Пользовательский поиск

Книга Игра окончена. Страница 12

Кол-во голосов: 0

В первый день воины Делраэля прошли лесистые холмы, лес и степную местность. Они стали располагаться на ночлег у края следующего гексагона, и Делраэль ощущал огромное воодушевление своего войска. Потом это настроение изменится, но сейчас бойцы были взбудоражены ожиданием приключений. Он сел на землю, прислонившись к стволу дерева, затем потянулся, чтобы дотронуться пальцами до шероховатых складок коры. Вздохнув, он подогнул колени и прикрыл глаза, всецело отдаваясь долгожданному мгновению отдыха.

Подошла Сайя и предложила ему шерстяное одеяло, от которого он отказался. На протяжении предыдущих двух дней она постоянно доказывала свою незаменимость, помня сразу о тысячах мелочей, про которые все забыли, о припасах, которые надо было паковать, инструментах и оборудовании, о которых нужно было позаботиться.

Джатен из Тайра пробурчал «спокойной ночи» и побрел в лесное убежище, где он будет спать в стороне от основной группы. Объятый кошмаром, Джатен беспокойно метался во сне и предпочитал не тревожить остальных. После того, что Делраэль своими глазами видел в Тайре, он мог живо вообразить, что тому снится.

Три дня армия пробиралась сквозь гексагоны леса.

Делраэлю уже приходилось пересекать эту местность, но он никогда прежде не вел за собой сотни людей, колонны которых были слишком широки для скромной походной тропы. Нарушая стройность своих рядов, они продирались сквозь деревья и кусты. Это больше напоминало карнавальное шествие, чем войско на марше. Впрочем, местность оставалась легкопроходимой, не доставляя никаких сложностей, пока наконец на третий день пути они не добрались до Реки-Барьера.

Широкая река простиралась перед ними, неся свои бурные серые воды из Северного Моря. Походная тропа пролегала бы по равнине, если бы ее не поглотила непреодолимая стена воды, перегородившая Игроземье.

Река-Барьер казалась неодолимой с ее шириной в целый гексагон. Воины смотрели на неистовый поток с превеликим страхом. Делраэль стоял на берегу, не говоря ни слова, вспоминая, как он уговорил Сардуна создать реку в обмен на спасение его дочери Тареи.

Отдыхая перед переправой, Делраэль чувствовал, как от реки тянуло прохладой. Он слышал шум воды, плещущей об острые камни, прислушивался к шуршанию листвы в кронах высоких деревьев. Он ощущал влажность воздуха, насыщенного запахами гниющего топляка.

Некоторые из утомленных долгим переходом воинов, став на колени у черной линии и погрузив руки в воды, омывали лица и глаза. Делраэль последовал их примеру, освежив свою взмокшую от пота и зудящую голову.

Он прислушивался к беспрестанному гулу остальных персонажей, избавляющихся от поклажи, располагающихся на отдых, неохотно отправляющихся в лес за хворостом. Он слышал, как Сайя распаковывает их припасы, а Вейлрет и Тарея помогают их рассортировать.

Делраэль встал и стал поправлять сильно натершие ему грудь доспехи, как вдруг услышал хруст веток. Некоторые особо ретивые воины тут же вскочили на ноги, остальные оглянулись.

Перед ними предстал огромный мужчина, сидевший верхом на черной лошади. Левой рукой Делраэль отбросил со лба мокрые волосы, чувствуя, как струйки воды стекают ему за ухо. Всадник проехал через все войско, словно выискивая кого-то. Делраэль шагнул вперед и представился.

Незнакомец прислушался и проехал немного вперед. Это был большой мускулистый мужчина, на целую ладонь выше Делраэля. Его волосы достигали лопаток и были такими светлыми, что казались совершенно белыми. Глубокие красноватые тени на бархатной шкуре его лошади подчеркивали скульптурные очертания ее мускулов. Копыта лошади были подбиты стертыми железными подковами, а седло, уздечка и поводья выглядели очень ухоженными, сверкая начищенными до блеска серебряными шляпками заклепок.

Сам всадник был одет в доспехи из черной кожи. На правой стороне его нагрудника была выгравирована эмблема, изображавшая белое поле, на котором выделялся темный силуэт птицы, преследующей добычу, с распростертыми крыльями и выпущенными когтями. За спиной у мужчины висели большой лук и колчан с торчащими стрелами. Сбоку помещались тяжелый двуручный меч и кинжал.

Однако вопреки своему грозному оружию, черным доспехам и сбруе, мужчина на лошади казался каким-то светлым. На его прекрасной чистой коже не было ни единого пятнышка, изгиб бровей отличался тонкостью и изысканностью. От его лица, окрашенного тусклым румянцем, веяло холодом.

– Приветствую тебя, Делраэль. Я слышал о твоей армии и о том, что ты зовешь к оружию. Меня зовут Корим. Я представляю воинство Черного Сокола. Я специально пересек реку, чтобы обменяться с вами сведениями и предложить свои услуги. Но Цитадель лежала в руинах, один из оставшихся там людей сказал мне, что вы уже выступили в поход. Так что я погнал своего коня в том направлении, в котором вы должны были следовать.

«Войско Черного Сокола?» – подумал Делраэль. Он оглянулся на Вейлрета в надежде, что тот сможет объяснить, кто это такие.

– Черные Соколы! – громко обратился Вейлрет к незнакомцу. – Вы действительно собираетесь помочь? Или хотите устроить бойню, как уже бывало не раз?

К удивлению Делраэля, Корим проигнорировал слова Вейлрета. Делраэль оглянулся на своего кузена, не зная, что и думать. Этот надменный всадник выглядел как настоящий воин. Если войско Корима состоит из ему подобных, то Делраэлю просто глупо отказываться от такого пополнения.

– О чем ты, Вейлрет? – спросил Делраэль.

– Черные Соколы, Дел! – Казалось, Вейлрет был удивлен неведением брата. Его лицо приняло сердитое выражение, но тут вмешалась Тарея, заговорив спокойно и рассудительно. Делраэлю стало неловко, оттого что она пыталась не показать своего превосходства.

– Черные Соколы живут здесь со времен Чистки, но сейчас их осталось очень мало. Они промышляют тем, что убивают всех нечеловекоподобных, каких только могут найти. Эти воины прилагают все усилия для уничтожения таких безвредных рас, как илваны и хелебары. – В ее голосе отчетливо слышался сарказм. – Очевидно, они слишком пугливы, чтобы помериться силами с действительно опасными противниками – слаками или другими монстрами.

– Это ложь, – невозмутимо отозвался Корим. – Войско Черного Сокола сражается со всеми врагами, которых встречает на своем пути. Мы уничтожили целые отряды слаков и победили десятки огров и других монстров. Естественно, мы боремся и с хелебарами, которые причинили людям много вреда в далеком прошлом. Если вы сомневаетесь в этом, значит, ваши знания об Игре.., не совсем точны.

Тарея выглядела так, словно была готова выпалить еще что-то, но Корим продолжал говорить:

– Когда раса древних Волшебников совершила свое Превращение, они оставили Игроземье людям. В этом и заключалась Чистка. Несмотря на наше сопротивление, слакам почти удалось завоевать все Игроземье. И только благодаря усилиям войска Черного Сокола вкупе с другими человекоподобными воинами и Стражами, удалось отбросить монстров назад в их горные крепости. – Корим замолк на мгновение. Его губы были так бледны, что казались одного цвета с его кожей.

– Игроземье все еще наводнено врагами человеческой расы. В этом не приходится сомневаться. Но Игроземье по праву принадлежит нам. И мы не собираемся делить его с расами, которые боролись против нас в прошлом. Может быть, они сейчас и мирно настроены, но кто может поручиться, что они не пойдут против нас снова? Неважно, представляют ли они серьезную угрозу, как слаки, или просто паразитируют, как илваны. Они одинаково плохи для нас.

Он взглянул на Делраэля, затем дернул подбородком в сторону Вейлрета и Тареи:

– Кто эти люди, Делраэль?

Стараясь говорить ровно и со спокойным лицом, чтобы не выдать своего гнева, Делраэль кивнул своим друзьям и сказал:

– Вейлрет – мой ближайший советник. Тарея – дочь Сардуна. Она одна из самых могущественных персонажей, оставшихся в Игроземье.

Корим поднял брови, никак не прокомментировав это сообщение.

Делраэль вспомнил добрых, но обезумевших от горя хелебаров, храбро пытавшихся спасти свой лес от пожара, женщину из их племени, по имени Тилэйн, которая вылечила его; если бы она с помощью магии не заменила его искалеченную ногу на другую, вырезанную из дерева КЕННОК, он давно бы умер от потери крови. Теперь, когда бы он ни переодевался, всегда проводил рукой по мягкой, теплой поверхности живого дерева, глядя на тонкие прожилки в его ткани. Но что еще более удивительно, он мог чувствовать свое прикосновение, мог шевелить пальцами – словом, действовал своей деревянной ногой, как настоящей. Он был обязан жизнью хелебарам, в которых Корим видел только врагов.

12

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru