Пользовательский поиск

Книга И вся федеральная конница. Содержание - ГЛАВА 6

Кол-во голосов: 0

Последовавшая затем пауза, видимо, была предназначена полковником для наших бурных аплодисментов. Однако секунды текли одна за одной, и, наконец, с грустью констатировав, что никто из присутствующих не способен должным образом оценить высказанную им остроту, Смигл тяжело вздохнул и приступил к дальнейшему взаимопредставлению.

– Почтенный же Торк также…

Один из лучших, мысленно произнес я, угадав даже с интонацией.

– …людей, то есть, прошу прощения, гномов, из числа служащих в Третьей…

– Это – не важно! – В отличие от лейтенанта, гном проблем с излишней почтительностью не испытывал.

– Д-да-да. А рядом с вами…

– Валлентайн, мой подмастерье.

– Что же касается меня, – начал я, решив не давать Смиглу шанса, – то вы, джентльмены, можете именовать меня Белоу. Вайт Белоу.

– Тоже один из лучших? – ехидно спросил гном. Я отрицательно качнул головой.

– Нет. Просто – лучший. Без всяких «один из». И при этом тоскливо подумал, что полковник вряд ли благословлен хоть каким-нибудь колдовским даром… к сожалению. А уж мечтать, чтобы Смигл оказался мыслечтецом…

Разумеется, человеческий маг способен прочесть мысли темного эльфа только в одном-единственном случае – когда тот желает ему их сообщить. Вот и я сейчас очень желал сообщить полковнику: если он скажет еще хоть полслова о причинах, вынудивших меня оказаться здесь… вообще скажет обо мне хоть что-нибудь… то следующим его собеседником окажется святой Петр.

ГЛАВА 6

Тимоти

– Нет. – В легкий поворот головы темный эльф ухитрился вложить столько насмешливого превосходства, сколько я бы не сумел и за месяц непрерывного мотания башкой. – Просто – лучший. Без всяких «один из».

Драу не стал уточнять, в каком же именно ремесле он так преуспел. Не стал этого делать и полковник. Хотя, как мне почудилось – собирался, но отчего-то вдруг резко передумал. Ну да и не очень-то надо. Ежу понятно, настоящий темный эльф – а этот, по виду, был из чистокровных, – так вот, настоящий драу, конечно, может быть лучшим и по части катания на коньках, причем по травяной лужайке, и по части вышивания крестиком. Но что-то сыну Валлентайна подсказывает – с этим конкретным темным эльфом на узкой дороженьке лучше не встречаться. Да и на широкой тоже. И вообще лучше находиться от него подальше, скажем, на другом берегу континента. А то и на другом континенте. К примеру, в Австралию, как мне доподлинно известно, ссылают обычных каторжников… милых, добрых людей. Ну а если какой полукровка и объявится, то для таких на «Саксэссе»[8] всегда найдется местечко погорячее.

Сейчас же я мог только жалеть, что пояс мой не оттягивала уже ставшая привычной за последние дни тяжесть «Койота». Конечно, против темного эльфа моя пушка – слабый аргумент, будь она даже 10-фунтовкой мистера Паррота… но хоть бок греет.

«Койота» мне купил Торк еще прежде, чем новую одежду. Впрочем, купил– это совсем не то слово. Присмотрел – чуть лучше, но и оно подходит не до конца…

Мы пошли туда сразу, как только вышли от заглавного под-нью-йоркского коротышки. Что мой наниматель, якобы никогда в Америке не бывавший, ориентируется в Городе Гномов лучше, чем иной человек в собственных штанах, – этому я давно уж перестал удивляться. Раз идет уверенно – значит, есть от чего. А уж от чего именно: то ли путеводный амулет у него такой много… многоумный, или же просто Города Гномов друг на дружку похожи, так что в одном побывал, во всех остальных не заблудишься, – это дело десятое.

Был, к слову, и еще один вариант, но его я уже после додумал – мастер, к которому Торк меня вел, запросто мог оказаться куда более знаменитым, чем три Корнелиуса Криппа разом.

Звали этого великого коротышечного мастера Оскинор, и в первый момент, когда мы в его нору вошли, я подумал – ошибочка вышла. Или Торк мне чего-то недоговорил. Потому как гномский оружейник – это горн полыхающий, молот в полтора гнома, ну и так далее. Тут же с одного боку шкафы с книгами, с другого так и вообще горшки с цветами, а в центре за столом тихонько сопит дедуля, из-под рук у которого сроду ничего страшнее годового баланса не выходило. Так я подумал… пока этот коротышка нос от бумажек своих не отклеил и не глянул на меня – точь-в-точь как любимая папашкина двухстволка.

Он пошептался о чем-то с Торком – забавно, тот ведь даже с Криппом по-человечески говорил, а вот с мастером Оскинором сразу родную речь припомнил. Шептались они долго, минут пять. Ну а потом старик прилип ко мне, точно репейник, и взял в оборот.

Для начала он заставил меня скинуть одежду. Всю. Походил вокруг, поцокал языком, поухмылялся, несколько раз ткнул пальцем – вышло неожиданно больно, словно гвоздем засадили… в общем, вел себя в точности как южанин перед негритянским аукционом. Только плантаторские фокусы, это были еще цветочки, а ягодки начались, когда мастер Оскинор ударился в хиромантию. Ей-ей, именно так – вытащил откуда-то здоровенную лупу и принялся изучать мою правую ладонь.

Велеть мне одеться коротышка при этом забыл. Вспомнил только минут двадцать спустя, вдоволь наглядевшись на мою «линию счастья», «бугор Венеры» – а также мозоли, грязь под криво сгрызенными ногтями, ну и все прочее, что имеет обыкновение заводиться от полуподвальной жизни.

Затем Оскинор заставил меня размять комок зеленоватой хрени – что-то вроде смеси глины с каучуком. Хрень, впрочем, оказалась не очень. Стоило мне нажать посильнее, как она чавкнула и протекла меж пальцев. Гномы при виде этого дружно схватились за бороды, причем у Торка вид был довольный, а у мастера – не на шутку озадаченный Он посмотрел на остатки глинорезины, хмыкнул и убрал со стола какую-то штуковину с рычагами и рукоятками – как я понимаю, она значилась следующим номером программы.

– Не будешь испытывать? – Этот вопрос Торк задал по-человечески.

Эспандеров для рук у меня три, – ворчливо сказал Оскинор. – А динамометр – единственный. Он подошел к шкафу – и, прежде чем я успел моргнуть, здоровенный книжный шкаф убрался с его пути вместе со стеной, которую подпирал. Без всякой «симсим, откройся» и так далее. Надо же… а ведь считается, коротышки не сильны в магии.

За стеной обнаружилась еще одна пещера, и вот, увидев ее, я окончательно поверил, что Торк привел меня куда нужно. Потому как хватило бы даже не на бригаду – на полнокровную дивизию. Ей-ей, бабушкиной косой клянусь – хватило бы! Обе стены снизу доверху были так увешаны всяческим смертоубийством, что камня-то и не различить. Здесь было все… кажется, имелся даже пушечный ствол без лафета, хотя относительно него я уверен не был. Длинная бронзовая штукуевина в дальнем углу запросто могла оказаться хитрой палицей для моих родичей-великанов.

При виде эдакого счастья в металле глаза у меня разбежались в разные стороны, сделали пируэт и съехались к носу. А ведь по жизни меня к железкам не очень-то и тянет. Я больше привык на кулаки полагаться, ну а если совсем припрет – жердь из ограды или оглоблю…

Только здесь каждая вторая из этих штук так в ладонь и просилась. Взять, подержать, взмахнуть пару раз, примериваясь… и к следующей! Эх, ну почему я не осьминог?!

– Как видишь, сын Болта, – Оскинор выудил из кармана футляр, достал очки, протер их, водрузил на нос… снял, спрятал и достал откуда-то из-под кафтана другую пару, побольше, – выбор у меня не очень-то богатый. Обычно я работаю под конкретный заказ… а на то, что делаю, – гном усмехнулся, – для души, как говорят люди… на это покупатели находятся еще быстрее.

– К сожалению, – вздохнул Торк, – у нас нет возможности дать вам проявить свое искусство в полной мере, мастер. Время…

– Торопишься, сын Болта… словно человек.

Подозреваю, услышь Торк такие слова от кого-нибудь иного – лететь этому иному ярдов на пять, не меньше. Сейчас же… сейчас же мой гном зарделся, будто девица из высокородных случайно прослышала, как боцман глотку тренирует.

вернуться

8

Тимоти ошибается – к этому времени «Саксэсс» уже не числился карцерным кораблем, а был приписан к Уильямстаунской женской тюрьме.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru