Пользовательский поиск

Книга Игра начинается. Содержание - Глава 4 Река-Барьер

Кол-во голосов: 0

– Я недостаточно силен. Тареи нет со мной. Только ее я хочу спасти, до остального мне нет дела.

– Взгляд его стал жестче.

– Я овеял холодом все вокруг. Почему я должен страдать один?

– Мы отправимся за твоей дочерью. Ты же знаешь, что, по Правилам, мы обязаны завершить поиски. Но для начала нам необходимо заручиться твоей поддержкой.

Сардун беспомощно посмотрел на Вейлрета:

– Что от меня требуется? Как вы собираетесь остановить таинственную силу?

Вейлрет улыбнулся и, сознательно не глядя на Делраэля и Брила, принялся объяснять:

– Раз наш враг надвигается с востока, мы могли бы отрезать ему доступ хотя бы в западную часть Игроземья. У тебя есть Камень Воды, Сардун, а Ледяной Дворец расположен около Северного Моря, на дальнем конце карты. Если бы ты мог провести РЕКУ от Северного Моря на юг, она бы стала естественным барьером на пути вражеской силы. Таким образом мы спасли бы, по крайней мере, половину Игроземья. Реку нужно сделать такой ширины, чтобы никакие чудовища не перебрались бы на западный берег. Тогда мы будем в безопасности.

Делраэль, который стоял скрестив руки на груди, подмигнул Вейлрету.

А Брил поморщился от мысли, что предстоят новые испытания. Наверное, поэтому он предостерег:

– Подумай о том, что натворит эта река, пробивая себе путь на юг. Ее невозможно будет остановить.

Упоминание о разрушениях как будто заинтересовало Сардуна. Выражение его глаз изменилось, и он произнес:

– Северное Море бурным потоком устремится к океану. Стена воды обрушится на горы и ущелья, на поля и луга, пробивая себе путь. Какая силища! Река-Барьер шириной в целый гексагон!

– Еще ни один Страж за всю историю Игроземья не оставлял после себя подобной памяти, – шепнул ему Вейлрет, опасаясь, как бы Сардун не подумал, что его принуждают. – Тарея сможет гордиться своим отцом!

Губы Сардуна зашевелились, и наконец он проговорил вполне отчетливо:

– Я согласен.

Глава 4

Река-Барьер

"Правило № 2: Поиски и приключения имеют очень важное значение в Игре. Если персонажи отправляются в поход, они обязаны ею завершить. По пути с ними могут происходить разные происшествия, которые не должны повлиять на конечную цель похода”.

Книга Правил

Балкон самой высокой башни Ледяного Дворца, покрытый копотью, со следами гигантских когтей, грозил вот-вот обвалиться. С его края стекала вода.

Сардун, наполовину скованный льдом, стоял один на открытом воздухе, сжимая в руке Камень Воды. Хотя свирепствовал северный ветер, Страж с помощью сапфира создал вокруг себя хорошую погоду.

Он смотрел на шахматный ландшафт Игроземья. Вид раскинувшихся перед ним шестиугольников всегда приводил его в трепет. Теперь же, когда Тареи не было рядом, ему хотелось смотреть на них не отрываясь, пока его тело не унесется в никуда.

– Сардун, ты уверен, что с тобой ничего там не случится? – крикнул Вейлрет из балконной двери, не решаясь ступить на покатую поверхность. Вдвоем с Делраэлем он поднял старца на верхушку башни.

Сардун отвечал, не поворачивая головы:

– Я сделаю то, о чем вы просите. А вы, по Правилам, должны выполнить свою половину уговора: отправиться в поход и освободить Тарею.

– Не беспокойся, Сардун, мы займемся твоей дочерью, – заверил Делраэль.

Страж сомневался в удаче. Поход казался безнадежным и тем не менее его надлежало завершить. Поэтому Сардун был почти уверен, что посылает Вейлрета и его спутников на верную смерть.

Но если имелся хоть какой-то шанс на успех, если все-таки Тарею можно спасти, Сардун должен был рискнуть. От нее зависело будущее Игроземья. Она была последней чистокровной Волшебницей. Она была его дочерью.

Тарея.

– Оставьте меня. Я еще никогда не чувствовал такой прилив магических сил. Не хочу, чтобы мне мешали. – Он повернулся и задержал взгляд на Вейлрете:

– Идите, идите, вам надо подготовиться к путешествию на Роканун.

Ни разу больше не взглянув в сторону гостей, Сардун продолжал обозревать пространство.

На юге виднелась долина, где когда-то происходило Перевоплощение. Два столетия назад маленький еще Сардун побывал там. Он хотел помочь взрослым, переносившим безжизненные тела Волшебников в горы. Это была торжественная и, как ему тогда казалось, нескончаемая процессия. В итоге все тела были помещены в пещерную гробницу.

Спустя много лет, когда Сардун уже получил полное магическое образование, он воздвиг Ледяной Дворец на месте могилы – как памятник своей расе. И сделался хранителем ее реликвий, чтобы все Игроземье помнило о старых Волшебниках.

Страж стоял на холодном ветру, ощущая близость склепа, находившегося глубоко под землей. Даже нападение дракона не принесло вреда гробнице. Бездыханные тела Волшебников покоились в вечном сне, в то время как шесть могущественных Духов не посещали Игроземье, полностью забыв этот мир вместе с его трудностями.

Но все-таки почему ОНИ не поспешили на помощь, когда налетел Трайос?

Сардун оторвал взгляд от ландшафта и посмотрел на сапфировый кубик, лежащий у него на ладони. Внутри Камня Воды скрывалась магическая сила всей расы древних Волшебников, сила (о чем ТЕ и не подозревали), не подчинявшаяся порой Правилам Игры.

Сардун бросил Камень, но выпала лишь цифра “2”. Хотя для того, чтобы выращивать лед, не требовалось много очков. Влага собиралась из окружающего воздуха, конденсировалась и замерзала. Вокруг Стража нарастало круглое ледяное ограждение. И вскоре не надо было бояться падения с покосившегося балкона.

– Спасибо тебе, Сардун. – Голос Вейлрета шел из дверей башни.

Не поворачивая головы, Страж продолжал смотреть на гладкий сапфир, сосредотачиваясь перед новым заклинанием, однако его потрескавшиеся губы изобразили улыбку.

Поначалу другие Стражи совершали паломничества на север, в Ледяной Дворец, чтобы посмотреть на тела друзей, вспомнить о Золотом Веке Игры. Они приносили с собой не только свои воспоминания, но и родовые реликвии, которые Сардун препровождал в подземное хранилище.

Но с уходом Стражей умер и интерес Игроземья к своему прошлому. Во время Чистки, когда безудержно лилась кровь, а ненависть рас друг к другу достигла предела, люди и полукровки заботились лишь о собственном выживании. Они были заняты борьбой и поисками сокровищ. Кроме того, многие были полны обиды на Волшебников, покинувших мир в такой тяжелый момент. Оставшиеся Стражи исчезали один за другим, заканчивая свое существование с помощью магии.

Страж Кэйлеб был первым, кто уничтожил себя, окутавшись великолепием Волшебного Сияния. В свое время он не оставил этот мир из-за своей жены, принадлежавшей к человеческой расе. Но всего лишь через год после Перевоплощения она умерла, родив мертвого ребенка. Кэйлеб остался наедине со своим горем, не в силах совершить Перевоплощение без остальных Волшебников. И тогда он воззвал к самой сокровенной магии, чтобы уничтожить себя и тело своей жены. Их погребальный костер был потрясающим зрелищем.

Он не только уничтожил себя, но и открыл остальным Стражам путь к частичному Перевоплощению, освобождавшему их души из телесного плена. В течение долгих лет Сардун наблюдал, как другие Стражи, потеряв надежду и устав от жизни, совершали это так называемое полу-Перевоплощение. Мать Тареи, Волшебница по имени Тиарда, навестила однажды зимой Ледяной Дворец, чтобы в последний раз взглянуть на гробницу. Когда-то она была красива, но сейчас выглядела увядшей и измученной. И отказалась играть с Сардуном не только в кости, но и в шестиугольные шахматы. Хозяин дворца никогда не спрашивал, почему гостья отказалась участвовать в Перевоплощении. И в этот раз, как обычно, она отправилась к могиле, чтобы оплакать тех, кто ушел. Сардун не раз ходил вместе с Тиардой в склеп, пытаясь узнать, кого именно она оплакивает, но по ее поведению определить это было невозможно. А сейчас у него в голове созрел отчаянный план.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru