Пользовательский поиск

Книга Игра окончена. Содержание - Глава 7 Исследовательская экспедиция Майер

Кол-во голосов: 0

Ситналтанское оружие было создано Верном и Франкенштейном по моему указанию на базе того корабля, который придумали Дэвид и Тэйрон. Источник энергии, который они использовали, не был совершенно реален, но также и не был абсолютно воображаемым.

Он подождал минутку, словно надеясь, что остальные поймут его намек.

– Если ситналтанское оружие наполовину реально и наполовину воображаемое, оно может быть гораздо более разрушительным, чем мы предполагали. – Он сглотнул.

Дэвид заметил, как сложно ему выразить свою мысль.

– А если его мощь более чем достаточна, чтобы уничтожить Игроземье? Что, если оно может действовать за пределами карты? Что, если его хватит, чтобы уничтожить также и нас?

Тэйрон застонал с комическим ужасом.

– Это слишком туманно для моего разумения! Дэвид не обратил внимания на его реплику, чувствуя мурашки на спине. В глубине души он всегда боялся чего-нибудь в этом роде и вполне осознавал реальность такой угрозы. Он припомнил все случаи, когда ему не удавалось держать под контролем свои собственные персонажи. Что, если мантикор Серрийк, имея у себя пленного Верна, захочет взорвать оружие? Дэвид не был уверен, что сможет остановить его.

Он понизил голос до шепота:

– Я начинаю сомневаться в том, кто кого на самом деле создал.

Мелани взглянула на него, забыв на мгновение о своей вражде, но сразу же в ее глазах мелькнуло прежнее возмущенное выражение. «А может быть, это взаимосвязано? Неужели мы так прониклись Игрой, что теперь не можем жить друг без друга?»

Глава 7

Исследовательская экспедиция Майер

Когда мы закончим собирать информацию, то должны будем, без сомнения, прекратить свои исследования. Но на самом деле работа только тогда и начнется, ибо нам нужно будет понять, каким образом с наибольшей выгодой использовать наши сведения.

Дирак, председатель Патентного Бюро Ситналта

Майер была очень утомлена своей долгой велосипедной прогулкой. Она тряслась по неровной тропе на тяжелых покрышках, гордая тем расстоянием, которое ей удалось преодолеть. Ей оставалось проехать всего несколько гексагонов, прежде чем она доберется до корабля ТЕХ.

Прошло всего несколько часов, с тех пор как она покинула Ситналту, а ее ноги уже нестерпимо ныли от усилий, с которыми она жала на педали, пролагая свой путь по ухабистой местности. Ее темные волосы, не защищенные от солнечного света, намокли от пота. Она провела слишком много времени в своей башне-мастерской, вышагивая из угла в угол, думая, царапая мелом чертежи на черной стене, но не уделяя достаточно времени, чтобы тренировать свое тело.

Майер яростно толкала свои ноги вниз, сообщая движение педалям. Цепь передавала ее усилие вращающимся колесам. Она не позволит усталости преодолеть себя.

Черный велосипед был сварен из обломков трубы. Это была одна из нескольких пробных моделей, придуманных и разработанных ее отцом Дираком в дни его юности. Но это изобретение не пользовалось популярностью в Ситналте, возможно, по причине того, что ее отец не позаботился об удобстве пассажиров. Майер сейчас в этом не сомневалась. Седло представляло из себя плоский металлический треугольник с закругленными концами и двумя жесткими пружинами под ним, так что каждая кочка отзывалась ударом по ее ягодицам. Тоненькая обивка не меняла дела.

Потребовалась бы целая команда инженеров, чтобы проехать на паровом автомобиле по такой ветреной тропе. Первая ситналтанская исследовательская экспедиция к кораблю ТЕХ состояла из сильных людей, которые могли подниматься сами и перетаскивать свои машины через заторы на горной дороге. Так что единственным транспортом, который оставался молодой исследовательнице по силам, был велосипед.

Она переехала через границу, отделяющую степь от горной местности. Майер стала задыхаться, когда тропа пошла вверх. Через несколько минут она остановилась, слезла с седла, позволив велосипеду с шумом упасть на сухую каменистую землю.

Майер похлопала себя по бедрам, потопала ногами и помассировала руки, чтобы восстановить кровообращение. Она обернулась посмотреть на лежащие за ее спиной два плоских степных гексагона, отделявших ее от далекого города Ситналты.

Прямо из травы взметнулась в небо какая-то птица, и Майер прищурилась, пытаясь разглядеть форму ее крыльев и окрас. Она попыталась вспомнить ее родовую принадлежность и видовое название, хотя биология всегда была ее слабым местом. Вот профессор Франкенштейн наверняка быстро бы разобрался с пернатым.

Лицо Майер приобрело кислое выражение, когда она подумала о темноглазом профессоре. Он разочаровал и рассердил ее одновременно. После того как жестокая сила появилась на улицах Ситналты и разрушила их фабрики, Франкенштейн поклялся найти способ сокрушить невидимого врага.

Движимая и снедаемая огнем решимости, Майер пришла в мастерскую профессора. Здесь Франкенштейн с Верном сделали столько всяких изобретений, что Патентное Бюро не могло разобраться со всеми. Без стука она ворвалась в дверь и остановилась, глядя на усталого изобретателя.

Тот продолжал вышагивать по тесной комнатушке и даже не подумал взглянуть на нее. Майер увидела тысячи разных приборов. Одни были наполовину разобраны для ремонта, другие только наполовину собраны, а затем оставлены в покое – но не потому, что они не были способны функционировать, а просто потому, что профессор заинтересовался чем-то другим.

Франкенштейн сшиб на пол незаконченные механизмы, не обращая внимания на тот вред, который он им, по всей вероятности, причинил. Ему не хватало места на столе. Атласы по человеческой анатомии, изображения мускулов и суставов были пришпилены на стенах или грудами лежали на столе. Развернутые описания нервной системы были сложены в отдельные стопки рядом с нацарапанными карандашом трактатами о принципах работы различных частей человеческого тела.

Профессора Франкенштейна всегда интересовали живые существа и то, как они функционируют. Многие из его ранних работ, когда он работал один, были посвящены созданию механических автоматов, имитировавших живые существа, таких, например, как механические рыбки, которые плавали в бассейне вокруг фонтана, механические руки, занимавшиеся сборкой машин или соединением опасных реактивов, искусственные когти, которые поднимали тяжелые и горячие отливки.

Майер стояла посреди всего этого развала, глядя на изобретателя и его творения восторженными, очарованными глазами.

– Я здесь, чтобы помочь вам, профессор. Он круто повернулся, всем своим видом выражая досаду, оттого что его отрывают от дел.

– Мне не нужна ничья помощь. Я не просил о ней.

Майер уперлась обеими руками в край рабочего стола Франкенштейна. Острые болты больно вонзились в ее ладони, но она не обратила на это внимания.

– Вам лучше работать с партнером. Я знаю, что могу помочь вам. Разве я не доказала, что могу? Вспомните мои изобретения!

Франкенштейн опустил плечи, и его лицо приняло усталое выражение:

– Да, мне действительно хорошо работалось с Верном. С Верном. Но он ушел. Теперь я работаю один.

Майер почувствовала, как в ней поднимается волна гнева. Она считала, что она не хуже любого другого персонажа. Она могла стать прекрасным помощником для Франкенштейна, если бы только он ей позволил.

– Профессор, я настаиваю…

Франкенштейн поднял металлическую тарелку и швырнул ее на пол. Та упала, разбив что-то и увеличив количество мусора. Профессор глянул на Майер, и она увидела, насколько он рассержен и поглощен своей работой.

– Прошу тебя, уйди!

– Вы поклялись спасти Ситналту от непонятной разрушительной силы. Она наносила удары четыре раза в различных районах города. Мы обязаны найти способ остановить ее.

– Я и найду, – ответил Франкенштейн, – если ты перестанешь отвлекать меня. Разве ты не понимаешь, какая это сложная задача?

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru