Пользовательский поиск

Книга Жажда мести. Содержание - Глава шестая. ХОЛМ

Кол-во голосов: 0

Глава тридцатая. ВОЗВРАЩЕНИЕ

» Разрезатель Волн «, влекомый ударами весел, вошел в родную бухту Магнуса. За ним в залив один за другим втянулись девять таких же высокогрудых, длинных снеккий. Двести ульфбьернов, составлявших их команды, при оружии стояли вдоль бортов и разглядывали то, что осталось от поселения.

Половина деревни была сожжена, все жители убиты. Магнус, приставший первым, бросился в родной дом и вынес оттуда бездыханное тело жены. Слезы текли по его бородатому лицу.

— Она выглядит, — угрюмо заметил Гримнир, обращаясь к Песни Крови, — словно долгие годы пролежала в могиле. Другие тоже не лучше.

Песнь Крови с ужасом взирала на трупные пятна, которыми были помечены все, невинно убиенные в деревне, и на глазах разлагавшуюся плоть. Эта картина была ей знакома. Она сузила глаза и произнесла с горечью:

— Работа всадников Смерти.

Ее голос дрожал от гнева:

— Тёкк, должно быть, послала их разыскать меня. Они следовали по моему следу, пока не добрались до этой бухты. По морю они, как видно, скакать не могут, вот и устроили здесь погром.

— Скорее всего, так и есть, — согласился Гримнир, — ведь земля — угодье Хель, а море принадлежит Эгиру и Ран.

— Может быть, и так, — кивнула Песнь Крови, затем, не сдерживая ярость, воскликнула:

— Только что в этом толку, если они и здесь, и в Долине Эрика орудуют совершенно безнаказанно. Их не возьмешь ни мечом, ни стрелой, ни копьем. Одно прикосновение к ним убивает. Мы, конечно, поможем Магнусу похоронить близких, но больше тянуть нельзя. Всадники Смерти ищут меня, в этом я не сомневаюсь. Они могут учуять, что я вернулась, и напасть снова.

Когда овальные могилы были вырыты и несчастные жертвы погребены, сверху их завалили камнями. Так же быстро провели и похоронный обряд. Магнусу не терпелось самому отомстить за смерть близких ему людей. Он так и сказал, обращаясь к Песни Крови:

— Я иду с вами. Со мной все мои ребята. Мы требуем, чтобы нам было предоставлено право на месть. Сколько тебе, Песнь Крови, столько и нам.

Воительница попыталась объяснить Магнусу, что сражаться со всадниками Смерти простому люду, не защищенному особыми заклятиями, бессмысленно. Сказала, что уже навидалась смертей, но отказать Магнусу в святом праве на месть не может.

— Увидишь всадников Смерти, вспомни, о чем я говорила. Ни в коем случае ни ты, ни твои люди не должны приближаться к ним. Избегайте всякого прикосновения. Пусть берсерки встанут против них стеной и защищают вас, — предупредила она. — Я полагаю, что магия Одина сумеет защитить их от этих чудовищ.

Через несколько часов войско двинулось в путь. Гримнир передал Песни Крови поводья Свободного Копыта, сам взгромоздился на Кровавое Копыто — во время нападения врага животные не пострадали — так и двинулись впереди колонны.

К ним приблизились Харбард и Ульфхильда.

— У тебя что, ноги болят? Руки, понятно, повреждены, а ноги? — спросил вождь.

Воительница удивленно глянула на него, потом перевела взгляд на Гримнира.

— Харбард и его люди считают слабостью, если кто-то отправляется в поход, сидя в седле, — объяснил тот.

Он не выдержал и рассмеялся. Песнь Крови вполне серьезно ответила:

— Это на них похоже. Сомневаюсь, чтобы какой-нибудь скакун выдержал этих зануд.

Засмеялся и Харбард:

— Ладно, скачите. Посмотрим, насколько быстры ваши кони и смогут ли они угнаться за нами.

— Послушай, Харбард, — спросила Песнь Крови, — ты уже познакомился со всадниками Смерти? Убедился, сколько бед они могут наделать? Если ты не хочешь рисковать жизнями своих людей, я это пойму. Хотя, помнится, я предупреждала тебя перед походом, с какой пакостью нам придется иметь дело, однако теперь, увидев все воочию, как ты намерен поступить?

— Это не вопрос, — ответил вождь воинов-ульфбьернов.

Ульфхильда пояснила:

— Если нам суждено погибнуть, сражаясь с ними, то мы погибнем. Один выразил желание помочь тебе, Разорвавшая Петлю, и мы помогаем.

Вопросов больше не было. Песнь Крови и Гримнир вели войско, Магнус и вся команда» Разрезателя Волн» двигались верхом на конях, оборотни бежали легкой трусцой.

— Давай, пошевеливайся, — на ходу прокричала Песни Крови Ульфхильда. — Что-то твой скакун еле ноги переставляет.

Воительница удивленно вздернула брови, ударила коня пятками и перевела его на легкий галоп.

— Это уже лучше! — воскликнула женщина и легко прибавила шаг.

— Как долго они могут бежать подобным образом? — обратилась Песнь Крови к Гримниру.

Спросила тихо, почти шепотом. Вместо рыжебородого ответила Ульфхильда:

— Если Один пожелает, весь день и всю ночь.

Гримнир расхохотался.

— У, Волчьи Уши! — Он показал Ульфхильде кулак, потом предупредил Песнь Крови:

— Говори потише, если не хочешь, чтобы все твои тайны стали известны Ульфхильде.

Женщина-оборотень рассмеялась и в шутку погрозила рыжебородому великану боевым топором с двумя лезвиями.

— Можно я расспрошу тебя, Волчьи Уши, кое о чем? — обратилась к ней Песнь Крови. — Я не видала на острове детей.

Ее мысли постоянно вертелись вокруг Гутрун.

— Конечно, ты их и не могла увидеть, — на бегу ответила жена вождя, — но не сомневайся, Меченная Рунами, они тебя видали. Все они живут на острове, но не с нами. После рождения мы оставляем их диким зверям. Если им предназначено выжить, они выживут, и когда станут постарше, возвращаются к нам, чтобы научиться владеть мечом и топором.

— Как же вы можете так поступать со своими детьми? Как же можете определить, чей это ребенок?

Ульфхильда и Харбард рассмеялись, а Гримнир пошутил:

— По запаху.

Песнь Крови пожала плечами и окинула взглядом небо. Оно было свободно от туч, солнце, вольно блиставшее в голубой дали, заметно склонялось к горизонту. Надвигался вечер. Полдня они провели, отдавая последний долг павшим в поселении Магнуса. Теперь Песнь Крови все прибавляла и прибавляла ход. Об остановке, устройстве лагеря, в котором войску удобно было провести ночь, даже не заикалась. Однажды, обращаясь к Гримниру, Хабарду и Ульфхильде, обмолвилась, чтобы те предупредили своих людей — пусть постоянно следят за небом.

— Не спускать с него глаз. Как только приметят, что надвигаются тучи или какая-то иная хмарь начинает застилать глаза, пусть сразу предупредят. Может случиться, что это всадники Смерти готовят атаку. Лошади этих выродков не выдерживают прямого солнечного света.

— А они сами? — спросил Гримнир

— Не знаю. Солнечные лучи на других воинов Хель не действуют, только на их скакунов. Что же касается всадников Смерти, — она пожала плечами, — в любом случае, по ночам следует выставлять усиленные караулы и следить за всяким изменением погоды, да и днем тоже. Вот еще о чем предупредите людей. Стоит им приблизиться, как возникает низкий воющий звук. Его издают их лошади. От него сразу становится не по себе, мурашки по телу пробегают.

— Я буду прислушиваться, — пообещала Ульфхильда. — Все наши люди также станут держать ушки на макушке.

— Особенно ночью, — подчеркнула Песнь Крови. — Есть еще примета, ее тоже необходимо знать. Ночью, в самый мрак поблизости появляются багровые огоньки, похожие на светлячков. Так светятся глаза всадников Смерти и их коней.

— У нас зрение не менее острое, чем слух. Так что, Разорвавшая Петлю, будь спокойна. Если и слух не поможет, мы за версту учуем присутствие падали, — заверил воительницу Харбард.

Песнь Крови кивнула и помахала забинтованными руками. На лице проступила гримаса боли. С той поры, как Ульфхильда принялась лечить ее запястья, воительница почувствовала, какими жесткими они стали. Кроме того, ей досаждал нестерпимый зуд. Пришло на ум желание сорвать эти повязки да хорошенько размяться. Она тут же осадила себя, раны должны окончательно затянуться, иначе какой из нее боец. Она и меч в руках не удержит. Нечего торопиться, без работы эти руки не останутся. Еще сколько дел впереди, еще следует посчитаться с Тёкк, с Ковной, освободить Гутрун.

61
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru