Пользовательский поиск

Книга Игры богов. Содержание - Глава 13 ВЗЯТИЕ МЭСФАЛЬДА

Кол-во голосов: 0

Именно это слабое место в городской стене разыскивал сейчас Вазгер. Находящаяся поблизости река — пусть и отделяло ее от города сотни полторы шагов — неуклонно год за годом делала свое дело. Ее воды, просачиваясь в землю, подмывали берег. Земля проседала, а вместе с ней и городская стена. Это происходило почти незаметно, за год почва опускалась едва ли на пару пальцев, но если принять во внимание все годы, которые простоял Мэсфальд на берегу Лааны, то картина складывалась весьма удручающая. Стена в двух местах уже была прорезана насквозь довольно заметными трещинами, образовавшимися в результате смещения камней в кладке. Рабочие старались время от времени хоть как-то заделывать их, но стараний этих было отнюдь не достаточно: проходил год-два — и трещины появлялись снова, раствор между камнями выкрашивался, и туда попадала вода, которая зимой превращалась в лед и еще больше расширяла трещины. Когда Вазгер обследовал стену тридцать лет назад, в некоторые из щелей можно было просунуть кулак. Но со стороны это не было заметно: камни были слишком темными и на их фоне трещины совершенно не выделялись. Неудивительно, что золониане не знали об этом.

Когда пальцы Вазгера неожиданно ушли куда-то вглубь, он даже не испугался, подсознательно к этому готовый. Только сердце тоскливо сжалось в груди: наемник внезапно осознал, что теперь Мэсфальд действительно обречен и взятие его — лишь вопрос времени.

Глава 13

ВЗЯТИЕ МЭСФАЛЬДА

Вазгер неподвижно стоял на пригорке чуть в стороне от изгиба реки и бесстрастно наблюдал за неспешными приготовлениями золонианской армии к штурму. На берегу заканчивалась установка трех больших баллист, и вокруг суетилось множество воинов, занятых их подготовкой. Почуявшие неладное защитники Мэсфальда пытались поджечь орудия, но те были установлены на расстоянии полутора перестрелов от городских стен, так что лишь редкие стрелы попадали в цель, остальные же либо перелетали и падали где-то позади, либо уходили в сторону. Горящие стрелы, которым все же удавалось поразить баллисты, очень быстро сбивали в снег, где те благополучно затухали, не причиняя никакого вреда. Предусмотрительные золониане еще с прошлого вечера облили неподвижные части орудий водой, которая быстро обернулась коркою льда, не дающей огню с удачно пущенных стрел перебраться на дерево. Поняв, видимо, что с метательными машинами им не сладить, защитники города принялись методично обстреливать воинов противника, налаживающих орудия. Этот маневр оказался более успешным. Потеряв несколько воинов, золониане стали более осторожны и работали теперь исключительно под прикрытием щитоносцев.

Наемник прекрасно понимал, что командование армии Мэсфальда уже знало, что задумали золониане и отчего их усилия сконцентрировались именно на этом ничем не примечательном участке городской стены. Разумеется, им не было ведомо, каким образом воины короля Сундарама прознали о плачевном состоянии каменной кладки, но теперь уже было не до раздумий. Опасаясь вылазки, командование золониан закрыло все ворота Мэсфальда, расположив возле каждых по две тысячи воинов и обезопасив себя таким образом от неожиданного удара. Воины Советника Маттео могли попытаться прорваться через ворота, чтобы сокрушить уже почти приготовленные к стрельбе баллисты, могли они и приберечь силы для отражения удара, если защитная стена все же рухнет. Но, так или иначе, Мэсфальд уже не мог сопротивляться в полную силу — это было понятно осаждающим.

Штаб золониан был перенесен на пригорок, и теперь здесь шло энергичное обсуждение дальнейших действий. Мало было лишь сломать стену — нужно было суметь еще и проникнуть в город и удержать завоеванные позиции, впрочем опыта сражения внутри городских стен ни золониане, ни воины Маттео не имели и, как будут разворачиваться события, предсказать было весьма сложно.

Вазгер чувствовал себя неуютно, находясь рядом с группой столь крупных военачальников короля Сундарама, однако уйти отсюда не мог: Олмас ясно дал понять, что лучше ему пока оставаться здесь на случай, если возникнут вопросы. Даже несмотря на то, что наемник фактически уже подарил золонианам победу, рассказав, как можно войти в город, к нему все еще относились с недоверием. В первое время это раздражало Вазгера, но он нашел в себе силы успокоиться. Работы по установке баллист шли полным ходом и уже почти завершились, оставалось лишь хорошенько закрепить их.

— Вазгер!

Окрик застал наемника врасплох, и он от неожиданности вздрогнул, оборачиваясь на голос десятитысячника. Олмас стоял у одной из палаток с развевающимся над ней штандартом и нетерпеливо манил Вазгера рукой. Досадливо крякнув, наемник развернулся и неторопливо направился к золонианину — он не собирался бегать на каждый зов, как собака. В конце концов, это именно он — Вазгер — указал воинам Сундарама на брешь в обороне Мэсфальда. Олмас был явно недоволен неспешностью действий наемника, но предпочел промолчать.

— В чем дело? — опередил наемник Олмаса, уже открывшего рот.

— Ты можешь нарисовать расположение трещин на стене? — деловито поинтересовался он.

— Разве только примерно, — подумав немного, ответил Вазгер. Олмас кивнул и указал на палатку, из которой только что вышел.

— Годится.

Откинув полог, Олмас шагнул внутрь, наемник последовал за ним. После яркого солнечного света, который резал глаза, отражаясь от снега, находиться в палатке было приятно. Лучи солнца почти не проникали вовнутрь сквозь плотные стенки, зато подвешенная под самым потолком лампа заливала палатку мягким рассеянным светом. Над небольшим столиком склонились трое золониан. Двое имели отличительные знаки десятитысячников, такие же, как и у Олмаса. Третий же, по всей видимости, представлял здесь короля Сундарама, во всяком случае держался он подобающим образом, а одежда его была окрашена в цвета правящего дома Золона. Длинные светлые волосы выбились из-под шапки и почти скрывали лицо.

— Вот тот самый человек, принц, — произнес Олмас, почтительно кланяясь и делая шаг в сторону, чтобы пропустить Вазгера. Услышав обращение, наемник чуть нахмурился и внимательнее всмотрелся в лицо мужчины, с которым заговорил десятитысячник. Тот оторвал взгляд от большого листа, разложенного на столике, и посмотрел на Вазгера. Глаза его выражали плохо скрываемое любопытство и легкую брезгливость. Впрочем, наемнику было наплевать на это, его уже мало заботило, что думают о нем окружающие. Вазгер слишком близко подошел к заветной цели и пережил столько, что никакой косо брошенный взгляд не мог его тронуть. А вот сам мужчина наемника заинтересовал. По всему выходило, что это был один из двоих сыновей короля Сундарама. Судя по возрасту, наемник стоял сейчас перед Ашфаром — старшим из королевских сыновей. На вид ему было лет тридцать пять, тогда как Тарру — младшему — еще не исполнилось тридцати. Впрочем, Вазгер мог и ошибиться.

Похоже, собравшиеся здесь ожидали от вошедшего как минимум поклона, но тот продолжал стоять у входа, совершенно не изменившись в лице.

— А ты наглец, — качнув головой, сказал принц, глядя в глаза Вазгера. Тот пожал плечами:

— Вам решать. — Произнесено это было столь буднично, будто Вазгеру приходилось разговаривать с членами правящей семьи чуть ли не каждый день. Надо отдать Ашфару должное, он умел держать себя в руках, хотя от наемника не укрылось, каких усилий ему это стоило. Стиснув зубы, принц поманил Вазгера к столику и положил перед наемником чистый лист, прижав один его край чернильницей. Что от него требуется, Вазгер знал. Рядом пристроился невысокий воин, которого наемник сразу не заметил. Судя по знакам отличия, он был всего лишь сотником, так что его пребывание в палатке принца казалось несколько странным, однако, приглядевшись к его нашивке повнимательнее, Вазгер все понял. Воин этот был одним из тех, кто руководил обслугой метательных машин.

Взяв перо и обмакнув его в чернила, Вазгер прищелкнул языком и, склонившись над столиком, несколькими грубыми линиями набросал изображение нужного участка стены, ограниченного с двух сторон башнями. Затем еще парой-другой грубых росчерков поделил изображение на части.

98
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru