Пользовательский поиск

Книга Жажда мести. Содержание - Глава тринадцатая. КОЛДОВСТВО

Кол-во голосов: 0

Гутрун отбросило к стене, она сильно ударилась спиной, на миг все поплыло перед глазами. Она напряглась, пытаясь удержаться на ногах, в следующее мгновение различила, как Тёкк вновь подняла руку. На этот раз она хотела направить луч в сторону Песни Крови, Гутрун вновь бросилась на колдунью.

Хальд тоже заметила, как Тёкк повернулась в их сторону, и подняла руку.

— За Фрейю и Фолькванг! — воскликнула она и развернула покрывало с кровью Тора.

Удар служительницы Хель пришелся в чудесный талисман. Покрывало покрылось облачком пара и отразило багровый луч. Хальд бросилась к Тёкк, на ходу выкрикивая заклинания. Тончайший луч ослепляющего золотистого света вырвался из ее левой руки. Тёкк небрежным движением отвела лучик в сторону.

Заметив, что колдовство хозяйки замка едва не повергло Гутрун, Песнь Крови издала яростный боевой клич и начала сражаться с Локитом по-настоящему. Если ей придется выбирать между дочерью и этим новоявленным сыночком, конечно, она отдаст предпочтение Гутрун.

Лезвие ее вороненого меча наткнулось на клинок Локита. Посыпались багровые искры. Она нырнула влево и напала на мертвеца сбоку. Оказалось, что ловкости Локиту не занимать. Он сражался столь же умело, как и его всадники Смерти, однако отсутствие боевого опыта ничем не восполнить, и мертвец на мгновение потерял равновесие. Этим воспользовалась Песнь Крови и принялась наседать на врага, не давая тому ни секунды передышки.

Гутрун между тем полностью пришла в себя и вновь попыталась вырвать у Тёкк ритуальный нож. Моментом позже до них добралась Хальд и набросила волшебное покрывало с кровью Тора вокруг шеи колдуньи.

Тёкк страшно вскрикнула, а в тех местах, где талисман коснулся ее кожи, вздулись огромные волдыри. Хальд изо всех сил прижимала и прижимала покрывало. Колдунья выпустила кинжал и схватилась за чудесный амулет. Гутрун подхватила кинжал и с размаху вонзила его в сердце Тёкк.

Служительница Хель продолжала кричать. Гутрун вырвала кинжал, и из раны начала сочиться отвратительная черная жижа. Хальд все еще удерживала покрывало, и крупные волдыри покрыли прекрасное лицо Тёкк.

Гутрун повернулась в сторону матери, ведущей отчаянную борьбу с Локитом, а Хальд еще сильнее прижала волшебный талисман к голове ведьмы. По телу Тёкк побежал озноб, она вздрагивала все сильнее и сильнее.

Тем временем мастерство владения оружием, которым обладала Песнь Крови, взяло верх, и она вновь сумела поставить мертвеца в безвыходное положение. Отбив его удар, воительница сумела зайти сбоку и с размаху рубанула его по руке. На этот раз Локит не сумел парировать удар. Черная жижа потекла из предплечья. Он пронзительно и жалко запричитал, и Песнь Крови опять не смогла устоять.

— Брось оружие! — приказала Песнь Крови.

В глазах Локита был виден испуг, лицо скривилось от боли, однако, отрицательно покачав головой, он вновь набросился на воительницу.

Гутрун метнула ритуальный нож, целясь Локиту в шею, туда, где заканчивался верхний край кольчуги. Она промахнулась, и кинжал пролетел справа от головы мертвеца. Он вздрогнул и на мгновение отвлекся. Песнь Крови ударила его по шее. Голова Локита почти отделилась от туловища. Во взгляде его застыла ненависть, и он упал на пол, здесь и замерев. Все та же отвратительная влага обильно хлынула из огромной раны.

Песнь Крови страшно вскрикнула, с ужасом наблюдая за тем, что она сделала с сыном. Выпрямившись, она увидала Гутрун, бегущую к ней. Воительница раскрыла руки и обняла дочь.

Вафтруднир и Харбард продолжали бороться. Оба изрыгали проклятия и пытались подмять один другого. Ялна и Тирульф сражались со всадниками Смерти.

Гутрун вырвалась из объятий воительницы и бросилась к открытым дверям. Она схватила один из вороненых мечей, валявшихся возле кучи, оставшейся от погибшего воина Хель, и вернулась к матери, став с ней бок о бок.

— Ялне и Тирульфу нужна помощь.

Песнь Крови кивнула и поспешила в другой угол. Тирульф громко поблагодарил воительницу, та в свою очередь приказала дочери:

— Спрячься за алтарем!

Гутрун кивнула, перескочила на другую сторону возвышения, здесь приготовилась встретить всадника Смерти, направлявшегося к ней. Моментом позже к ней присоединилась Песнь Крови. Пользуясь тем, что находились выше врага, они атаковали его с двух сторон.

В этот момент Тирульф и Ялна вдруг обнаружили, что всадник Смерти, на которого они теперь напали вдвоем, не желает продолжать бой. Скелет опустил меч и быстро завертел головой, словно прислушиваясь к чему-то, доносившемуся то слева, то справа. Затем он метнулся в сторону и побежал к телу Локита. Здесь он подхватил мертвеца, взвалив на плечо. С этой ношей он направился к Ялне и Тирульфу. Успел отбить удар, как внезапно багровое пламя омыло его с ног до головы. Его движения стали куда проворнее, чем раньше. Тирульф и Ялна были вынуждены отступить.

— Я не могу сдержать его натиск! — закричал Тирульф.

Он заметно устал и уже не нападал, а только отбивался от наседавшего скелета, к тому же удерживавшего на плече тело Локита.

Неожиданно всадник Смерти бросился к выходу и выскочил из храма Хель.

Возле алтаря Песни Крови удалось срезать голову последнего воина Хель. Кольчуга рухнула на пол, откатился шлем.

Песнь Крови похлопала дочь по плечу:

— Ты хорошо сражаешься, дочка. Мне вдруг открылось, что ты погибла.

Она еще раз обняла Гутрун, затем оглядела поле боя — не было ли какой другой опасности?

В этот момент в кумирне вновь раздался пронзительный вопль. Это Хальд продолжала сжимать горло Тёкк скрученным в жгут священным покрывалом Тора.

Служительница Фрейи прижала коленями к полу вздрагивающую в предсмертной агонии хозяйку замка. Теперь все тело колдуньи покрылось страшными пузырями, там и здесь проступали жуткие ожоги, обнажившие плоть. Тёкк начала дымиться, ее голова превратилось во что-то подобное огромному куску раскаленного угля. Волосы давным-давно слезли. Однако ведьма продолжала бороться, все еще пытаясь вырваться из тисков обжигающего талисмана. Она прожила столетия и очень не хотела уходить из жизни.

Тогда Хальд начала напевать заклинания Фрейи, в ее глазах загорелись ненависть и жажда мести. Сопротивление Тёкк ослабевало, ее тело неожиданно выгнулось дугой, и ей чуть было не удалось сбросить с себя девушку. Обгорелые тощие руки ведьмы потянулись в горлу Хальд.

— Не позволяй схватить себя за горло! — закричала Гутрун. Открывшаяся в ней сила подсказала, каким образом Тёкк пыталась продлить существование. — Убей ее! — исступленно закричала Гутрун и бросилась к подруге. — Хватит с нее!

Хальд глянула на Гутрун. Лицо служительницы Фрейи обратилось в маску ненависти. Взгляды девушек встретились, и Хальд постепенно начала приходить в себя. Наконец она кивнула и прочитала последнюю — решающую! — руну заклинания.

Покрывало вспыхнуло бело-голубым пламенем, обнявшим голову и плечи Тёкк.

Хальд вскочила и отпрыгнула в сторону. Уже оттуда смотрела, как извивалась колдунья, слушала ее вопли. Затем хозяйка замка замолчала, и на том месте, где только что корчилось в агонии ее тело, осталась лишь кучка пепла. Откуда-то издали донеслись рыдания, скоро стихли и они.

76
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru