Пользовательский поиск

Книга И вся федеральная конница. Страница 35

Кол-во голосов: 0

Как и сам тролль.

Он хоть и не говорил этого вслух, не без оснований боясь быть совершенно неправильно понятым, но в армии Трою нравилось. Во-первых, военные инженеры ценили троллей ничуть не меньше своих коллег из Компании Спитхедских Утесов, но куда лучше понимали: хорошо работающий тролль – это прежде всего хорошо накормленный тролль!

Во-вторых, знакомство с данным «изобретением» человеческой цивилизации было, как считал Трой, чрезвычайно ценно для возложенной на него миссии. Ведь армия была не просто частью общества – скорее можно было счесть ее моделью… упрощенной. Тролль, правда, пока еще не решил, как именно представит Собранию свои впечатления. Формулировка: армия берет заложенные в основу людского общества идеи и доводит их до логического конца, по мнению Троя, не совсем точно передавала истинное положение дел. Объяснение же: армия берет заложенные в основу людского общества идеи и доводит их до идиотизма… да, эту мысль будет очень трудно правильно донести.

Поэтому Трой хоть и не возражал против намеренья Салли покинуть сень федеральных орлов, но при этом отнюдь не собирался ускорять реализацию этого намеренья.

– Ну и орк с ним, – благодушно пробормотал шулер. – Слушайте сюда, парни. Все на самом деле очень просто. Нам нужен бой! И я готов поставить десять долларов против дайма, что в самое ближайшее время нам его устроят!

1863, штаб-квартира командующего Потомакской армии, Найр

– Итак, джентльмены, чем я могу быть вам полезен?

Отсутствие в голосе задавшего этот вопрос человека даже ничтожных признаков любезности – если конечно, не счесть таковыми пары алкоголя – явственно намекало: генерал Хукер куда более предпочел быть нам бесполезен. Он даже не счел нужным застегнуть мундир… встать со стула… и снять ноги со стола.

А виновным в столь прохладном отношении являлся, разумеется, гном, со своими манерами – точнее, вопиющим отсутствием оных. Вот и сейчас…

– Тут, – гном бросил на стол конверт, украшенный полудюжиной сургучных клякс, – все сказано.

– Адъютант!

– Здесь, сэр!

– Прошу прощения, сэр, – мягко произнес я, – но информация, содержащаяся в этом послании, предназначена только и исключительно для вас.

Ответный взгляд генерала заставил меня слегка пересмотреть оценку степени виновности гнома. Конечно, манеры подгорного племени оставляют желать… но если человек не желает ограничивать свою неприязнь одними гномами, возможно, он просто… расист? Или страдает от похмелья?

В любом случае мериться взглядами с драу он сумеет лет через пятьсот, не раньше.

– Оставьте нас.

То-то же.

Яростно сопя, генерал разодрал конверт и злобно уставился на выпавший из него маленький, примерно в одну восьмую стандартного писчего листа, синий прямоугольник. Еще ярче эмоции на его лице проявились парой секунд позже, когда на прямоугольнике проступил текст. Кажется, у людей, принято именовать подобный почерк бисерным, и, в данном случае, это был очень мелкий бисер.

– Это еще что за издевательство?!

– Это экономия, сэр, – ответил я, на какие-то полвздоха опередив гнома. – Послание предназначено вам, и, соответственно, только вы можете прочесть его. Стоит же вам отбросить этот листок дальше чем на фут или просто дать прикоснуться к нему кому-либо другому, письмо сгорит в мгновение ока. Магическая бумага высшего уровня защищенности продается, насколько мне известно, по цене два доллара за унцию. Учитывая же склонность федеральных чиновников переплачивать за…

– И чего мне теперь, глаза об это ломать? Адъютант!

– Если желаете, сэр, я могу пересказать содержание послания, – предложил я.

– Ты ж сказал, что никто, кроме…

– Меня. Зовут. Вайт Белоу. Мистер Вайт Белоу. Понятно?

Новую игру в гляделки генерал решил не затевать.

– Оставьте… нас.

– Мистер Валлентайн, – не поворачивая головы, процедил я, – не могли бы вы стать у входа в комнату и проследить за тем, чтобы никому не пришла в голову идея нарушить наш тет-а-тет?

– Сделаю, – просто сказал мальчишка.

Мальчишка? Я все же оглянулся. Нет – это уверенно пообещал великан, и по тому, как он это произнес, по блеску в его глазах, можно было не сомневаться: ближайшие минуты войти в занимаемое командующим Потомакской армии помещение будет ничуть не проще, чем подняться на высоты Мари[15].

Паренек занятен… надо будет присмотреться к нему…

– Ну так откуда вам известно содержание этого… секретного послания?

– Я догадываюсь о нем.

– Секреты-шмекреты…

Среди груды карт местности, поверх которых были раскиданы игральные, – на столе генерала имелся предмет, который поначалу был зачислен мной в разряд пепельниц. Однако после того, как Хукер стряхнул окурки на пол, под слоем пепла тускло блеснуло.

– Магия-шмагия…

Источник блеска – после протирки смоченным виски платком – оказался выпуклым.

– Линза из шемарханского хрусталя, – прошептал гном. – Окантовка человечьего литья, но шлифовали мы, гномы…

Читал генерал долго, шевеля губами, – благодаря чему я получил возможность убедиться, что мои предположения о содержании послания были абсолютно верны. Правда, стиль изложения был куда более косноязычен, чем я предполагал, – впрочем, знание английского бюрократического не было моей сильной стороной.

Наконец Хукер отложил лупу, смял – как мне показалось, с большим удовольствием – синий листок и запустил получившийся шарик в угол комнаты. Шарик, в полном соответствии с моим предсказанием, пролетел ровно фут, после чего вспыхнул слепящим огнем и перешел в дымообразное состояние.

– Магний! – прокомментировал Торк.

– Сам вижу, что магия, – буркнул генерал. – Не слепой.

– Итак, вы двое…

– Трое.

– …вы – троица экспертов по шпионам из самого Вашингтона!

– Из Нью-Йорка, – педантично поправил гном, к счастью, не став перечислять исходный пункт для каждого из нас.

– Прибыли сюда для выполнения миссии особой нежности! Настолько важной особости, что суть ее побоялись доверить даже этой самосгорающей бумажонке? Ну и что ж это за миссия, а? Обратить Каменную Стену[16] в язычество?

– Поймать агента Зеркало.

– Что?! В моей армии?! Тысяча дьяволов, и вы всерьез решили, что шпион – один из моих ребят?! Может, скажете еще, что я сам строчу донесения в двух экземплярах: президенту Линкольну и президенту Джефферсону?!

– Мы… – начал гном.

– Торк, позволь мне, спасибо. Генерал, заверяю, никто не подозревает лично вас, как, впрочем, и ваших подчиненных. Но поскольку вы планируете в ближайшее время вступить в решающий бой с армией неприятеля…

– Планирую, – проворчал Хукер. – Страшная тайна, которую знает уже каждая подзаборная шавка. Небось пол-Вашингтона пронюхало об этом на следующий день после возвращения Эйба. Вот если бы позатыкать все болтливые рты тамошних кумушек и пересажать девять из десяти газетных писак….

– Несомненно, это привело бы к падению Ричмонда уже через неделю, – кивнул я. – Но вы, разумеется, понимаете: знать, что вы предпримите какие-то действия, это почти ничего не значит. С учетом более чем двойного превосходства в численности подчиненных вам войск над противостоящей армией Северной Вирджинии, генералу Ли будет остро нужна оперативная информация. А ее очень трудно получить, сидя в Вашингтоне, и еще труднее своевременно переправить за линию фронта.

– Говоря проще, – не выдержал Торк, – наше начальство считает, что агент Зеркало будет ошиваться где-то неподалеку. И вот как только гад высунется, мы его… того!

– Звучит заманчиво, – фыркнул Хукер. – Насчет «того». Если вам это и впрямь удастся, я с большим удовольствием возглавлю полевой суд и вздерну мерзавца на самом высоком дубе в окрестностях. Да… так уж и быть, черкну пару строк для вас насчет содействия и так далее, но учтите! Начнете путаться под ногами – сей же час вышвырну из армии!

вернуться

15

Штурм высот Мари был главной задачей правого крыла федеральной армии во время Фредериксбергского сражения (13 декабря 1862 г.). В семи безрезультатных попытках штурма северяне потеряли на подступах к высотам более 7 тысяч солдат и офицеров. Потери оборонявших высоты конфедератов не превысили 1200.

вернуться

16

Каменная Стена – прозвище знаменитого генерала южан Томаса Джексона, отличавшегося также большой религиозностью. В частности, генерал Роберт Ли однажды написал про Джексона, что тот «живет по Новому Завету, а сражается – по Ветхому».

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru