Пользовательский поиск

Книга И вся федеральная конница. Страница 60

Кол-во голосов: 0

– Помилуйте, бригадир-лейтенант, какие шутки в столь серьезном деле! Только факты… и то, что с помощью этого трюмо мистер Келлер может с легкостью выполнить свое намерение относительно агента Зеркало…

Торк даже не дослушал мою речь. Вскочив – отброшенный им стул, ударившись о стенку, издал жалобный треск и осыпался грудой деревяшек, – гном в два прыжка достиг трюмо и вскинул топор, явно готовясь изрубить притаившегося за пыльным стеклом злодея.

Я укоризненно качнул головой.

– Эйслин, вы, вне всякого сомнения, лучший из лучших в Третьей Его Подземных Чертогов Величества Канцелярии… но стулья-то зачем ломать?! Сегодня для здешней мебели день и без того выпал не самый легкий.

– Ты, драу… – Изданный Торком рык шел, казалось, из самых глубоких недр возмущенной гномьей души. – Если это и впрямь магическое зеркало, способное…

– Это самое обычное зеркало! – устало произнес я. – И тем не менее оно вполне способно показать нам неуловимого шпиона конфедератов. Не так ли, Иоахим? Ведь, судя по прозвищу, вы специалист… по зеркалам.

Было весьма забавно наблюдать за сменой выражений на лице гнома – по мере того как он, все еще продолжая держать вскинутый для удара топор, разворачивался от стеклянного зеркала к…

– Только без глупостей, мистер Келлер! – Валлентайн произнес это мягко, даже почти печально. Но ствол «Койота» глядел точно в лоб пинкертоновского агента, и лично я был уверен – промаха не будет.

А еще я вновь испытал то же странное чувство, что и вчера, в поезде. Что-то вроде гордости…

…но почему тогда щемит сердце?

Тимоти Валлентайн поверил мне, темному эльфу, сразу и безоговорочно. Поверил – против человека. Бывают же чудеса на свете – настоящие, истинные, а не фокусы балаганного волшебника.

– Как раз хотел обратиться с аналогичной просьбой, – улыбнулся шпион. – Причем именно к вам, Тимоти. За Найра и лейтенант-бригадира я как-то более спокоен.

– За меня тоже не переживайте, – холодно сказал великан. – Руки только на виду держите и резких выкрутасов не вытворяйте.

– Постараюсь воздержаться от вытворяния даже плавных выкрутасов, – серьезно пообещал Иоахим. – Надеюсь, таковым не будет сочтен вопрос уважаемому Найру?

– Не будет.

– Благодарю. Собственно, – Келлер потянулся к карману, но, спохватившись, убрал руку, – я просто хотел спросить, когда вы меня, гм, расшифровали? Вчера, в поезде?

– Нет.

Моргнув, я вдруг понял, что ужасно хочу спать. Это была не какая-то враждебная магия – просто тело получило сигнал: неподъемное дело благополучно спихнуто с плеч долой. И теперь для меня наступала пора расплачиваться по счету – лучше всего путем укапывания в хорошую, надежную нору с горячей ванной, поваром-троллем и коллекцией марочных вин. Пора. Пора в нору… пока не начал разваливаться на глазах у посторонних.

И ведь не объяснишь глупой плоти, что дело спихнуто еще не до конца.

– Вчера я лишь начал подозревать, – сказал я. – Ночью, вспоминая… вдруг понял, что, когда граф заметил «подставу», вы, Иоахим, выглядели скорее расстроенным, чем удивленным. Тогда я не обратил на это пристального внимания, сочтя, что на вас так подействовало то, что информация, за которую вы так ручались, все же оказалась ложной. Однако позже… я неожиданно сообразил, что у вашего поведения может быть и другое объяснение.

Яростно взревев, Торк подпрыгнул и метнул топор, свистнув буквально в дюйме от волос шпиона, оружие с маху врубилось в стену. Неторопливо развернувшись, Келлер взглянул на топор, ушедший в дерево почти на все лезвие, по рукоять, едва заметно пожал плечами, а затем развернулся обратно и кивнул мне.

– Окончательно же, – продолжил я, – части головоломки сошлись уже сейчас, во время рассказа бригадир-лейтенанта. Эти трое недотеп… или правильнее было бы назвать их «баранами на заклание»? Ведь предназначенная для них роль была той же, что и у «куклы» нашего знакомого из поезда, не так ли? Устроить шоу с поимкой неуловимого шпиона конфедератов. Беспроигрышный ход, ибо кому придет в голову обвинить героя, поймавшего самого агента Зеркало… в том, что агент Зеркало – он!

– Что ж… в логике вашим рассуждениям не откажешь. С вашего позволения, Тимоти… – Келлер старательно замедленным движением извлек блокнот и карандаш. – Но вот выводы… я пока так и не понял, что из вышесказанного привело вас именно к моей скромной персоне. Конечно, упомянутая слава героя-поимщика и в самом деле отличное прикрытие, но в целом… подобную операцию с «подставой» мог бы задумать и попытаться осуществить практически кто угодно. Тот же вампир из Бостона…

Агент пинкертоновского бюро вел себя настолько спокойно, что на миг у меня в сознании промелькнуло дикое подозрение – а вдруг темноэльфийская паранойя в очередной раз сыграла со мной недобрую шутку?

Промелькнуло – и сгинуло. Келлер слишком уж спокоен, осознал я. Он расслабился… словно актер, отыгравший труднейший спектакль. Пусть лицо еще в гриме, пусть из-под парика ручьем льет пот, но сцена осталась позади, занавес опустился, и нет больше принца датского, а есть донельзя усталый человек, мечтающий о заветном шкафчике в гримерке.

Даже гном заметил это. И понял. А ведь Торку, пожалуй, было бы куда легче поверить Иоахиму, чем драу. Второй подряд удар по его самолюбию, да еще какой – это уже не пощечина, как в случае с ведьмой, а настоящая великанская оплеуха!

– Вампир из Бостона получил команду от вас, Иоахим, – сказал я. – Именно вы предупредили его о том, что план с «куклой» раскрыт и нужно сворачивать эту часть операции. Никто другой не мог этого сделать – Тимоти спал, а Рысьев…

– Мог! – уверенно произнес Келлер. – Вы же не станете утверждать, Найр, что способны проконтролировать, хм, все коммуникативные возможности Повелителя Ночи? А для русского резидента было бы, как вы сами отлично понимаете, весьма заманчиво прибавить агента Зеркало к числу своих конфидентов.

Неожиданно мне стало весело. Боги, ну ведь и в самом деле – весело!

– Хороший довод! – Я изобразил китайского болванчика, выдав не только серию одобрительных кивков, но и подкрепив эти кивки частыми морганиями. – Вполне пригоден для любого абстрактно взятого с потолка «русского резидента». Но не для графа Рысьева.

– Вы так уверены в его дружеских чувствах?

– Абсолютно, – хихикнул я. – В противном случае я бы никогда не решился действовать столь предательским образом.

– Драу – и вера в дружеские чувства, – повторил Иоахим. – Забавное сочетание… и весьма труднопредсказуемое.

Прежде чем ответить, я подошел к окну и, встав чуть сбоку, с полминуты смотрел на улицу. Тела убитых давно уже убрали, от них остались лишь темные пятна на земле, в лучах закатного светила казавшиеся почти черными ..

…а завтра не будет и этих следов.

– Нельзя предусмотреть всего.

– К сожалению. – Келлер с очень задумчивым видом нацелился карандашом на блокнот… едва заметно пожал плечами, с хрустом выдрал верхний лист и, скомкав, отбросил его в сторону.

– Именно подобные случайности порой и губят самые выдающиеся замыслы. Песчинка, попавшая в колесо…

– Ну, не принижайте мою самооценку, – возразил я. – Песчинка… это как-то совсем уж мелко. Так и быть, не стану претендовать на валун, но возведите меня хотя бы в ранг булыжника.

– Келлер, – хрипло произнес Торк. – Во имя Создателя Ауле… ответьте – почему?!

Иоахим грустно улыбнулся.

– Боюсь, с рангом булыжника могут возникнуть некоторые сложности, – со вздохом сообщил он. – Найр, а что-нибудь более, хм, обыденное вашу самооценку не удовлетворит? Скажем, звание бригадного генерала? Конечно, решать буду не я, но полковника за разоблачение агента Зеркало обещали еще восемь месяцев назад, а с тех пор цена должна была возрасти…

– Почему?! – повторил Торк.

Выглядел гном, откровенно говоря, жалко – впрочем, и внимания на него сейчас никто не обращал. Даже Валлентайн.

– Звание бригадного генерала Конфедерации? – подойдя к зеркалу, я попытался принять наиболее горделивую, как мне казалось, позу – левая рука за спиной, правая – за отворот фрака, подбородок гордо вздернут.

60
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru