Пользовательский поиск

Книга Жажда мести. Содержание - Глава двадцать вторая. «РАЗРЕЗАТЕЛЬ ВОЛН»

Кол-во голосов: 0

Глава пятая. ПРИКОСНОВЕНИЕ СМЕРТИ

— Что за облака? — Песнь Крови с удивлением глянула на небо. — Откуда они?

Действительно, из-за леса наползала странная бесформенная туча, скорее напоминавшая полог черного тумана. В глубине ее просматривались какие-то еще более темные и жуткие фигуры. Непонятно по какой причине, но солнечный свет начал блекнуть, наливаясь зловещим багрянцем.

— Колдовство! — воскликнула Песнь Крови. Она повернулась и крикнула воинам, собравшимся во дворе крепости:

— Приведите колдунью Герду. Быстрее!

— За последний год она потеряла былую силу, — напомнила Вельгерт. — И со здоровьем у нее нелады.

— Тебе известна какая-нибудь другая колдунья в селении? Как прикажешь бороться с чарами, если мы не сможем противопоставить им свою магию?

— Знаю, Фрейядис, — ответила Вельгерт. — Если бы Хальд и Норда были здесь…

— Они бы были здесь, — повысила голос Песнь Крови. — Хальд следовало согласиться приехать сюда и поучить Гутрун умению колдовать. Если бы не эта упрямая Норда!

Два воина помогли маленькой высохшей и совсем седой старушке взобраться на крепостной вал. Они скорее несли ее, нежели она сама ступала по земле.

— Никакого почтения! — пожаловалась Герда Снежный Луг, когда ее поставили перед воительницей. Затем она пригладила волосы и заодно оправила зеленое платье.

Песнь Крови выждала мгновение и произнесла:

— Посмотри на эту тучу, — она указала на черное марево, встающее над лесом, — она заволокла даль, и солнце совсем помертвело. Так скоро наступит ночь. Не иначе, как колдовство, а, Герда? Можешь ты чем-нибудь помочь нам?

Старушка уставилась на приближавшийся мрак и высунула язык, словно решила попробовать воздух на вкус. Вдруг ее резко качнуло, и, если бы Песнь Крови и Вельгерт не поддержали ее, она едва устояла бы на ногах. Веки ее закрылись. Женщины переглянулись — уж больно тщедушна была старушка, совсем высохший стебелек.

Неожиданно Герда оттолкнула их обоих и покрепче встала на ногах.

— Теперь все хорошо, — раздался ее голос, низкий, спокойный. Она встала лицом к надвигавшейся туче, что-то прошептала про себя, потом ни с того ни с сего добавила:

— Признаться, я удивилась…

Объяснять далее не стала, так как туча уже почти полностью покрыла небо. На землю осели тусклые сумерки.

— Это магия Хель, — наконец выговорила старушка. — Могучая, ужасная. Пахнет смертью.

— Кто его навел? — спросила Песнь Крови. — Можешь сказать? Можешь разогнать мрак?

— С того дня, как пал Нидхегг, — ответила Герда, — мне известна только одна ведьма, настолько сильная в колдовстве, что способна затмить солнце. Это Тёкк. Ты, конечно, слышала от многих служителей Фрейи, как сильна эта ведьма. Я знала, рано или поздно что-то подобное должно было случиться. Беда в том, что Владычица Мертвых сумела вернуть Череп Войны, придавший ей новые силы.

— Да, — невольно вздохнула Песнь Крови. — Мы все слышали об этой угрозе. Я бы никогда не вернула Хель ее проклятую реликвию. Она заставила меня ради спасения моей дочери.

Старушка укоризненно покачала головой:

— Поклонившиеся Хель обычно возвращаются к Хозяйке Тьмы. — Теперь Герда смотрела прямо в глаза Песни Крови. — Некоторые утверждают, что местом их сбора был назначен замок Тёкк, — добавила старушка.

Песнь Крови глянула на небо:

— Можешь ты помочь нам, Герда? Хотя бы чем-нибудь? Если нет, тогда возвращайся в дом, спрячься там.

— Я попробую, — коротко ответила Герда. — Однако уничтожить зло, принесенное в мир Черепом Войны, куда более трудное дело, чем разогнать темную тучу.

Теперь она уже не сводила глаз с подступившей к самой крепости тучи. Неожиданно глаза старухи закрылись, и все дальнейшие действия уже свершались не прежней дряхлой Гердой, но неким уверенным и сильным существом, вдруг обнаружившимся в хилом теле. В такт сильному дыханию колдунья начала бессвязно выговаривать отдельные слоги. Смысл их был непонятен, но они сыпались и сыпались из уст этой воспрянувшей, словно вновь родившейся женщины. Песнь Крови припомнила, что подобные то мелодичные, то стонущие, скребущие по чужим ушам звуки она слышала из уст Норды и Хальд. Это был какой-то особый язык, запредельный, сбивчивый и волнующий, на котором только и можно было обращаться к богине Любви и Жизни Фрейе.

Вероятно, Герда пользовалась ее особым расположением, или, может, мудрость и умение старухи были неизмеримо глубоки и широки, но ближе к крепости мрак вдруг начал истончаться. Потоки света начали пластать его на мелкие облачка, те в свою очередь скукоживались, рассеивались. Вот и голубое небо в своей первозданной яви вспыхнуло над головами защитников Долины Эрика.

Неожиданно Герда вскрикнула и отступила на шаг. Песнь Крови и Вельгерт подхватили ее и тут же разом вскрикнули от боли. Они отдернули руки, и в следующее мгновение старая невзрачная Герда обернулась пылающим багровым факелом. Колдунья завертелась на одном месте и страшно закричала. Ее лицо начало таять, на его месте прорезался череп. Герда вскрикнула еще раз, теперь багровое пламя вовсю бушевало в ее плоти. Еще мгновение, и сияние угасло, и на то место, где только что кружилась от боли Герда, осыпался пепел. Так и лег горкой.

Колодец голубого неба над головами вновь начала затягивать серая мгла.

Песнь Крови в сердцах помянула злых духов, и в душу ее невольно вполз страх. Она попыталась изгнать его, ведь на нее смотрели воины, держащие оборону на стене.

— Будь она проклята, эта ворожба! Приготовьте оружие. Если уж нам придется драться, вспомните, что именно я победила Нидхегга. Если уж с ним мы справились, значит, любая магия — пустяки для отважного сердца. Особенно та, что действует исподтишка, нагоняет мрак, убивает старух.

— Да будет так! — поддержал ее Торфинн, потом все-таки спросил:

— С тобой все в порядке?

Рядом с ним держался Оле.

— С нами все в порядке, — уверенно ответила Вельгерт. — Вот только Герда…

— Взгляни туда! — прервала ее Песнь Крови и указала на опушку.

Как раз в этот момент из леса начала выдвигаться масса конных воинов. На свободном месте всадники принялись пришпоривать коней, и нарастающий топот сотен копыт полетел к крепости. Впереди скакали девять покрытых в черное воинов, все они как на подбор скакали на бледной масти лошадях.

Песнь Крови вновь недобро помянула демонов.

— Теперь понятно, зачем эта тьма, — проговорила она. — Это — всадники Смерти, а кони, на которых они скачут, могут мчаться по ветру, прямые солнечные лучи убивают их. Лошадей Тьмы ничто не остановит — они ворвутся во двор крепости и распахнут ворота для остальных врагов.

Следом она принялась быстро выкрикивать приказания, затем выхватила меч, в левой руке зажав щит. Защитники крепости поступили так же. Многие сбежали со стен и заняли оборону возле ворот.

Между тем орда, возглавляемая воинами-скелетами на колдовских скакунах, приближалась.

После того как обороняющие крепость накрыли передовые ряды тучей стрел из луков и арбалетов, большая часть наступавших придержала коней. Только всадники Смерти натянули поводья, и их лошади взвились в воздух и вскоре оказались на уровне верха насыпной стены. Уже оттуда они обрушились на защитников Долины Эрика. Казалось бы, сами по себе всадники были не велики размерами, однако их тени оказались чудовищно широки и до жути черны.

В непосредственной близости они выглядели столь мерзко, что взглянуть на них было невозможно. Когда-то и сама Песнь Крови была воином Хель, но даже в ту пору она оставалась живым существом. Это же были скелеты, вооруженные громадными мечами. Даже сталь их клинков отливала какой-то мертвящей сизоватой чернотой. Внутри пустых глазниц пылало багровое пламя, его отсвет ложился и на развевавшиеся на лету плащи.

— Послушай! — резко выкрикнула Вельгерт. — Эти твари очень похожи на банду Нидхегга. Ну те, с которым он устроил на нас облаву. Это же Охота Проклятых. Их может остановить только кольцо Хель, что ты носила.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru