Пользовательский поиск

Книга Игра окончена. Содержание - Глава 21 Подвалы Сардуна

Кол-во голосов: 0

Через ходы, что ветвились под озером, веремы притащили Делраэля в центральную камеру. Там состоялось малоприятное знакомство с императрицей веремов, у которой была человеческая голова и длинное кольчатое туловище, свитое в луковично-образный клубок.

– Императрица наращивает себе по одному кольчатому сегменту после убийства очередного человеческого персонажа, – сказал Брил. Он, видимо, считал, что это немаловажная деталь.

Когда веремы запихнули Делраэля в центральную камеру, тело императрицы несколько распрямилось. Из клубка посыпались толстые белые личинки, облепленные клейкой слизью.

– Это потомство веремов, – сказал Дроданис. – У личинок, в отличие от взрослых особей, нет рук и голов. У них есть только пасть, полная зубов, и желание вгрызаться в человеческую плоть. Выедая человека изнутри, молодь созревает.

Делраэль отбивался, пытаясь вырваться, когда они вживляли в его тело личинки. Пока он корчился от боли и кричал, личинки неумолимо вгрызались в его внутренности.

Делраэль лежал на полу, чувствуя, как молодь веремов поедает его плоть.

– Когда личинки доберутся до твоего сердца или мозга, ты умрешь, – напомнил Дроданис.

– Ты уже мертв, – холодно сказал Брил. – У тебя осталось еще несколько мгновений невыносимой боли, прежде чем личинки покончат с тобой.

– Могу я добраться до меча? – спросил Делраэль.

Брил колебался, предоставляя решать Дроданису.

– Да, но веремы уже отползли от тебя. Ты и так уже убил троих из них. Они не сунутся ближе.

– Тогда я возьму клинок и всажу его в столб в центре камеры. Он поддерживает свод, над которым находится озеро.

– Отлично, Делраэль! – сказал Дроданис. – Твои силы на исходе, но веремы не понимают того, что ты собираешься делать. Ты можешь даже несколько раз ударить по столбу.

– Выбери номер между единицей и пятеркой, – сказал Брил.

– Два.

– Столб начал трещать.

– Я замахиваюсь еще раз.

– Ты чувствуешь, как личинки движутся внутри тебя. Они вгрызаются в твой позвоночник, еще немного – и ты совсем обессилешь, – сказал Дроданис.

– Я замахиваюсь еще раз. И еще!

– Выбери одну цифру. На сей раз между единицей и четверкой.

– Три.

– Ну дай ему сделать это, Брил.

– Столб трещит. Свод ломается, вниз начинает хлестать вода. К этому времени веремы сообразили, что ты делаешь, и поспешили к тебе. Ты можешь ударить еще разок-другой, пока не станет уже слишком поздно.

– Я замахиваюсь снова. Брил засмеялся:

– Столб ломается. Свод рушится. Вода хлынула вниз. Люди-черви расползаются в панике.

– У меня есть еще время для…

– У тебя нет больше времени. Личинки прогрызли наконец твое сердце. Последнее, что видят твои глаза, – это обрушившийся свод и грохочущие потоки воды, затопляющие грот.

Тренировки на оружейном складе всегда волновали Брила. Эта ролевая игра всегда задевала испытуемых за живое. Хорошо еще, что она оставалась просто игрой.

Внезапно боковые стены туннеля стали осыпаться и послышался какой-то шорох.

– Что-то не то? – спросил Вейлрет. Землебитная стена раскололась. Влажные гладкокожие веремы вылезали отовсюду. Брил захлебнулся в крике.

Он почувствовал толчок снизу, и оттуда сразу высунулась когтистая рука, которая схватила его за тонкую щиколотку. Он брыкнулся и пронзительно завизжал, наступая на запястье верема. Вскоре показалась вся тварь, брызгая грязью.

Люди-черви окружили скитальцев со всех сторон.

– Воспользуйся камнем, Брил! Камнем Огня – прямо сейчас!

Брил выхватил оба Камня из складок своей одежды. Он держал в руках бриллиант и рубин, сжимая их острые грани.

Но его руки отказались бросить Камни. Они словно онемели. Недоволшебник напрягся, как только мог, но его рука, казалось, ему уже не принадлежала.

– Кидай же их, пентюх! – крикнул Вейлрет. Люди-червяки медленно, не особо торопясь, ползли вперед. И невидящие глаза были обращены к пленникам, а рты издавали малоприятные щелкающие звуки.

– Я не могу! Я не в силах двинуть рукой! – сказал Брил.

Вейлрет старался повернуться к нему, но тоже словно окаменел. Шейные мускулы подергивались и дрожали, пока он напрягался, но что-то держало его, контролируя все его действия.

– Это напоминает ту силу, которая терзает Ситналту! – процедил сквозь зубы Вейлрет. – Теперь мы в ее власти!

Вейлрет и Брил были беспомощны и недвижны, так что веремы без труда захватили их, облепив попутно грязью и слизью. Они двинулись по туннелю, плавно извиваясь, что уже вызывало у Брила тошноту.

Движение закончилось в какой-то дыре, напоминающей могилу. Там веремы сбросили Вейлрета и Брила со своих кольчатых спин на грязный скользкий пол. Люди-червяки издавали щелкающие звуки, словно переговаривались между собой.

Один из них склонился над ними, простер свою тонкую четырехпалую руку.

– Хозяин найдет этому лучшее применение, – произнес верем скрипучим глухим голосом и выхватил Камни Воздуха и Огня из окоченевшей горсти Брила.

Огненный шарик, освещавший туннель, потух, оставив их в кромешной тьме. Слышно было, как веремы заделывают дыру. Потом все стихло. Вейлрет и Брил остались в кромешной замурованной каморке без пищи, света и воздуха.

Глава 21

Подвалы Сардуна

Она – это наше будущее. Тарея – последняя чистокровная Волшебница во всем Игроземье. Раса Волшебников снова вернется. Тарея возродит их к жизни, чтобы они, как и прежде, вершили свои великие дела.

Страж Сардун

В армии Делраэля царило странное настроение: ужас, оставшийся после битвы, и радость от осознания, что они в полной безопасности, за стенами ледяной крепости. Большинство воинов, завернувшись в теплые шерстяные одеяла, прислонились к ледяным блокам и погрузились в глубокое оцепенение сна.

Сайя потратила множество усилий, чтобы приготовить для них вкусную и обильную пищу. С каким-то удивлением она ходила по лагерю, пристально вглядываясь в лица воинов. Особенно ее интересовали тяжелораненые; казалось, что-то происходит в темных закоулках ее сознания, с тех пор как Дроданис погиб на ее глазах.

Тарея предлагала свою помощь где только возможно. Ледяной Дворец изменился с тех пор, как в нем расположилась человеческая армия. Она вспомнила об изящных маленьких светильниках Сардуна и ледяных интальо вдоль стен. Ни у нее, ни у Энрода не хватило сил на все эти украшения и декор, из-за чего пиршественный зал казался больше и холоднее, чем был на самом деле.

Энрод подошел к ней, явно намереваясь что-то сказать. Она заметила его, но расположения к беседе не почувствовала. Ей было неуютно рядом с ним, словно он излучал вокруг себя легкую ауру безумия. Он обвел взглядом всю крепость и уставился в сводчатый потолок.

– Тарея, – начал он. Хотя его голос звучал довольно мягко, лицо приняло какое-то жесткое выражение. – Речи Сардуна были суровы. – Энрод уставился в дальний конец коридора и внезапно вздрогнул, словно увидев нечто, ранее недоступное его взору. – Оскорбительные для меня.

Тарея постаралась ответить спокойно и бесстрастно:

– Мой отец не любил тебя. Он не хотел прекращать вражду, он был возмущен тем, что ты пренебрег нашим наследием.

Брови Энрода сдвинулись в единую нить.

– Я не пренебрег! Я остался! После Превращения, после того как все Волшебники ушли, я остался! Я отдавал все свои силы, чтобы помочь человеческим персонажам. Помочь им! Сардун.., слишком много жил прошлым. Но есть вещи и поважнее.

Энрод глубоко вздохнул, глядя на тонкие белые царапины, тянущиеся за его ногтями, которыми он в задумчивости водил по ледяной стене.

– Я использовал свою силу. Я предложил свою помощь. Мы построили Тайр.

Он потупил глаза. Ледяная стружка таяла на кончиках его пальцев.

– Мы в долгу перед человечеством. Мы создали человеческую расу персонажей для своих войн и оставили им Игроземье уже разрушенным. Я помогал наладить тут жизнь.

50
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru