Пользовательский поиск

Книга Жажда мести. Содержание - Глава шестнадцатая. ГОРА И ХОЛМ

Кол-во голосов: 0

Тирульф нежно пригладил волосы подруги, потом шепнул на ухо:

— Я же предупреждал, что Фрейя — богиня Любви.

— Но также и Смерти, — также тихо ответила Ялна. Девушка вздрогнула и, покрепче прижавшись к мужчине, договорила:

— Эти скелеты, пытавшиеся разорвать нас на части… они напомнили мне… — Ее голос угас, затем она вдруг вслух спросила:

— Зачем это?

Тирульф пожал плечами. Ему было понятно, на что намекала подруга. Следом припомнились подвалы Ностранда, фигуры в черном, Череп Войны, обнаженное тело любимой.

— Нам теперь туда. — Он высвободил руку и указал в сторону залитого светом входа. — Гляди, какое счастье.

Они поднялись, взялись за руки и направились ко входу. Приблизившись, обнаружили, что золотистый свет заливал все пространство, открывавшееся за порогом.

— Что нас ждет там? — Ялна указала на очерченный колоннами и арочным завершением проем.

Тирульф не ответил, тогда девушка попросила:

— Давай на этот раз не расставаться.

Они вместе, нога в ногу переступили через порог и обнаружили себя в окружении девяти женщин, облаченных в блистающие золотом доспехи. Глаза у них были огромны, лучисты. Мечи они держали в руках, так же, впрочем, как и щиты. На каждом из щитов был выгравирован сокол. Одна из воительниц положила свой меч в ножны, подняв с покрытого золотом пола два меча и два щита, протянула их людям.

— Это же валькирии! — оторопело прошептал Тирульф. — Люди говорят, что Фрейя является их предводительницей. Они возносятся над полем битвы и, увидев павшего бойца, решают, кто из них достоин Валгаллы или Фолькванга.

— Старые сказки, — ответила Ялна. — А может, новая колдовская уловка.

Воительницы в золотых доспехах окружили людей.

— Это тоже часть испытаний? — спросила Ялна. — Сейчас нам предстоит продемонстрировать, как мы умеем обращаться с оружием?

— По-видимому, так и есть, — согласился Тирульф.

В следующее мгновение Ялна воскликнула:

— За Песнь Крови и свободу! — и отразила удар, который нанесла ей ближайшая из валькирий.

Небесные воительницы сражались с безупречным, божественным искусством. Их удары были молниеносны и точны, так что Ялне, считавшейся лучшей ученицей Песни Крови, пришлось нелегко.

Они, прижавшись спинами, помогали друг другу. Пот градом катил по обнаженным телам Тирульфа и Ялны, кровь сочилась из многочисленных ран, хотя и неглубоких, тем не менее, их становилось все больше. Наконец Ялна приметила щель в круговом строю валькирий. Она отразила щитом удар меча и в следующее мгновение поразила ближайшую противницу ударом клинка в горло. К ее удивлению, даже капельки крови не выступило из раны. Ее противница только рассмеялась, подняла меч и отсалютовала им, затем вышла из битвы.

Тирульф и Ялна слабели с каждой минутой. Теперь им пришлось сражаться с восемью воительницами, на лицах которых не было и тени усталости, Они были все так же свежи, как и в начале битвы. Неожиданно меч одной из валькирий глубоко вошел в левую ногу Ялны. Она выкрикнула проклятие и, невзирая на острейшую боль, набросилась на противницу. В следующее мгновение новый страшный удар поразил ее с другой стороны.

Тирульф пока чувствовал себя лучше, держался крепче, но и его покидали силы. Он весь был залит кровью, однако это не помешало ему яростно наброситься на одну из валькирий. Его натиск был отбит, и воин почувствовал беспомощность, сродни той, что одолевала его, стоявшего в охранении возле Черепа Войны, когда он ничем не мог помочь Ялне. Это сравнение пробудило ярость — он ли виноват в кознях Нидхегга?

— За Песнь Крови и свободу! — воскликнул воин и набросился на ближайшую валькирию. Он обрушил на нее серию сокрушительных ударов. Затем сделал ложный выпад, противница поддалась, и он с размаху вонзил в ее грудь клинок.

Валькирия улыбнулась и, отсалютовав ему мечом, тоже вышла из боя. Ее огромная колотая рана на глазах затянулась прежней золотистой кожей.

В следующее мгновение оставшиеся семь воительниц подняли мечи и отступили. Все они испытывали неудержимое веселье, радовались как дети. Каждая старалась лично поприветствовать гостей.

Грохот наполнил светоносный зал, где только что происходила битва. Тирульф и Ялна вытирали пот и кровь, держа мечи и щиты по-прежнему готовыми к бою. Здесь, в подземелье, нельзя было расслабляться, здесь с любой стороны можно было ждать удар или какую-нибудь новую колдовскую каверзу. Правда, сил сражаться у влюбленной пары уже не осталось.

Все девять воительниц разом исчезли. На тех местах, где они стояли, вдруг засияли золотые факелы, нараставший грохот уже был невыносимым.

Затем всякий шум резко оборвался. Наступила зловещая, чуть подзванивающая тишина. Следом в золотистом мерцающем сиянии появилась женская фигура на колеснице, влекомой двумя громадных размеров котами. Женщина была обнажена и ослепительно прекрасна. Ее голова, плечи, грудь излучали яркий свет. Особенно ослепительно сияло лицо, так что было трудно разглядеть его черты. Взглянешь прямо — ослепнешь на мгновение, смотреть можно было лишь прикрыв глаза ладонью. Тирульф и Ялна так и поступили. На шее у божественной колесничей посверкивало золотое ожерелье, составленное из невероятно огромных драгоценных камней.

Тирульф опустил меч. На него накатило все разом: и страх, и нестерпимая страсть, какую он никогда не испытывал ни к одной женщине, даже к Ялне. Сердце его колотилось все быстрее и быстрее. Ялна, стоявшая сбоку, по-видимому, испытывала те же самые чувства.

И что удивительно, их раны мгновенно, чудесным образом затянулись, и они ощутили в своих телах невообразимую силу.

Мечи и щиты, которые они сжимали в руках, исчезли сами собой — просто растворились в золотистом сиянии. Женщина улыбнулась и поприветствовала их копьем в сжатой руке.

Людей залило ослепительное золотое сияние. Когда же окружающее прояснилось, они обнаружили, что стоят на вершине могильного кургана — того первого, до которого они так долго добирались. Далеко внизу паслись их кони, мирно пощипывая травку. Рядом у самых ног лежали их одежда и оружие. Трех норн нигде не было видно. В небесах внезапно раздался удар грома, хлынул ливень, омывший их разгоряченные тела.

— Это же была сама Фрейя! — не обращая внимания на дождь, воскликнул Тирульф.

— Айя! — подхватила Ялна. Затем она по привычке выругалась:

— Будь я проклята, это точно была она.

Девушка взглянула на Тирульфа.

— И это все? — спросила она. — Я полагала, что нас подвергнут жесткому испытанию, и мы либо победим, либо погибнем. Если победа будет на нашей стороне, наконец, отыщем то, сами не знаем что. Теперь как быть? Ради чего столько страхов?

Тирульф пожал плечами:

— Мало ли. Может, на вершине горы нам повезет больше, если мы, конечно, доберемся до вершины. Но я не согласен, что все это попусту. Кое-какое испытание было очень даже ничего.

— Знаю, что ты имеешь в виду, — нахмурилась Ялна, затем выражение ее лица смягчилось. Она покачала головой, подошла к мужчине и ласково провела пальцем по его щеке. — Я тоже не забуду. Никогда…

— Послушай, Ялна, никогда бы не подумал, что предложу тебе что-нибудь подобное, — улыбнулся Тирульф. — Может, мы, наконец, оденемся? Становится чересчур холодно.

Девушка весело рассмеялась и направилась к своей одежде. Скоро оба вновь был одеты и вооружены, осталось только сунуть мечи в ножны. В этот самый момент Ялна удивленно вскрикнула.

— Что случилось с моим клинком?! Почему он теплый? Даже горячий, будто его держали в огне.

Тирульф схватился за рукоять своего меча.

— Мой тоже!

Он поднес лезвие ближе к глазам. Блестящая по-прежнему сталь теперь была покрыта множеством рун, и полированная поверхность, казалось, отражала куда больше света, чем падало на клинок.

— С моим то же самое! — воскликнула Ялна, затем, резко выругавшись, сунула оружие в ножны.

— Может, это и есть поддержка, оказанная нам Фрейей, — предположил мужчина.

48
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru