Пользовательский поиск

Книга Жажда мести. Содержание - Глава девятая. ЗА ПЕСНЬ КРОВИ И СВОБОДУ!

Кол-во голосов: 0

— Я пытался достучатся до тебя, предупредить, что в коридоре тебя ждет человек. Если прикажешь, хозяйка, я оторву им головы. Мне это раз плюнуть, — донесся из-за спины голос Вафтруднира.

Тёкк отрицательно покачала головой.

— Я сама могу исполнить этот фокус. Для этого не нужны руки, хватит и слова, а то и мысли. — Затем она холодно взглянула на Ковну и добавила:

— Если пожелаю. Какая нужда подвигла тебя рисковать своей головой, Ковна?

— Правда ли, что посланные тобой на поиски Песни Крови всадники Смерти вернулись ни с чем?

— О, ты, оказывается, завел в моем замке шпионов, — засмеялась колдунья. Она просветила мысли генерала и с изумлением убедилась, что так оно и есть. Это уже было слишком! — Значит, ты сумел обзавестись соглядатаями. — После короткой паузы она подтвердила:

— Да, всадники вернулись, в этом нет никакой тайны.

— Ты послала девятерых. Вернулось шестеро.

— Попусту занимаешь мое время, Ковна. Ты спрашиваешь меня о том, на что уже имеешь ответ.

— Эти шестеро подтвердили, что Песнь Крови мертва?

— Она мертва, — заверила его Тёкк и тут же вспомнила о магическом контакте, произошедшем между воительницей и ее дочерью.

«Выходит, она жива? Иначе как ее образ мог проникнуть в мой замок? Почему я вовремя не подумала об этом? Как я могла допустить такую серьезную ошибку?» — ужаснулась служительница Хель.

Между тем Ковна продолжал допытываться:

— Почему вернулось шестеро? Что случилось с тремя всадниками?

— Я уже послала всадников Смерти, чтобы они до конца выполнили задание. Я приказала доставить ее голову. Это будет надежное свидетельство?

— Прикажи ётуну открыть ворота, — потребовал Ковна. — Я пошлю своих людей, чтобы они проследили за дорогами, ведущими к замку. Воинское чутье еще ни разу не подводило меня. Я уверен, мой враг жив и подбирается к этому логову. Если это правда, она непременно атакует твой замок.

— Забудь о ней! — грозно приказала Тёкк. — Она будет уничтожена.

— Это ты говоришь о женщине, практически в одиночку сокрушившей Нидхегга, а он был колдун пострашнее тебя. Когда имеешь дело с Песнью Крови, ничему нельзя верить, и прежде всего вестям о ее гибели. Я так понимаю, ты не знаешь, что случилось с теми тремя, не так ли? Что ж, я расскажу тебе. Богам известно, где эта гадина сумела отыскать средство уничтожить троих твоих воинов.

— Уничтожить всадников Смерти? — засмеялась Тёкк. — Ты в своем уме? Этого не может быть. Только бог или богиня способны справиться с ними.

— Значит, Песнь Крови сумела получить помощь от богов.

— Это не так просто. Такую помощь на пустом месте не предоставляют.

— Трудности никогда не останавливали эту смутьянку. Она взбунтовала рабов и сумела сбежать из замка Нидхегга, когда была совсем девчонкой, Прикажи открыть ворота, Тёкк. Ради твоего и моего спасения. Позволь выставить патрули.

— В этом нет необходимости. Если она отважится и решит штурмовать замок, мне поможет магия. Я в состоянии разрушить все ее планы.

— Прикажи открыть ворота. Я вышлю дозор. Я не верю в твою магию. Я ей не доверяю. Вот еще вопрос. Что там за история с побегом? Мои люди доставили в замок двух женщин, одна из них совсем девчонка. Это правда, что с твоего позволения старшая ухитрилась бежать. Я имею в виду ту самую служительницу Фрейи, подругу Песни Крови. Она же помогла уничтожить короля Нидхегга. Может, в настоящую минуту эта дрянь сумела добраться до Песни Крови, и они теперь вдвоем обдумывают, как штурмовать твой замок?

— Она не сбежала, Ковна. Она мертва. Я обследовала колдовским взглядом все помещения замка и, прежде всего Хранилище падали, куда ее заточили. Нигде никаких следов. Если ты не веришь мне, я посылала Вафтруднира, чтобы он отыскал ее труп. Он ничего не нашел. Это может случиться в одном-единственном случае, когда того человека, которого разыскивает ётун, больше не существует на свете. Меня обижают твои подозрения, из моего замка не сбежишь. Я сама попыталась отыскать ее душу и обнаружила ее в Нифльхейме. Она погибла в лапах черного зверя, живущего в Хранилище падали. Могу заверить тебя, это была страшная смерть.

— Прикажи открыть ворота, — упрямо повторил Ковна. — Прикажи ётуну открыть ворота.

— Прикажи ему сам.

— Он меня не послушает.

— Тогда ворота останутся закрыты до тех пор, пока я не решу выехать из замка. У тебя все? Что-то я перестала доверять тебе, Ковна. Не слишком ли вольно ты ведешь себя в моем доме? Я требую, чтобы ты и твои люди перестали смущать покой обитателей замка, не склоняли их к шпионству. Ты здесь в моих руках, не забывай об этом.

Она попыталась прошмыгнуть мимо Ковны.

Не тут-то было! Генерал загородил ей дорогу, что при его огромном теле было совсем нетрудно. Потом, видимо, Ковна решил, что это слишком, и сделал шаг в сторону. Тёкк вскинула голову, подобрала платье и прошествовала мимо него. Ётун, следовавший за ней по пятам, проходя мимо Стирки, то ли нечаянно, то ли нарочно толкнул офицера. Тот врезался в стену, взвыл от боли и схватился за меч.

— Нет! — выкрикнул Ковна.

Стирки выругался и убрал пальцы с рукояти. Он отсалютовал генералу и косо глянул на инеистого великана. Тот отплатил ему тем же.

— Тогда мы сами откроем ворота, — сказал Ковна удаляющейся Тёкк и направился к лестнице, ведущей во внутренний двор.

Свита, сопровождавшая его, двинулась следом.

«Что ж, попытайтесь, — решила про себя ведьма. — Посмотрим, что у вас получится». В следующее мгновение она прикоснулась к мыслям Ковны. Все то же самое, о чем они только что вели беседу: лютая ненависть к Песни Крови, желание обезопасить себя, дерзость и своеволие и в самой глубине трепет и животный страх. Попытка открыть ворота — это жест отчаяния.

«Ворота запечатаны магическим заклятием, кроме того, запирающее створки бревно сдвинуть под силу только Вафтрудниру. Однако насчет Песни Крови Ковна прав. Я непременно снова пошлю всадников Смерти. Почему я не подумала об этом раньше? Ладно, и сейчас не поздно…» — прикинула Тёкк.

Она вновь ощутила уже знакомую слабость, замутившую колдовской взор, окружающее пространство поплыло у нее перед глазами. Она рассеянно попыталась припомнить, чем же еще собиралась заняться, и не смогла. Шла по коридору и мучительно пыталась восстановить в памяти что-то важное, только что мелькнувшее в мыслях и вдруг вновь и решительно позабытое.

Так и не вспомнила — прошла мимо коридора, ведущего в ту часть замка, где размещались всадники Смерти.

Локит с облегчением выдохнул. С большим трудом ему удалось отвратить мысли Тёкк от необходимости послать в поход всадников Смерти.

«Нет уж, хозяйка, — мертвец улыбнулся, в тот момент он направлялся на конюшню, — я не позволю тебе отослать моих воинов. Они понадобятся здесь, в замке. У меня есть кое-какая задумка. Песнь Крови ничем не угрожает ни мне, ни той силе, что я владею. Только теперь я начал понимать, какой мощью обладаю, по сравнению с ней ты просто ничтожество. Хель наградила меня такими возможностями, о которых ты даже не догадываешься. Это искусство за пределами твоего понимания. Мне бы только выгадать время, чтобы проснуться окончательно. Нет, не проснуться — возродиться раз и навсегда, развернуться в полную мощь, овладеть всеми приемами. Тогда ни ты, ни Гутрун не посмеете противостоять моей власти».

Он добрался до конюшни, нашел входной люк, подергал крышку. Потом с силой дернул — люк распахнулся. В помещении было темно. Глаза Локита быстро привыкли к черноте, в глубине зрачков засветились багровые огоньки. Он проник в конюшню, спустился по короткой лестнице к стойлам, где помещались шесть лошадей Тьмы. Рядом на полу различил шестерых воинов. Все они лежали на голом полу, завернувшись в черные плащи.

Они располагались на спинах, руки крест-накрест сложены на груди. Под плащами полное воинское облачение. Только прикажи, сразу поднимутся и бросятся в бой.

«Да, — подумал Локит, — и этот приказ теперь могу отдать я и только я».

67
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru