул на Ялну и добавил:

— Помоги мне, ведь мне необходимо произвести впечатление на девчонку — вон, мол, какой я храбрый да благородный. Так что слезай, забирай жеребца Гримнира. Или ты оцениваешь дар дровосека выше, чем подарок воина?

Воительница не смогла удержаться от смеха, спрыгнула с лошади, взяла поводья Свободного Копыта и ласково пошлепала скакуна по шее.

— Ну, ты и пройдоха, Тирульф, но все равно я благодарна тебе.

Очень скоро вся четверка — впереди Гримнир и Песнь Крови, за ними Тирульф и Ялна — вновь отправились в путь.

— Решение здесь самое простое, — рассудительно произнес Гримнир. — Чтобы победить Ковну и Тёкк, тебе нужна армия, Песнь Крови.

— Если наткнемся на дровосека помоложе, сразу же запишем его в рекруты, — мрачно усмехнулась воительница. — Так с бору по сосенке и войско наберем.

— В этом нет ничего смешного, — спокойно возразил рыжебородый великан. Здравый смысл, по-видимому, никогда не оставлял его, и только в битве он терял голову, хотя и это впечатление было обманчивым. — Тебе нужна не просто армия, а дружина молодцов, не убоящихся и всадников Смерти. Разве не так? Я, например, знаю место, где вполне достаточно таких. Они вполне могут противостоять армии Ковны.

— Даже если это и правда…

— Я никогда не лгу, — Гримнир как бы вслушался в свои слова. Вероятно, их смысл пришелся ему по душе, и он с нескрываемым удовлетворением добавил:

— Никогда!..

— Зубы Фрейи, Гримнир! — воскликнула воительница. — Я даже мечтать об этом не смею! Под моим началом уже было небольшое войско — там, в Долине Эрика. И все мои воины теперь мертвы. Какой дурак после того, что случилось, последует за мной! Кто отважится доверить мне свою жизнь? Люди пришли в деревню, решили наладить мирную жизнь. Я поклялась их защищать — и каков результат! Нет, с меня достаточно. Более никаких отрядов, никаких поселений.

— Но мы же воины, — резонно возразил Гримнир, — и мы по собственной воле следуем за тобой. Ялна тоже запротестовала:

— Это все из-за всадников Смерти, защитники Долины Эрика сумели бы одолеть сброд Ковны, но эти заколдованные скелеты. Они же неуязвимы!..

— И я о том же! — огрызнулась Песнь Крови. — Должна же я как военачальник предусмотреть всякую возможность или нет? Я же не из-за каприза или женского упрямства отказываюсь, а потому что ничего не смыслю в колдовстве. Пойдут за мной люди и в бою столкнутся с этими проклятыми мертвецами или с чем-нибудь еще похуже, что тогда?

— Будем сражаться! — выкрикнула Ялна.

— Значит, ты желаешь погибнуть, — вздохнула вмиг успокоившаяся Песнь Крови. — Я согласна с Гримниром, без войска мне не освободить Гутрун, но роль полководца не для меня.

— Вот ты упомянула о дочери, — вставил слово Гримнир. — Ведь если ты откажешься, никто другой не позаботится о ее спасении. Хотя бы ради нее надо взвесить все возможности.

Песнь Крови сердито посмотрела на него, довольно долго ничего не говоря.

30
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru