Пользовательский поиск

Книга Искусство наступать на швабру. Содержание - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. МЕТОД БУРАТИНО

Кол-во голосов: 0

— Не купит, — улыбнулась Надя. — По дороге я заглянула на почтамт и протелеграфировала в Пушкинский дом. Там мецената знают и предупредят.

— Наденька, вы гений! — воскликнул детектив. — Молчу, молчу! — замахал он руками, уловив укоризненный взгляд Серапионыча. — Тысячу извинений.

— На чем же я остановился? — отпил еще пару глотков доктор. — Ах да. И тут наша очаровательнейшая госпожа Кассирова встала посреди комнаты и, размахивая пустым чемоданом, принялась декламировать поэму, в которой нильский крокодил страстно целовал ее девическую грудь…

Женя и Софья Ивановна слушали рассказ Серапионыча, широко раскрыв рот. Ольга Ильинична Заплатина украдкой что-то записывала на салфетке — похоже, Василий Николаевич присутствовал при рождении нового мифа, столь же неправдоподобного, сколь и правдивого, как знаменитые исторические анекдоты о коне Калигулы, ленинском бревне и дамском платье А. Ф. Керенского.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. МЕТОД БУРАТИНО

— И все-таки, дорогие друзья, что бы вы тут ни говорили, а дедукция имеет место быть, — с уверенностью сказал частный сыщик Василий Дубов, размешивая ложкой кислые щи.

— Есть ли жизнь на Марсе? — голосом лектора по распространению вопросил владелец турагентства Георгий Ерофеев и отправил себе в рот ложку харчо по-Кислоярски — фирменного блюда, приготовляемого в небезызвестном ресторане «Три яйца всмятку». И, аккуратно утеревшись салфеточкой, продолжил: — Может, есть. А может, и нет. Науке сие пока, натурально, неизвестно.

— Да, Василий Николаевич, утверждать, что дедуктивный метод существует — это одно, а вот доказать… — Третий сотрапезник, доктор Владлен Cерапионыч, извлек из внутреннего кармана старомодного сюртука мутную скляночку и накапал в борщ некоей подозрительной жидкости.

— Как же так, доктор! — возмутился Дубов. — Вы, свидетель и участник стольких моих расследований — и еще требуете каких-то доказательств!

— Видите ли, — Cерапионыч откушал ложку борща, вздрогнул и крякнул. — Эх, хороший борщец! Я первый готов снять шляпу перед вашими способностями частного сыщика, однако же, как мне кажется, своими успехами вы больше обязаны вашей, так сказать, деловой хватке, отчасти наблюдательности, и в некоторой степени — достижениям современной криминалистики. Ну и, конечно же, везению. Хотя — еще раз снимаю шляпу — именно вы, как никто другой, способны воспользоваться благоприятными обстоятельствами, что называется, по максимуму. Но дедукция в чистом виде — это все-таки понятие скорее литературное, а в реальной жизни она просто невозможна.

— То есть возможна, но в теории, а не на практике, — уточнил Ерофеев.

— А хотите пари? — азартно воскликнул Василий, которого скептицизм соседей по столу задел за живое. — Вы мне даете какой-то предмет, и я сообщаю вам все о его владельце.

— Очень хорошо. — Господин Ерофеев извлек из потрепанного портфеля мобильный телефон и протянул его Дубову. — На что спорим?

— На десерт, — не задумываясь ответил детектив.

— Согласен! — чуть не хором ответили Ерофеев и Серапионыч.

Вооружившись лупой, Дубов принялся сосредоточенно изучать телефонный аппарат, а Серапионыч с Ерофеевым, продолжая поглощать первое, искоса поглядывали на усилия детектива, казавшиеся им обычным выпендрежем. Было слышно, как под потолком проносятся мухи, а за соседним столиком вяло перебрасываются фразами две сонных девицы.

— Ну, Катька, как жизня половая? — спросила одна из них, прикуривая сигарету трясущимися пальцами с облезшим лаком.

— Все о'кей, — отвечала Катька, отпив кофе. — Вчера такого клиента к себе залучила, а удовлетворить, блин, не смогла. А какой был мужчинка! И не какой-нибудь там, а депутат парламента. Нет, имени его не назову — слово дала.

— Ну ты, блин, даешь! — всплеснула руками Алка. — С кем только меня профессия не сводила, но с депутатом… Ну как, как он в постели?..

— Да никак, — махнула рукой Катька, едва не стряхнув со стола пепельницу. — Цельный час на мне кряхтел, аж лысина вспотела. Разозлился страшно, плюнул и заявил, что завтра же начнет в парламенте борьбу против порнографии и проституции. Ну и хрен с ним, расскажи лучше, как у тебя.

— Да у меня тоже о'кей. Закадрила Кольку — ну, того, что всегда норовит что-нибудь слямзить.

— Ну и как?

— Да нет, на этот раз ничего не упер, даже лифчика — я следила.

— Я имею в виду — как он в постели?

— Хо, уж у этого-то все получилось как надо. Правда, ни хрена не заплатил, но сказал: «Потерпи, Aлка, завтра я тебя с головки до ножек озолочу». Ну, поживем — увидим…

— Да уж, клиентурка нынче пошла! — протянула Катька. — Ну что, давай вдарим по маленькой. Мой народный избранник хоть и сам не удовлетворился, и меня не удовлетворил, так хотя бы заплатил как положено…

— Что ж, — Василий положил лупу в карман, — пожалуй, кое-что о владельце этого телефона я могу сообщить. Он человек деловой и состоятельный, но в то же время скромный и бережливый, слегка «новый кислоярский». Еще недавно носил бороду, а дела его идут неплохо, хотя и без особых взлетов. Вот, пожалуй, и все. К сожалению, мобильник почти новый, и личность хозяина не очень на нем отпечаталась.

— Ну, в общем-то, все правильно, — сказал несколько удивленный Ерофеев. — А как вы догадались?

— Это элементарно, Георгий Иванович, — улыбнулся Дубов. — Только состоятельный и деловой человек заводит себе мобильник, но только скромный и бережливый приобретает самую простую модель, без всяких ненужных наворотов. А то я знаю одного нового бизнесмена, который перекрасил себе мобильник малиновой краской — под цвет не то пиджака, не то «Мерседеса». Что касается бороды — поглядите на эти шероховатости как раз в том месте, где трубку подносят к лицу. Так что все очень просто. То есть очень просто для специалиста, который хоть немного владеет методом дедукции, — скромно добавил детектив.

— Так-то оно так, — заметил Серапионыч, — да только все это не больно-то убедительно. Вы, Василий Николаич, хорошо знаете Георгия Иваныча, а потому все то, что вы там надедуктировали на телефоне — это уж, извините, смахивает на подтасовку. Эдак, знаете, и я смогу.

— Ну ладно, будем считать, что первый тайм закончился вничью, — примирительно сказал Ерофеев, наклонив тарелку и бережно вычерпывая остатки супа. — Так что за десерт каждый платит сам за себя.

А Василий, совсем позабыв про остывшие щи, продолжал с интересом разглядывать мобильник:

— Чего это он у вас такой молчаливый? Уже пол часа как тут сидим, а я еще ни разу не слышал его голоса.

— Значит, никто не звонит, — нехотя ответил турбизнесмен.

— Понятно. А то я уж подумал, что это у вас не совсем настоящий телефон. Знавал я одну даму, которая тоже всюду ходила с мобильником. И ей постоянно кто-то звонил — то сам Президент, то его супруга, то всякие прочие высокопоставленные личности. Так что эта дама считалась вхожей в самые высшие круги Кислоярского общества. И что же вы думаете? — сделал Василий эффектную паузу.

— И что же? — заинтересовался Cерапионыч, едва не откусив кусок ложки вместо хлеба.

— Оказалось, что этот мобильник — просто детская игрушка с батарейкой и звоночком внутри.

— Ха-ха-ха, — несколько натужно рассмеялся господин Ерофеев. — Да нет, у меня-то телефон самый настоящий, просто его временно отключили. За неуплату. Закрутился, знаете, в своем турагентстве и совсем забыл заплатить. Наличных у меня при себе не оказалось, я пошел в «ГРЫМЗЕКС» снять со счета, а там денег не дали… Да-да, благодарю вас, — кивнул Ерофеев официантке, подошедшей к их столику, чтобы забрать пустые тарелки из-под первого и поставить полные со вторым.

— Неужели и «ГРЫМЗЕКС» обанкротился? — озабоченно произнес Серапионыч, с удовольствием втягивая приятный запах рыбного рагу. — Мне-то все равно, у меня вкладов нет, но ежели наш крупнейший банк завалится, то вся экономика полетит в…

— Да нет, просто у них там сейф сломался, — успокоила его официантка и, взяв поднос, удалилась на кухню.

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru