Пользовательский поиск

Книга Искусство наступать на швабру. Содержание - ГЛАВА ШЕСТАЯ. ЗАПАХ СОКРОВИЩ

Кол-во голосов: 0

— Нет, я решительно против, — заявил Грымзин. — То, что вы тут наговорили, может, и правильно, но всему же своя мера! Вы послушайте, что он пишет. — Банкир достал из дипломата номер газеты «Кислое поле» и зачитал: — «В последние дни заметна активность возле стоящего на городском причале плавучего сооружения „Инесса“. То есть плавучим его можно назвать лишь в том смысле, что оно, подобно калу, не тонет. По имеющейся у нас непроверенной информации, владелец судна, нечистый как минимум на руку банкир Грымзин, собирается с награбленными народными деньгами сбежать на Новую Гвинею, чтобы обучать местных людоедов цивилизованному каннибализму. Не удивительно и участие в этой авантюре и так называемого политика Гераклова, чьи фантазии не простираются дальше того, чтобы посадить на кол своих идейных противников». Ну и так далее в том же духе.

— Так это ж как раз то, что нам нужно! — обрадовался Гераклов. Он был явно доволен, что наконец-то его подзабытая народом фамилия вновь замаячила на страницах прессы. — Впрочем, я же не настаиваю… Да, кстати, вы давеча спрашивали насчет радиста. Я тут нашел одного специалиста, это некто Oтрадин Андрей Владиславович. Сейчас он приводит в порядок радиорубку. Подметает, моет полы…

— Что за человек? — нетерпеливо перебил Грымзин.

— Что за человек, пока не знаю, но в своей области — знаток. Настоящий фанат радиотехники.

— Это хорошо, — одобрил банкир. — По крайней мере, не будет совать нос не в свое дело. Ну а как насчет корабельной команды?

— Увы, здесь главная загвоздка, — погрустнел Гераклов. — Где взяться настоящим морякам в нашей Кислоярской Pеспублике, откуда хоть три недели скачи — ни до какого моря не доскачешь, разве что до Кислого.

* * *

На следующий день, когда грузчики под отеческим присмотром Гераклова погружали на «Инессу» ящики с коньяком, сникерсами, тампексами и прочими столь же необходимыми в кладоискательском круизе вещами, на пристани появился весьма колоритный господин, имеющий желание переговорить с кем-то из владельцев судна. Поскольку законный владелец Грымзин, как обычно, отсутствовал, то колоритного господина принял Константин Филиппович Гераклов.

A выглядел новопришедший господин действительно колоритно, если не сказать более. То был человек неопределенно-пожилого возраста и роста ниже среднего, одетый в слегка дырявую тельняшку и серые брюки, левая штанина коих была заправлена за пояс по причине отсутствия ноги, которую заменял костыль. Рыжая шевелюра, густые брови, повязка на правом глазу и огромный ворон на левом плече довершали облик просмоленного морскими ветрами Старого Морехода.

Гераклов усадил необычного гостя на ящик со сникерсами и устремил на него по-детски восхищенный взор. Старый мореход вытащил из кармана трубку, набил ее табаком «Герцеговина Флор» и с наслаждением затянулся.

— Полундррра! — вдруг громко прокаркал ворон. Гераклов даже чуть вздрогнул.

— Да не обращайте на него внимания, — сказал бравый моряк, ласково щелкнув своего спутника по клюву. — Он уже сто лет на свете живет и совсем из ума выжил.

— Скажите, капитан… — начал было Гераклов.

— Ну что вы, — чуть смущенно перебил его одноногий моряк, — я пока еще не капитан.

— A, вы этот самый, как его… боцман. Или нет, шуцман. В общем, лоцман.

— Нет-нет, моя фамилия Серебряков. Иван Петрович Серебряков, по должности кок. В смысле повар.

— O, это как раз то, что нам нужно! — воскликнул Гераклов. — A скажите, уважаемый Иван Петрович, нет ли у вас на примете еще каких-нибудь профессиональных моряков, таких же морских волков, как вы?

— Отчего же нету? — пожал плечами Иван Петрович. — Как говаривал незабвенный капитан Флинт, кадры решают все. Шучу.

— Кадррры! Под трррибунал! — радостно захлопал крыльями ворон.

— Помолчи, Гриша. Есть у меня на примете два кадра. Опытные товарищи, большие спецы в своем деле — штурман Лукич и мотористка Степановна. В общем, завтра я их вам представлю, господин Гераклов.

— Вы меня знаете?! — совсем растаял политик.

— Ну, кто ж не знает господина Гераклова! — Губы кока расплылись в улыбке, хотя единственный глаз глянул весьма неприязненно. — Хороший корабль, — продолжал Серебряков. — Если не секрет, куда вы плыть намылились? Уж не на остров ли Борнео?

— Не на Борнео, но тоже на остров, — ответил Гераклов. Он уже хотел было выложить полюбившемуся ему старому морскому волку всю правду о целях экспедиции, но замолк, вспомнив предупреждения Cерапионыча и Чаликовой — не болтать лишнего.

— Жаль, — сказал кок. — Куда я только не плавал — и на Гаити, и на Таити, и на Огненную Землю — только на Борнео не был. Ну ладно, до завтра. — Протянув Гераклову руку, Иван Петрович с трудом поднялся и, ловко перебирая костылем, двинулся прочь с пристани.

A Константин Филиппович, задумчиво глядя ему вослед, размышлял: «Да, побольше бы таких людей, и жизнь стала бы совсем иной. C этим славным моряком я готов не только плыть на Борнео, но даже баллотироваться в парламент. Мы бы с ним такую фракцию сколотили!.. A когда я стану президентом, то обязательно назначу его морским министром. Плевать, что морей у нас нет, если не считать Кислого. Наша Кислоярка впадает в реку, которая впадает в другую реку, которая впадает в славную и могучую Лену. Так что мы еще помочим лапти в море Лаптевых!».

ГЛАВА ШЕСТАЯ. ЗАПАХ СОКРОВИЩ

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ — ПОНЕДЕЛЬНИК

И вот наступил долгожданный день отплытия — внешне ничем не примечательный июльский понедельник. Дабы не привлекать лишнего внимания, было решено отчалиться рано утром, и Грымзин попросил экипаж и пассажиров прибыть на яхту уже в воскресенье вечером. По причине недоукомплектовки экипажа и малоисследованности маршрута исполняющий обязанности капитана «Инессы» адмирал Рябинин принял решение плыть только в светлое время суток, а на ночь становиться на якорь. При таком режиме путешествие до острова должно было занять три, самое большее четыре дня.

Ровно в шесть утра «Инесса», разбудив спящих на пристани бомжей, дала длинный гудок и грациозно отчалила. Адмирал стоял на капитанском мостике и отдавал приказы. Молчаливый штурман Лукич, представительный мужчина средних лет с огромной бородой, правил штурвалом. В машинном отделении колдовала над моторами и прочим техническим оборудованием мотористка Степановна — дородная дама с аляповато наложенной косметикой. Егор помогал адмиралу и штурману поднимать паруса, а когда яхта уверенно вырулила на середину Кислоярки, отправился на камбуз подсоблять коку Серебрякову в подготовке обеда. Радист Андрюша Отрадин, интеллигентного вида молодой человек, в радиорубке испытывал судовую рацию. Настроившись на волну государственного Кислоярского радио, он слушал утренние новости:

«На предвыборной встрече с работниками хот-догного цеха Президент Яйцын и его новый старший помощник майор Селезень изложили десять планов наведения порядка в Республике в случае повторного избрания Кирилла Аркадьевича на пост главы государства. Ряд общественных организаций выступил с инициативой присвоить одной из улиц Кислоярска имя злодейски убитого частного детектива Василия Дубова. Продолжаются поиски сбежавшего из тюрьмы государственного преступника Разбойникова. По сообщению нашего корреспондента из Белоярской Республики, Президент этого государства Лука Дудищев намеревается ввести в парламент почетным членом свой любимый трактор Т-40».

* * *

В это же время банкир Грымзин, политик Гераклов и доктор Владлен Серапионыч, собравшись в каюте Грымзина, отмечали успешное начало плавания.

Выпив две рюмки пепси-колы, банкир разоткровенничался:

— Знаете, господа, я ведь немало удивлен, что «Инесса» вообще оказалась способной двигаться.

— И даже не под Ильичем, — довершил фразу Серапионыч. Он, в отличие от Грымзина, пил не пепси-колу, а чай. Правда, время от времени доктор подливал туда своей любимой жидкости из заветной скляночки, что настраивало его на некоторую скабрезность.

58
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru