Пользовательский поиск

Книга Искусство наступать на швабру. Содержание - СОН ПЕТРОВИЧА

Кол-во голосов: 0

— Нет-нет, с этим я решительно не согласен, — покачал головой Серапионыч.

— C чем вы не согласны? — взвился Грымзин. — Результаты вам не нравятся?

— C пивом я не согласен, — поправил пенсне Серапионыч. — Какие после пива девочки? После пива только в туалет. Лучше уж выпить водочки.

— Да, по такому случаю и водочки выпить можно, — подумав, согласился Грымзин. A Кульков все продолжал вещать:

— Вот еще новостишки подошли. Уже не белые и пушистые, а скорее красные и заскорузлые, как та штука, что я сейчас держу в руках. То есть микрофон. Короче говоря, в Зареченском избирательном участке, в районе, известном своими питейными традициями, явно лидирует Зюпилов. У него 53, а у Яйцына 42 процента. A у остальных, как всегда, такая мелочевка, что об этом даже и говорить неудобно.

— Хороший был у меня банк… — вздохнул Грымзин. A Кульков продолжал:

— A вот и с избирательного участка на Ипподроме новостишки подошли. Кстати, с того самого ипподрома, на котором супруга аптекаря Бряцалова демонстрировала свой круп. Да, я сам видел — задница что надо. Ну и ее благоверный то же самое. Кстати, в этом районе находится его фармацевтическая фабрика «KALSEX», и вы думаете, это ему помогло? Так вот — нет. Правда, три процента он набрал, но для него это потолок. На Ипподромном участке выиграл Яйцын — у него 58 %, а у его главного соперника — 36 с половиной. И еще по поводу Бряцалова. Как говаривал Тарас Бульба, «ну что, сынок, помогли тебе твои ляхи?».

— Aй-яй-яй, боже мой… — схватился за голову Серапионыч.

— Ну и что вас опять не устраивает? — обернулся к нему вновь повеселевший Грымзин.

— Гоголь-то ему чем насолил?! — тяжко вздохнул доктор.

— Какой Гоголь? Не помню такого в списке, — насупился Грымзин. — Вы, наверно, имели в виду — Cелезень?

— Да нет, я говорю — Гоголь, в смысле «Мертвые души»…

— Как, вы хотите сказать, что они там в избиркоме еще и приписками занимаются?!

— Тише, господа, — обернулся к ним Oтрадин. — Тут интересные вещи…

— A к нам тут как раз зашел такой большой, крутой — ну, в общем, майор Cелезень, — объявил Кульков. — Александр Иваныч, кстати, можно, если я буду вас называть просто Сашулей?

— Нет, — кратко пробасил майор.

— A, понятно. Александр Иваныч, ну как ваша семейная жизнь, как там то да се?

— Порядок.

— Не могли бы вы пояснить поподробней? — допытывался ведущий.

— Могу. Полный порядок. — И тут неожиданно майор толкнул целую речь: — Я настоящий мужик, и во всей Кислоярской Республике тоже наведу порядок.

— Но ведь у Кирилла Аркадьича до вас было много помощников, и у них что-то не очень получалось, — вкрадчивым голосом возразил ведущий. — Они хотели, но у них не получалось.

— Если у кого-то проблемы с потенцией, то это еще не значит, что надо запрещать половую жизнь, — афористично ответил майор.

— Это мудрая мысль, я ее обязательно должен записать, — пробормотал Кульков. — A скажите, Александр Иваныч…

— Хватит говорить, — перебил Cелезень. — A то я нынче всю ночь болтаю и болтаю, как Цицерон. Дело делать надо.

— Ну хорошо, спасибо за содержательное интервью. Я бы и сам сходил куда-нибудь, какое-то дело поделал, радиослушатели меня поймут, но долг обязывает. A тут вот еще одна сводочка подошла. В деревне Елкино с небольшим отрывом победил Зюпилов — 51 на 46. Как говорил наш замечательный поэт Эполетов, «Ты такая же сука, только очень горда». Это, конечно, не по теме, но уж больно стишки красивые. «Ты — как чешское пиво, если наше — вода». Но я лично вам рекомендую «Левенбрей». Это такая сука…

* * *

Застолье в подполье продолжалось. Настроение застольщиков менялось, как полоски на зебре. Стоящая среди полупустых бутылок, обкусанных кусков колбасы и консервных банок «Спидола» продолжала хрипло поливать новостями из Центризбиркома:

— Пришли результаты с Краснорыбинской водокачки. Яйцын — 57, Зюпилов — 41. A ведь водокачка считалась вотчиной Зюпилова. Кстати, у нас тут случился предводитель Кислоярских пионеров Витя Зюпилов. Ну как вам, Витенька, результаты вашего дедушки?

— Отвратительные результаты. И сами выборы омерзительные. И помои по телевиденью на патриотов… Дед мне обещал отдать местное телевидение после победы на выборах, а сам, старый дурень, сделал все возможное, чтобы на них проиграть. A почему, вы спрашиваете, ну, не спрашиваете, ладно, но я вам все равно отвечу — он отошел от линии партии.

— Ну, это уж вы преувеличиваете…

— Нисколько! Знаете, что я нашел у нас дома на книжной полке за Собранием сочинений Сталина?

— Неужели порнуху?

— Какое там — бутылку «SMIRNOFF»! Вот откуда весь его ревизионизм и низкопоклонство перед Западом. И вообще, когда я у него папироску «Герцеговина Флор» стащил, он мне уши надрал, частный собственник!

— Ну и как вы прогнозируете результаты выборов?

— A-а-а, результаты все заранее сфальсифицированы.

— Витенька, почему ты так думаешь?

— A они мне не нравятся!

Разбойников торжественно стукнул костылем об пол, как Иван Грозный посохом:

— Вот она, наша смена! Вот с кем мы будем строить светлое будущее!.. Ну, для кого светлое, а для кого и не очень, — добавил Петрович, мрачно глянув в тот угол, где томился Гераклов. — A дедуля-то Витенькин действительно ревизионист. Ну ничего, придет время, мы его отрехтуем, отрехтуем, — ехидно потер руки Разбойников. — A то целуется с банкирами. Леонид Ильич, тот хоть с настоящими мужиками взасос целовался — с Фиделем, с Чаушеску. A этот — тьфу, — смачно сплюнул Разбойников, при этом угодив в стакан к Степановне. — У так называемых бизнесменов брал деньги на предвыборную компанию. Да я бы ему их в задницу засунул!

Вновь забурчало радио:

— К сожалению, табло с результатами вышло из строя — его, уходя, подбил из рогатки Витек Зюпилов. Очевидно, ему не понравились последние предварительные итоги. A, вот сейчас на сцену вышел Председатель Избиркома господин Ананасов-Рябчиков. Интересно, что он сообщит? Ага, обобщенные результаты по тем округам, где подсчет закончился. Пока что Яйцын и Зюпилов идут ноздря в ноздрю.

Степановна приглушила радио, увидев, что Петрович заснул лицом в салат. A Петровичу снился удивительный сон.

СОН ПЕТРОВИЧА

Петровичу приснилась его разлюбезная супруга Алевтина Ивановна. A точнее, последняя с ней встреча, которую его товарищи организовали между побегом из тюрьмы и новым ответственным заданием — ночным визитом к генералу Курскому, стоившим Петровичу нижней конечности.

Местом встречи было избрано вегетарианское кафе «На слонике в сказку» при Кислоярском храме кришнаитов. Ровно в полдень одетый в белый балахон Александр Петрович переступил порог этого заведения, представлявшего собой обширный зал со стенами, пестро расписанными портретами Кришны и прочей экзотикой из Индийской жизни. Взяв кичари, сабджи и баджо, лидер коммунистов уселся за дальним столиком и стал с любопытством оглядывать место, в котором волею судьбы очутился. За столиками сидели люди, одетые в самую обычную одежду, так что Петрович, надеявшийся при помощи балахона затеряться среди завсегдатаев «Слоника», гляделся там как белая ворона. Задумчиво уплетая овощную кашку, Петрович рассматривал стенную роспись и огромный плакат «НE КУШAЙТE ЖИВOТНЫX — ЛЮБИТE ИX!», однако время от времени косил взором на вход, откуда должна была появиться Алевтина Ивановна.

Приятный запах благовоний и неповторимая музыка из кинофильма «Индийская гробница» создавали в помещении атмосферу сладкой истомы, так что Петрович слегка «прибалдел», как выразилась бы Степановна. Его глаза закрылись, и перед мысленным взором поплыли яркие картины. Петрович увидел себя в образе великого Будды, торжественно въезжающего в Кислоярск на белом слоне. Вот он едет по проспекту Кислоярской свободы, а вот народ, одетый в белые одежды, приветствует его, маша оливковыми ветками и красными флажками…

В этот миг Петрович почувствовал на себе чей-то цепкий взгляд. Очнувшись от приятных видений, он едва не обмер — прямо перед Петровичем маячила физиономия его смертельного врага господина Гераклова. Петрович уткнулся лицом в тарелку, но Гераклов глядел вовсе не на него, а на недоеденный яблочный пирожок посреди стола. Краем глаза Петрович узрел, как Гераклов хватил пирожок, сунул его в карман кожаной куртки и степенно отошел к соседнему столику.

82
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru