Пользовательский поиск

Книга Жажда мести. Содержание - Глава двадцать четвертая. ВОИНЫ-ОБОРОТНИ

Кол-во голосов: 0

Глава восьмая. ПОКЛОНЕНИЕ ХЕЛЬ

Ковна приблизился к распятой Песни Крови.

— Когда ты разгромила Нидхегга, — как бы объяснял он воительнице, — ты разрушила весь порядок в мире. Не стало больше королевства, рухнул трон, по праву принадлежащий мне. Рано или поздно Хель все равно добралась бы до предателя. Однако вместо того, чтобы только наказать его, ты уничтожила весь уклад, лишив меня возможности стать повелителем, отодвинула в тень. Кем теперь я командую? Бандой отъявленных мерзавцев? Невелика честь. Я денно и нощно лелеял мечту отомстить тебе за эти семь безвозвратно потерянных лет. Теперь мой час пробил.

Песнь Крови усмехнулась:

— Тебе, Ковна, следовало бы поблагодарить меня за то, что до сих пор жив. Не уничтожь я Нидхегга, ты вряд ли дожил бы до сегодняшнего дня.

— Если обычная женщина сумела свергнуть короля, разве это король! Я…

— У меня были преданные друзья и союзники. Мне помогала сама богиня Хель, а также Властительница Жизни Фрейя, а также ее служительница… — перебила его Песнь Крови.

— Ты имеешь в виду эту ничтожную девчонку Хальд, — сказала Тёкк. — Забудь о ней, она тоже заточена в моем замке. С ней обошлись так же, как в свое время поступал с рабынями Нидхегг. Полагаю, она уже сдохла.

Скоро воительницу привязали к стволу старого ясеня. Руки прикрутили кожаными ремнями к дереву, предварительно заломив их назад, чтобы было больнее. Распяли также и ноги. Вдобавок намертво притянули к дереву ремнями туловище. Боль делалась все мучительней, и чем дальше, тем ужаснее становились страдания. Капельки пота выступили на теле несчастной женщины, теперь блестевшем в лучах полуденного солнца.

Песнь Крови повернула голову и перевела взгляд на ведьму.

— А ты, Тёкк, — спросила она твердым голосом, — за что ты мстишь мне? Чем я тебе досадила? Почему ты решилась захватить в плен мою дочь и помогала ему разрушить поселение?

Тёкк грациозно пожала плечами, вскинула брови:

— Никаких обид я на тебя не таю, нам нечего делить. Просто я служу великой Хель, как, впрочем, и ты в свое время. Так что никакой особой вражды в отличие от Ковны я к тебе не питаю. У него, правда, просто ум за разум заехал, все о какой-то короне твердит.

Генерал насупился, грозно глянул на союзницу, однако прервать колдунью не решился, видимо, в этой паре повелевала служительница Хель, а Ковна являлся не более чем исполнителем.

Между тем Тёкк продолжила:

— Так что ничего личного. Просто я хочу быть самой сильной, самой могущественной в искусстве магии. Ты возвратила Череп Войны Владычице Смерти, теперь она вновь обрела прежнюю силу. Ныне могущество ее распространяется далеко за пределами Нифльхейма, только, к сожалению, не все с этим согласны. С помощью грозного талисмана мы с ней сумеем наконец убедить сомневающихся и расширим влияние Мрака еще дальше. Много дальше… — Она прервала речь, затем направилась к двум могилам, вырубленным в камне. Здесь повернулась и проговорила:

— Многие из тех, кто верно служит Хель, уже собрались в моем замке. Нам не хватает только предводителя. Очень скоро с помощью Гутрун мы возродим его… — Она с откровенным недоумением посмотрела на генерала и развела руками:

— Послушай, Ковна, ты ничего не упустил? Разве Нидхегг не приказал привязать умирающего мальчишку к телу мамаши? Глядишь, она согрела бы его теплом и заботой…

— Оставь в покое кости моего сына! — воскликнула Песнь Крови.

Тёкк засмеялась.

— Точно, так и было, — кивнул Ковна. — Что-то я запамятовал. Сейчас я прикажу своим молодцам…

— Не надо. — Тёкк жестом остановила его. — Там, — она указала пальцем на могилу, — ничего нет. Я давным-давно забрала эти кости…

— Нет! — выкрикнула несчастная женщина.

— ..Это случилось тринадцать лет назад, — Тёкк по-прежнему обращалась к Ковне. Отчаянный вопль Песни Крови она попросту проигнорировала, — после того, как так называемая Песнь Крови сдохла.

— Ты лжешь! — воительница забилась в путах.

На лице Ковны вновь проступило нескрываемое изумление.

— Она… сдохла? Мы-то все решили, что эта сучка каким-то непостижимым образом сумела избежать гибели.

— Ты недостаточно осведомлен, — заключила Тёкк и решительно направилась к распятой пленнице и заглянула ей в глаза.

— Вспомни-ка, — сказала ведьма, — какая она была в те дни, когда вела битву с Нидхеггом. Ну что у нее за доспехи, какие меч и щит она держала в руках? Какой герб был нарисован на щите?

— Да, — ошарашено подтвердил генерал. — Но она совсем не похожа… Вовсе не напоминает этих, помогавших нам в битве:

— Воины Хель бывают разные, Ковна. Некоторым, таким, как Песнь Крови, может быть обещано возвращение живой плоти, если они согласятся исполнить приказ Властительницы Тьмы. То есть верно послужат ей делом и словом. Как, например, эта. Как ты ее назвал? Сучкой? Возможно, она и есть самая подлая сучка, предавшая свою благодетельницу. Но вернемся к воинам Хель. Есть и другие, похожие на тех, что участвовали в нападении на эту мерзкую деревню. Это мертвецы в самом полном смысле слова. На бой их поднимает повеление Хозяйки. Их так и называют — всадники Смерти. А самое страшное оружие у них — это они сами. Стоит только прикоснуться к ним, тут же наступает смерть.

— Признайся, что ты солгала, служительница Мрака! — выкрикнула Песнь Крови. — Насчет моего сына.

— О, горе матери, ты безмерно, — издевательски улыбнулась Тёкк и мягко пригладила волосы на голове пленницы.

Воительница попыталась сбросить ее руку, но путы, впившиеся в горло, не позволили.

— Послушай, дорогуша, — с некоторой даже доброжелательностью продолжила Тёкк. — Твое сознание для меня открытая книга. Мне известно даже то, о чем ты сама не догадываешься, хотя эти сведения тоже находятся в твоем мозгу. Вот что я там высмотрела. Прежде всего, тебе, оказывается, хорошо известно, что после казни Нидхегг вернулся на это место, оживил усопшего Эрика и сделал из него раба Смерти. Я могу также поведать, что в ту пору ты еще удивилась, почему он не заколдовал и трупик твоего дорогого сыночка? Теперь ты знаешь ответ. Твой сыночек похоронен вовсе не здесь. И даже совсем не похоронен. — Тёкк улыбнулась, вновь погладив по волосам привязанную женщину. — Я вижу насквозь все, о чем ты думаешь. Знаю даже то, о чем ты и не догадываешься. Так что не сомневайся. Это все правда. Просто до поры до времени Повелительница Тьмы скрыла от тебя все, что случилось тогда на самом деле.

— Что?..

— Что я с ним сделала? С ним все в порядке, он живет в моем замке.

— С-с ним… в порядке? Он здоров?.. — заикаясь, спросила Песнь Крови.

Эти вопросы вызвали у Тёкк новый взрыв смеха. На мгновение черты ее лица исказились, красота растворилась в отвратительной гримасе демона. Спустя мгновение прежний образ прекрасной женщины возвратился. У ведьмы было отличное настроение, она только что не пела, продолжая поглаживать волосы воительницы.

— Если бы ты знала, как мне хотелось рассказать тебе о нем. Он очень привлекательный юноша, статный, сильный, вылитый Эрик, хотя, конечно, моложе. Я исцелила его, понимаешь, о чем я? Помогла ему стать настоящим мужчиной.

— Торбьёрн… жив? Ты лжешь! Я умоляла оживить его, его жизнь должна была стать частью сделки. Иначе я отказывалась дать клятву на верность Хель. Однако сама богиня сказала, что это невозможно, ведь он слишком долго провел в стране Мертвых.

— Теперь его зовут Локит. Ну, если до конца честно, он не совсем живой, пока еще не совсем. Но очень скоро, когда я познакомлю его с родной сестрой, и когда он ощутит кровь своей первой женщины и сладость подобного выбора, он полностью воспрянет.

— Нет! — Песнь Крови вновь забилась в веревках. — Ты не посмеешь сделать из моего сына чудовище Тьмы.

— Почему чудовище? — Тёкк даже отпрянула.

— Ковна! — взмолилась Песнь Крови. — Не позволяй ей так поступать. Я уверена, даже ты не сможешь смириться с подобным святотатством. Сделай что-нибудь, останови ее! О каком королевстве ты можешь говорить, если этот монстр вырвется на свободу. Пытай, убей меня, но я заклинаю, подумай о себе. Не позволяй ей…

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru