Пользовательский поиск

Книга Жажда мести. Содержание - Глава тридцать вторая. КЛЯТВА ВЕРНОСТИ

Кол-во голосов: 0

Теперь она направилась в подземелье, в котором томилась Хальд.

— Как же ты вновь смогла избавиться от оков, Гутрун? — спросила Хальд, жадно припав к кожаному сосуду с водой, которую принесла ей подруга.

— Сначала поешь и напейся, — ответила та и сунула кусочек сыра прямо в рот Хальд. — Я пока попытаюсь разобраться, как можно снять эти кандалы. Интересно, ведьма Хель что-нибудь поменяла в заклятиях, что она наложила на запоры?

Хальд с благодарностью глянула на подружку и принялась за сыр. Никогда пища не казалась ей такой вкусной. Но, признаться, никогда ранее ей не приходилось так долго оставаться без еды.

Неожиданно облик Гутрун затуманился, начал расплываться, искажаться. Перед ошеломленной Хальд предстала хозяйка замка. Она от души веселилась.

— Я догадалась, что из моих рук ты еду не примешь, — объяснила Тёкк. — А я бы хотела, чтобы ты подкрепилась, потому что впереди тебя ждет много интересного.

Хальд замерла, даже жевать перестала, затем выплюнула остатки сыра и коротко, но впечатляюще выругалась.

Смех служительницы Хель эхом отразился от холодных каменных стен. Она медленно подняла глаза, оглядев обнаженное тело пленницы.

— Твои мысли подсказали мне, что ты желаешь знать, почему тебя распяли именно в таком положении. Ты решила, что поза, напоминающая букву X как-то связана с руной, пробуждающей страсть. Стыдно, что любовник, навестивший тебя, так и не сумел доставить тебе удовольствия. Ты достойна того, чтобы испытать такую радость, о какой до сих пор никогда и не мечтала. Норда не могла смириться и погубила его, но тебе придется стерпеть и это. До того дня, пока…

— Хватит играть со мной, прислужница Хель, — с трудом проговорила девушка. — Норда — твой извечный враг, я же была ее ученицей. Я в твоих руках и знаю, на что ты способна. Так что не надо впутывать в наши дела Норду.

— Это был молодой ётун, — Тёкк, казалось, не обратила внимания на слова пленницы. — Совсем парнишка, косточки такие огромные и такие хрупкие. Ему бы расти и расти. Его звали Трюм, он был приятелем Вафтруднира.

— Кто такой Вафтруднир? Это не тот ли, который?..

— Да. Тебе уже довелось встретиться с ним. Если желаешь, я могу позволить ему проделать с тобой все, что он захочет. А он теперь, после того, как узнал, что ты обратила его дружка в пепел, многого хочет. Убить тебя я, конечно, ему не позволю, а нанесенные им тебе раны и увечья можно будет легко исцелить с помощью магии. Обещаю, станешь еще краше, чем сейчас.

Хальд ничего не ответила, она продолжала внимательно следить за служительницей Хель.

— Но страдания сами по себя ничего не значат. Мне куда больше по сердцу возможность объяснить тебе, каким путем легче прийти к Хель, чем выслушивать вопли и мольбы. Норда была глупа и неумела, чему свидетельство, что я так легко захватила вас в плен. Она не смогла почувствовать, как ее одолевает и вгоняет в беспробудный сон самый примитивный заговор. Вот так колдунья! Все на свете проспала. Задумайся, чему ты могла научиться у этой безмозглой старухи? Вспомни все ее наставления, уроки и придешь к выводу, что все, что ты знаешь в нашем деле, пришло к тебе от себя самой. Норда всего лишь поощряла тебя искать ответы в самой себе. Ты полагаешь, что это наука? Смешно. Наука — совсем другое, это — мощь, неодолимая сила, это, наконец, знания, которыми нельзя овладеть, копаясь только в собственных мозгах. Здесь необходим грамотный наставник. Властительница Тьмы всегда готова помочь молодым способным… новобранцам.

— Что ты сделала с Гутрун?

— Подумай лучше о самой себе, Хальд. Прими меня как свою наставницу или мне придется стать твоим палачом.

— Я не боюсь смерти.

— Да ну? Что ты знаешь об этом, в то время как мне повезло прочувствовать и насладиться всем ужасным, что происходило в течение столетия. Более того, после смерти твоя душа будет пребывать в царстве Мертвых, а не пировать в хорошеньком чертоге Фрейи Фолькванге. Это я знаю наверняка. Там, в Нифльхейме твоя душонка станет игрушкой для Хель, и забавам моей повелительницы не будет конца. Она так любит развлекаться с душами поклонниц Фрейи. Возможно, она вновь отдаст тебя во власть Нидхеггу. Он, правда, пребывает теперь в другой личине — приходится служить драконом, подгрызающем корни мирового ясеня Иггдрасиля, на котором держится Вселенная. Но это ничего, изверг и тобой не побрезгует.

Тёкк подошла и легко дернула Хальд за спутанные золотистые пряди. Вырвав несколько волосков, она некоторое время с нескрываемым интересом разглядывала их.

— Твои волосы прекрасны, Хальд. Как и любая женщина, ты, конечно, очень дорожишь ими. Но, как тебе должно быть известно, главная сила женщин-колдуний заключена именно в их волосах. Думаю, с них-то мы и начнем.

Служительница Хель заметила, как вздрогнула пленница, как напряглись ее мускулы. Глаза Хальд неожиданно расширились, и Тёкк сумела через них проникнуть в сознание девушки и тотчас же громко рассмеялась. Она увидела, что за внешней дерзостью, называемой храбростью и наглостью, красиво зовущейся гордостью, все тот же страх, желание сделаться маленькой-маленькой, трепет и мольбы.

Хозяйка замка отступила, с удовольствием погладив себя по длинным пышным черным волосам.

— Даю тебе последнюю возможность, Хальд. Желаешь ли ты отречься от Фрейи и припасть к ногам Хель?

Девушка собрала все силы, чтобы не выдать себя, ничем не выказать возмущения. Откажется она или нет, но в любом случае нельзя участвовать в этом представлении, разыгрываемом Тёкк. Что-то было не так во всем этом веселье, в наигранном доброжелательстве, предоставлении свободы выбора.

Тёкк пожала плечами и, вздохнув, принялась колдовать: напевно выговаривать заклинания и вычерчивать в воздухе таинственные руны.

Хальд почувствовала, будто бесчисленные иголочки вонзаются в ее голову. Пышные волосы молодой колдуньи начали выпадать локон за локоном, медленно опускаясь и горкой ложась у ее обнаженных ног.

— Будем продолжать, солнышко, — спросила Тёкк, не в силах скрыть охватившего ее возбуждения. — Судя по твоим переживаниям, ты затаила гнев на меня. Так и мечтаешь отомстить.

Хальд молча плюнула в лицо служительницы Хель.

Та так же молча утерлась, потам обратила внимание на цепи, на которых была подвешена пленница.

— Твое положение нельзя назвать мучительным, ведь ты, оказывается, еще способна дерзить.

Она направила тонкий, будто прозрачный, как изо льда указательный палец на правую руку Хальд, потом на левую.

— Это неплохая идея прислать к тебе Вафтруднира. Пусть он подтянет тебя повыше к потолку, а то тебе слишком удобно стоять на полу. Я могла бы разрешить ему и кое-что еще. Не возражаешь?

— Чудовище! Ты желаешь сделать меня прислужницей Хель, потому что всегда ненавидела Норду, сама же я ничего не значу для тебя.

Последний золотистый локон плавно опустился на пол.

— Надеюсь, ты здесь не подхватишь насморк, — заботливо проговорила Тёкк, с особым вниманием разглядывая голый череп пленницы. — Вот теперь, бедняжечка моя, тебя можно назвать по-настоящему голой.

Хальд дернула головой, пытаясь освободиться от прикосновений хозяйки замка.

Тёкк снова издевательски рассмеялась, затем взяла принесенный с собой факел и подожгла горку прекрасных золотистых волос, лежавшую на полу, заглянула в глаза пленницы и покинула темницу.

Противный запах сгоревших волос долго щекотал ноздри Хальд, едкий дым выедал глаза, вызывая слезы. Костерок разгорелся, скоро ногам стало тепло, потом жарко, наконец пришла боль от ожога. Девушка забилась в оковах, машинально попыталась отодвинуться, но ничего не получилось. К счастью, огонь скоро погас.

Наступила полная темнота.

«Не позволю ей победить! Не позволю! — поклялась она. Слезы потоком хлынули по щекам. — Пусть она делает со мной все, что угодно, но ей меня не сломить».

В этот момент до нее из-за закрытой двери долетел сдавленный смешок. По-видимому, ушедшая Тёкк так и осталась за дверью, прислушиваясь к переживаниям пленницы и веселясь над гневными клятвами Хальд!

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru