Пользовательский поиск

Книга И вся федеральная конница. Содержание - ПРИЛОЖЕНИЯ…

Кол-во голосов: 0

Кстати, согласно тем же документам, никакого полковника Смигла не существовало.

Трой вернулся на службу в федеральную армию. Был дважды ранен (один раз – ядром) и к концу войны имел звание первого сержанта, а также Почетную медаль конгресса – единственный тролль, удостоенный в девятнадцатом веке подобного отличия. После войны он вернулся в родные горы, где очень быстро стал непререкаемым авторитетом по всем вопросам, связанным с человеческой цивилизацией, – причем не только среди троллей, но и среди окрестных орко-гоблинских племен. В том, насколько этот авторитет был заслуженным, предстояло убедиться генералу Кастеру…

Рядовой 20-го Мэйнского Кристофер Ханко пережил не только Геттисбергское сражение, но и войну, став впоследствии одним из лучших проводников Пограничья. Но это уже – совсем другая история…

И еще. В федеральных архивах США не найти следов агента Зеркало. Но много лет спустя, на другом континенте, один человек, вспоминая о совсем другой войне, к тайной стороне которой он имел самое прямое отношение, напишет следующие строки:

"Наиболее крупными по значению радиоиграми были операции «Березино» и «Монастырь». Первоначально операция «Монастырь» разрабатывалась нашей группой и Секретно-политическим управлением НКВД, а затем с июля 1941 года в тесном взаимодействии с ГРУ. Целью операции «Монастырь» являлось наше проникновение в агентурную сеть абвера, действовавшую на территории Советского Союза. Для этого мы быстро создали прогерманскую антисоветскую организацию, ищущую контакты с германским верховным командованием.

В немецких архивах операция «Монастырь» известна как «Дело агента …Макса». В своих мемуарах «Служба» Гелен высоко оценивает роль агента Макса – главного источника стратегической военной информации о планах Советского верховного главнокомандования на протяжении наиболее трудных лет войны. Он даже упрекает командование вермахта за то, что оно проигнорировало своевременные сообщения, переданные Максом по радиопередатчику из Москвы, о контрнаступлении советских войск.

Дезинформация, передаваемая Гейне – Максом, готовилась в Оперативном управлении нашего Генштаба при участии одного из его руководителей, Штеменко, затем визировалась в Разведуправлении Генштаба и передавалась в НКВД, чтобы обеспечить ее получение убедительными обстоятельствами. По замыслу Штеменко, важные операции Красной армии действительно осуществлялись в 1942-1943 годах там, где их «предсказывал» для немцев Гейне – Макс, но они имели отвлекающее, вспомогательное значение.

Дезинформация порой имела стратегическое значение. Так, 4 ноября 1942 года Гейне – Макс сообщил, что Красная армия нанесет немцам удар 15 ноября не под Сталинградом, а на Северном Кавказе и под Ржевом. Немцы ждали удара под Ржевом и отразили его. Зато окружение группировки Паулюса под Сталинградом явилось для них полной неожиданностью.

Не подозревавший об этой радиоигре Жуков заплатил дорогую цену – в наступлении под Ржевом полегли тысячи и тысячи наших солдат, находившихся под его командованием. В своих мемуарах он признает, что исход этой наступательной операции был неудовлетворительным. Но он так никогда и не узнал, что немцы были предупреждены о нашем наступлении на ржевском направлении, поэтому бросили туда такое количество войск". (Павел Судоплатов. Спецоперации.)

ПРИЛОЖЕНИЯ…

…которые можно читать, а можно и не читать. Гражданская война в США – далеко не самая популярная историческая тема на просторах бывшего СССР. Это понятно – нам бы со своей, по три раза на день переписываемой историей разобраться. А уж пытаться понять, что там было у других, да еще в середине позапрошлого века, – занятие, достойное весьма отдельных маньяков. Потому объем знаний среднестатистического гражданина об «Адском перекрестке» Америки, как правило, начинается с романа Маргарет Митчелл «Унесенные ветром» и заканчивается одноименным фильмом. Те же, кому довелось насладиться батальными сценами «Геттисберга», уже могут на вполне законном основании числить себя знатоками.

Разумеется, работая над книгой, которую вы сейчас держите в руках, я вовсе не ставил перед собой задачу поведать «истинно правдивую историю американской Гражданской». Для этой цели жанр фэнтези, мягко говоря, не совсем подходит. Однако так уж сложилось, что в текст каким-то совершенно загадочным для меня образом сумели проникнуть не только эльфы, тролли, вампиры и гоблины, но и множество реальных (или хорошо маскирующихся под таковые) исторических фактов. И если вы вдруг захотите узнать о них чуть больше, чем уместилось в нескольких строках, welcome!

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

ШПИОНЫ СЕРЫХ И СИНИХ

Информация подобна хлопку, и нужен человек, способный ее собрать, обработать, и извлечь из нее максимальную выгоду.

Джон Уитсон Гант, сотрудник детективного агенства Пинкертона. начале войны ни Союз, ни Конфедерация не имели полномасштабной сети осведомителей в стане врага. Но скоро на обеих сторонах осознали необходимость разведки и управления разведывательной деятельностью.

На Юге под эгидой президента и военного министерства было создано Сигнальное бюро, сотрудники которого вели шифрованную переписку с агентами Конфедерации и руководили курьерами, постоянно пересекавшими границу Союза и Конфедерации. Руководителем бюро был майор Уильям Норрис, который координировал действия множества разведчиков и контрразведчиков, распространивших свою деятельность глубоко на Север, вплоть до границы с Канадой.

На Севере тем же самым занималась секретная служба Потомакской армии, основателем и руководителем которой стал легендарный детектив из Чикаго Аллан Пинкертон. Контроль над новым образованием сначала осуществлял Государственный департамент, но к середине войны руководящие функции были переданы военному министерству. Как на Севере, так и на Юге сотрудники военного ведомства сами были активно вовлечены в разведывательную деятельность.

Но все-таки во время Гражданской войны шпионаж оставался уделом любителей и еще не стал высоким искусством. Недостаток умения и изящества с лихвой компенсировался энергией и напором. Социальный состав шпионов был очень пестрым – от мальчика-разносчика из обувного магазина до дамы из высшего света. Эпидемия шпионажа охватила обе столицы и крупные города. Казалось, что каждый шпионит за каждым. Вычислить шпиона было почти непосильной задачей. Контрразведка работала с опозданием. Неоднократно как южные, так и северные офицеры лишь постфактум получали неприятные известия о том, что их недавний гость, которому они со всем радушием устроили экскурсию по собственным укреплениям, работает на врага.

Джеймс Юэлл Браун Джеб Стюарт. James Ewell Brown aka J.E.B. Stuart Родился в 1833 году.

Выпускник академии Вест-Пойнт 1854 года, Стюарт подал в отставку из армии США, чтобы защищать свой штат, когда Вирджиния вышла из Союза в апреле 1861 года. В первой битве при Булл-Ране в июле того же года он проявил особое личное мужество. Позже в том же году его произвели в бригадные генералы и назначили командующим кавалерийской бригадой армии Северной Вирджинии.

Перед самой Семидневной кампанией генерал Роберт Ли направил Стюарта в рейд вокруг правого фланга федеральной армии под командованием генерала Джорджа Мак-Клеллана. Он не только успешно выполнил это задание, но и объехал всю армию Мак-Клеллана и представил рапорт Ли. В следующей кампании ему также удалось перехватить штабной документ, из которого Ли стали известны численность и расположение федеральных сил.

Стюарт, произведенный в генерал-майоры и получивший командование кавалерийским корпусом, сражался и во второй битве при Булл-Ране (август 1862-го), где снова совершил рейд вокруг федеральной армии, приведя с собой обратно 1200 лошадей противника.

В последовавшей Мэрилендской кампании он великолепно прикрывал один из переходов через Южные горы, тем самым дав генералу Ли время сосредоточить войска и отразить атаку Мак-Клеллана. К зиме 1862 года никто уже не мог оспорить беспрецедентные способности Стюарта как офицера разведки, а Ли называл его глазами армии.

70
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru