Пользовательский поиск

Книга Игра окончена. Содержание - Глава 20 Ходы людей-червяков

Кол-во голосов: 0

Тарея зажала в руке блестящий кубик сапфира. В лучах солнца он казался кусочком льда. Имея в распоряжении только один Камень, она могла воспользоваться всего тремя заклинаниями, точно так же как Энрод. Тем не менее Таоея надеялась, что сможет призвать на помощь ДЭЙДОВ, живущих в этом месте, это должно усилить ее ворожбу. Ведь с их помощью отец когда-то создал Реку-Барьер.

Она бросила шестигранный сапфир на снег. Выпала «шестерка» – лучшая комбинация из всех возможных. Тарея поняла, что ДЭЙДЫ уже здесь и помогают ей.

Она почувствовала, что наполняется магической силой, и поскорее направила ее сквозь грани Камня. Необходимо было собрать всю доступную воду, присоединив к ее потокам растаявшие снег и лед. Водяные струи, повинуясь ее воле, вздымались и замерзали. Из голубых блоков льда вновь создавались башни и стены.

Она использовала весь снег, всю слякоть и весь лед из подвалов, где Сардун хранил сокровища древних Волшебников.

Все три раза Тарее выпадала «шестерка».

Несколько часов она была сосредоточена только на своем колдовстве, строя стены, переходы, галереи, дворики, башни так, чтобы дворец-крепость подходил для защиты войска Делраэля.

Когда сила третьего заклинания иссякла, Энрод принял из ее рук Камень, и она почувствовала, что Страж слегка дрожит. С тех пор как Духи Смерти лишили его Камня Огня, он не предавался серьезному колдовству. Тарея даже испугалась, что сила может разбередить в нем старые раны и вновь повернуть его к злу.

Ей захотелось выхватить у Стража из рук сапфировый кубик. Она почти завершила Ледяной Дворец и уже не нуждалась в его помощи. После того как в полночь она получит право на следующие три заклинания, она сможет достроить все сооружение. Армия Делраэля наверняка подойдет к этому времени, но монстры вряд ли успеют заявиться следом.

Прежде чем она успела возразить, Энрод уже бросил Камень. Тарея заметила, что он снова сделался таким же сильным, как прежде.

Сама она, оцепенев от истощения, села прямо в снег и глядела, как черноволосый Страж строит внешние стены, делая их шире и выше, насыпает гладкие валы со всех сторон крепости, придумывает прочие защитные сооружения.

Энрод бросил камень во второй раз, и Тарея заснула…

К тому времени, когда, шатаясь и спотыкаясь от усталости, приплелись передовые части армии Делраэля, они с Энродом уже стояли на самой высокой башне и наблюдали за их приближением. Первые воины уже прошли в широкие ворота.

Энрод пристально вглядывался в сторону гор, северного моря, стремительного потока Реки-Барьера. Казалось, он вполне доволен своей работой.

– Когда-то я готовил к обороне Тайр, – сказал он.

Тарея помолчала немного, стараясь умерить свой скептицизм.

– Теперь это место похоже на настоящую крепость. Не совсем то, что я помню. – Затем она добавила, стараясь говорить бодрее:

– Но, конечно, это нам сейчас гораздо нужнее, чем хрупкий памятник расе Волшебников.

Энрод пробормотал в знак согласия:

– Место последней стоянки.

Тарея сошла вниз, чтобы приветствовать Делраэля и остальных воинов, когда они проходили во внутренний двор и размещались в помещениях перестроенного Дворца. Делраэль выглядел очень усталым, но его глаза блестели. Он оглядел голубые стены изо льда и широко улыбнулся.

– Вот видишь, Тарея, – сказал он, – разве я не пользуюсь твоими способностями: Я отдаю тебе приказы точно так же, как любому другому своему воину…

Он улыбнулся ей, но Волшебница нахмурилась, почувствовав себя уязвленной. Ей даже не приходило в голову, что Делраэль может расценить ее поступок таким образом.

– Ты только все испортил, Делраэль. Ни один воин, включая тебя самого, не может сотворить ничего подобного.

Он только моргал, смущенный ее гневом.

Тарея вышла наружу, чтобы понаблюдать, как последние воины входят в крепость. Она подождала еще несколько минут, но гексагон остался совершенно пустым и его ровная гладь была нарушена только широким темным следом от человеческой армии.

Тарея подняла руки и протянула их к воротам, через которые проходили солдаты Делраэля. Закрыв глаза, она в глубине своего сознания почувствовала, как магическая сила касается льда, и срастила стену. Армия Делраэля была запечатана внутри ледовой крепости.

* * *

На рассвете дозорный позвал Делраэля на смотровую башню. Вглядываясь вдаль, в долгие тени, он смог разглядеть темные уродливые фигуры, спускающиеся с гор. Они пересекали черную линию и заполняли собой ледяную пустыню.

На ровной местности армия Серрийка казалась еще более огромной. Она пришла, чтобы начать осаду.

Глава 20

Ходы людей-червяков

Было бы неплохо, если бы Игра сталкивала нас каждый раз с прежним противником, но ТЕ не так просты. Как только мы сокрушаем одного врага, его место занимает следующий.

Стпилвес Миротворец

Золото, все еще мягкое от жара, поднимавшегося из озера лавы, разлилось маленькими лужицами. Жаркое дыхание преисподней обожгло Брилу лицо и раскалило его синие одежды так, что до них невозможно было дотронуться.

Прикрыв глаза рукой, он сделал еще один неуверенный шаг. Все его тело ныло в этом пекле. В глазах стояли слезы.

Стоя на вершине кратера, он увидел зияющую дыру со стенами, испещренными оранжевыми, зловеще сияющими в ночи ошметками лавы. Кипящая внизу лава согрела своим дыханием все холодные ветра, кружащие над островом.

– Не знаю даже, есть ли тут ДЭЙДЫ, – сказал Брил. Он почувствовал, как к горлу подступил комок, но когда попытался сглотнуть, то у него страшно защипало в носу. Даже волоски в ноздрях завились от жары. Он подавил в себе непреодолимое желание закашляться, опасаясь, что еще больше наглотается раскаленного воздуха.

– Должны быть! – откликнулся Вейлрет. Он стоял в тени, позади одного из больших валунов. – Попробуй по крайней мере.

Брил накрепко зажмурился, чувствуя, как слезы медленно стекают по его щекам, оставляя влажные прохладные полоски, которые тут же высыхали.

– Легко тебе говорить, – пробормотал Недоволшебник. – Ты-то здесь не стоишь.

Брил наконец ощутил ДЭЙД в сердце вулкана. Ему было гораздо легче вступать в контакт с духами Стражей, да и вдобавок ДЭЙДЫ вулкана казались хилыми и истощенными, словно погруженными в спячку.

Брил должен был вызвать их и как-то поговорить с ними.

Он не был уверен, что у него получится. Родители Брила для Полупревращения совершили самоубийство, когда он был еще ребенком. Мальчик рос без надлежащих упражнений в колдовстве и чувствовал себя неуверенным в своих силах. Его успехи в магии были несравнимы с теми усилиями, которые затрачивались на то, чтобы доказать себе и всему Игроземью, что он истинный потребитель магии, что она подвластна ему и предназначена по праву наследования.

Брил подумал о ДЭЙДАХ и впился руками в складки одежды, стараясь закрыть внезапно оголившуюся кожу. Он крепко зажмурился, вспоминая, как соприкоснулся с ДЭЙДАМИ Лидэйджена с помощью магии Камня Воды. Сейчас он опять должен был ощутить их могущество, обнаружить их, заставить их явиться.

Камень Земли исчез. Если тут есть ДЭЙДЫ, они должны знать, что здесь произошло. Великолепный десятигранный изумруд был самым могущественным из всех Камней.

Лава рокотала, тут и там вспыхивая оранжевыми всплесками. Воздух наполнился испарениями серы, словно кто-то разом разбил несколько тухлых яиц.

– Явитесь, ДЭЙДЫ! – выкрикнул Брил самым громким голосом, на какой он только был способен. Он даже не знал, что еще следует сказать. Он не знал ни нужных заклинаний, ни обязательств, каковые можно наложить на ДЭЙДОВ. В общем, их появление зависело от их желания.

Он почувствовал, как что-то теплое, похожее на расплавленный мед, разливается по всему его телу, поднимаясь из крестца и сползая обратно по позвоночнику.

48
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru