Пользовательский поиск

Книга И вся федеральная конница. Содержание - ГЛАВА 7

Кол-во голосов: 0

На меня оглядывались прохожие – наверное, со стороны это и впрямь выглядело забавно: девушка, которая идет, не зная куда, прижав к груди пакет… мокрый, потому что слезы текут, все никак не переставая…

…и улыбается.

Потому что она – очень-очень счастлива!

Как в сказке!

ГЛАВА 7

1863, Вирджиния, Тимоти

– Создатель Ауле, ну и воняет же здесь!

То ли у Торка вдруг прорезался совершенно эльфовый нюх, то ли коротышка просто был не в духе. Пока что, я склонялся ко второй версии. Ладно бы, сам ничего такого уж особо ароматного не чую, но вот мистер Белоу тоже свой точеный носик платочком закрывать не спешит – а это симптом куда как более верный.

– Траллой клянусь, по этому запаху шпионы Ли за десять миль могут сосчитать всех болванов здешней пехоты и кретинов здешней кавалерии!

– Здесь, – вкрадчиво промурлыкал драу, – нет кавалерии.

Я напрягся. Когда темный эльф произносит что-нибудь подобным тоном, лично мне все время начинает казаться, что наш новый «друг» готовит какую-то пакость, причем отборную, высшего сорта. Впрочем, это чувство регулярно возникает у меня даже и тогда, когда мистер Белоу молчит. Достаточно и взгляда.

– Как это «нет»?

Темный эльф насмешливо сверкнул моноклем.

Конечно, – начал он, – наш временный общий начальник всего лишь человек. Однако, даже он, иной раз способен произнести нечто заслуживающее внимания. К примеру, инструктируя нас перед отъездом, капитан Мак-Интайр упомянул, что корпус генерала Ньюмена, как раз в данный исторический момент, пытается совершить глубокий стратегический обход конфедератов.

Послушай… те, вы, Белоу, – раздраженно сказал Торк. – Конечно, я всего лишь гном, который путает арабскую с першероном и, вдобавок, предпочитает им обоим пони… запряженного в тележку поустойчивее. Однако, даже я вполне могу различить запах человечьего дерьма и конского навоза, а уж вид, – Торк обвиняюще указал на цепочку характерных «яблок», – тем более.

– Снимаю шляпу перед глубиной ваших познаний, бригадир-лейтенант, – драу слегка наклонил голову и коснулся цилиндра, – равно как и наблюдательностью. Наверняка вы абсолютно правы, и эти, хм, объекты могли оставить после себя одни лишь кавалерийские лошади. Увы.

Мистер Белоу постучал тросточкой по ранту ботинка – пятый раз за время нашего пути, только сейчас, глядя на прыснувший из-под подошвы белый дымок, я наконец-то сообразил: заклятие он подновляет. Интересненькое такое заклятие, благодаря которому драу оставляет на дороге не отпечатки дюйма в два глубиной, а подернутые изморозью пятна. Ну еще бы, чтобы эльф да по грязи просто так шел…

– Я, – продолжил Белоу, – не числю себя экспертом по навозу и потому не сумел бы столь уверенно различить, что оный продукт, хм, произведен на свет именно кавалерией. Более – к стыду своему, вынужден признать, что колеи на дороге меня бы скорее навели на мысль о телегах обоза…

Торк злобно промолчал. В очередной раз – я уже сбился со счета, в который именно. Зато успел крепко-накрепко запомнить, что спорить с драу выходит себе дороже, и сильно. Даже в тех редких случаях, когда темный эльф не собирается убивать собеседника… или, по крайней мере, делает вид, что не собирается.

– Вы оба не правы!

Резкий голос – равно как и две трети навьюченного на меня багажа – принадлежал мистеру А.К. Уиллеру. Точнее преподобному Алану Уиллеру, старшему клерику полкового госпиталя.

На мой взгляд, выправкой, манерой держаться и разговаривать – а изрекаемые клериком отрывисто-рубленые, словно ружейный залп, фразы куда больше походили на приказы, чем на обычную речь, – преподобному скорее подошел бы мундир бригадного генерала, нежели белая сутана… даже заправленная в голенища сапог. Тот еще, короче говоря, докторишка – ну так ради кого попало не открывают персональный телепорт. Ради нас вот не хотели, даром что капитан Мак-Интайр вовсю размахивал бумажкой за подписью чуть не самого Линкольна. Нет – и точка. Этот телепорт и был причиной того, что мы сейчас перемешивали ботинками апрельскую грязь. От Нью-йорка до Аквиа-Крик две с жирным хвостиком сотни миль, вдобавок – как «заботливо» пояснил отправивший нас маг – лагеря враждующих армий кишат заклятьями не хуже, чем осиное гнездо – осами. Потому, для нашей же безопасности, лучше будет высадиться не прямо посреди федерального бивака, но чуть в отдалении. Так он сказал, «забыв», правда, упомянуть, что миль в этом самом его «чуть-чуть» будет пять-шесть, не меньше.

Протопали мы пока что лишь четыре.

– Помотрите на расстояние между колесами… на , как продавлена земля! Здесь везли пушки! «Наполеоны»[11]!

Чувствуется, мистер клерик, – проворчал Торк, – вы знакомы с ними не понаслышке. Презрительный взгляд, которым удостоил гнома преподобный, вызвал одобрительную усмешку драу.

– Да уж, мистер гном, знаком-с!

Я сразу захотел спросить, не участвовал ли преподобный Уиллер в битве при Шайло, но в последний момент прикусил язык.

– Мне, – продолжил доктор, – что б вы знали, глубоко симпатичны эти громко пыхающие штуки – они оставляют после себя не так уж много работы для нас. То ли дело ружья… от них возни куда больше!

Клерик прервался, сделав странный жест – то ли нос решил почесать, то ли… прислушавшись, я уловил четкое «буль-буль-буль» и едва сдержал завистливый вздох. Похоже, в левом рукаве преподобного имелся туз… в полпинты. Лео, помню, как-то раз клялся-божился, что в госпиталях виски раненым наливают по первой просьбе. Тогда ему, понятное дело, никто не поверил – сам-то Лео по койкам не валялся, так, треп случайный подслушал. Но если оно и вправду так, пари держу, себя доктора навряд ли забывают…

– И это при том, – продолжил Уиллер, – что мы в подавляющем большинстве случаев имеем дело с недоумками, позволившими издырявить себе руку или ногу.

– Вот как? Занятный статистический казус. – Темный эльф с сомнением глянул на Торка, словно желая убедиться в наличии у гнома не только рук-ног, но и прочих частей тела. – Мне казалось, что анатомия гуман… большинства ваших потенциальных клиентов предполагает наличие также торса и головы. А поскольку общая поражаемая площадь…

– Чертовски верно подмечено, мистер Елка-на-Рождество! – рявкнул клерик. – Естественно, заполучить пулю в пузо куда проще, чем в пятку!

Сначала я решил, что во втором рукаве преподобный держит закуску, но, принюхавшись, уловил запах бренди.

– Статистика, говорите… к началу войны в армии было аж 113 хирургов. Из которых 24 присоединилось к Конфедерации, а 3 были уволены, – клерик громко фыркнул, – за нелояльность. Как вам такая статистика, мистер щеголь? Догадываетесь, чего эти цифирьки означают?

– В сочетании с численностью армий воюющих сторон, – задумчиво произнес темный эльф, – эти цифры, полагаю, означают наличие неких проблем с количеством квалифицированного медперсонала.

– Браво! – каркнул Уиллер. – Вдвойне «браво» за словечко – квалифицированного! И «неких проблем» – это вы тоже хорошо сказанули! Просто чертовски здорово! Жаль, я не умею так же ловко формулировать! Я, черт побери, в таких случаях говорю, – клерик приложился к рукаву с виски, – вопиющая нехватка!

Ему пришлось прерваться. Четкая россыпь барабанной дроби прозвенела над дорогой – навстречу маршировал пехотный отряд.

– Квалифицированного! Ха! Нам присылают олухов, не знающих, с какого конца браться за хирургическую пилу! Болванов, с трудом способных заговорить оставленную котенком царапину! Глупых девчонок, видевших кровь лишь на своих, – буль-буль-ль, – и хлопающихся в обморок при виде того, что вытворяет с живой плотью свинцовая дрянь крупного калибра. Ха! За пару недель муштры большинство новобранцев запоминают, с какого конца заряжать винтовку, – но чтобы подготовить врача или клерика, могущего… – Он замолчал, тяжело дыша, и с какой-то яростью уставился на приближающихся парней в синей форме. Две шеренги, по полсотни в каждой, – похоже, рота. Первым шел барабанщик – голубоглазый парнишка лет шестнадцати, никак не больше. Впрочем, большая часть солдат в колонне по части растительности на лице недалеко ушли от драммера. Да и браво вытянувшийся в седле лейтенант – тоже[12].

вернуться

11

«Наполеон» – гладкоствольная 12-футовая пушка, составлявшая основу полевой артиллерии как в армии Союза, так и у конфедератов.

Во время сражения при Шайло (6 апреля 1962-го) один из армейских врачей-северян, обнаружив четыре брошенные пушки, «отдолжил» из ближайшего полка несколько солдат и в течение почти (???) вел обстрел конфедератов.

вернуться

12

18-летними было большинство солдат той войны. Самым юным солдатом обеих армий считается барабанщик армии Союза Джонни Клем, поступивший на службу в девятилетнем возрасте. У конфедератов наиболее молодым солдатом был Чарльз Картер Xэй, который вступил в Алабамский полк в возрасте 11 лет.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru