Пользовательский поиск

Книга И вся федеральная конница. Содержание - ГЛАВА 5

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 5

Тимоти

– Где ты шлялся столько времени?

Кажется, теперь я знаю, почему советник Крипп экономит на смазке для петель. Ему не денег жалко – просто мистеру Корнелиусу нравится слушать, как петли скрипят. Это напоминает ему звуки собственной глотки.

– Мой личный экипаж был подан к трапу специально для тебя! А ты… ты…

– Я, – Торк, словно разминая шею, крутанул головой, – прибыл в эту страну инкогнито. Вы знаете, советник, что значит это человеческое выражение?

Вижу, что знаете. Прибыл к вам с тайной миссией, не было моего имени в списках пассажиров… а вы прислали карету к трапу! Замечательно, просто восхитительно.

Припоминая, как давеча этот же самый Торк буквально трясся из-за сломанной нами двери, я просто не мог надивиться на своего партнера. Определенно, гном был в ударе – так вот запросто повышать голос на советника… главу всех здешних коротышек… ох-ох-ох…

Хоть я и не очень-то хорошо разбирался во внутригномском общественном устройстве, но даже имеющихся крох познаний хватало, чтобы сообразить – этот замухрышистый с виду гном ворочает миллионами одним лишь покачиванием кисточки своего дурацкого колпака. И если ему вздумается сказать «прыгай»… в смысле, пригласить на обед, скажем, дядю Эйба, то наш мистер президент спросит лишь: «Когда?» Нет, не так: «Когда вам будет удобно, мистер Крипп?» – Человеческого оборванца вы тоже приволокли с собой из соображений секретности?

– Я превысил свои полномочия? – отрывисто спросил Торк.

Мистеру Визгливой Скрипучке не повезло. Мой приятель-гном, сдается, был из породы тех, кто хоть и способен трепетать перед вышестоящими, но в случае нападок «не по делу» – звереет и начинает рычать, не разбирая чинов и титулов. Знаю, как это бывает… сам такой.

Думаю, советник тоже сообразил чего-то в этом роде. По крайней мере, им же затеянный поединок взглядов он проиграл вчистую – согнулся и принялся изображать, что более всего на свете озабочен перекладыванием бумажек из правого верхнего угла стола на левый нижний. Бумажек было много…

– Нет, – едва слышно проворчал он минуты полторы спустя. – Реши я, что вы… превысь вы свои полномочия, давно б уже слушали, как стучат о борт окедмские волны. Но… – советник вытащил из бумажных завалов свой крючковатый нос и колюче уставился на Торка, – я не считаю нужным скрывать, что мне вовсе не по нраву ни вы, сын Болта, ни ваша «тайная миссия»!

– Могу я, – нарочито ровным тоном сказал Торк, – осведомиться о причинах вашего недовольства?

– Сколько угодно. Я, – Корнелиус обвел взглядом стол, ухватил, видимо, не найдя ничего более подходящего, стоявший на краю остроносый башмак и, на манер прокурора в суде, обвиняюще ткнул им в сторону Торка, – не доверяю вам, сидящим под Белой Горой снобам. Вы, – а-апчхи! – относитесь к нам, будто… здешние люди устроили Бостонское чаепитие по куда более ничтожному поводу.

– Королевский совет, – холодно произнес мой наниматель, – и так предоставил вам куда больше свободы, чем иным дальним поселениям. Или, может, ваши старейшины вновь хотят выслушивать указы наместника?

– Если вы, – угрожающе начал Крипп, – пойдете на этот шаг…

– Послушайте, Корнелиус! – Торк шагнул вперед и, взявшись за край стола, наклонился вплотную к лицу советника. – Не стоит играть со мной. Вам лучше многих других ведомо, что Клан Дальних Весенних Пещер всегда стоял за смягчение уложений о дальних поселениях. Если бы не мы…

– Если бы мне это не было преотлично известно, сын Болта, вы бы тут вообще не стояли! – рявкнул Крипп. – Я все помню… и помню также о том, во сколько нам обходилась и обходится эта «либеральная» позиция вашего Клана!

Торк отшатнулся назад… и хрипло расхохотался.

– Как мы говорим, – с явной издевкой сказал он, – в подобных случаях людям: «Пройдись по базару, может, найдешь, где дешевле». Ваши эмиссары приходили ведь не только к нам, верно? И каков же был ответ из Гранитных Палат? Что сказали вам те же Норслинги?

– К словам Клана Гранитных Палат, – медленно процедил советник, – на Королевском совете относятся благосклоннее, чем к речам из Дальних Весенних Пещер, не так ли? И потому иной раз мне кажется, что мы платим за то, что вы сделали бы и без всякой платы.

– Но с золотом, – ухмыльнулся Торк, – оно всегда вернее, не так ли… советник?

Советник проигнорировал этот вопрос, вновь забросив крючок в письмоводительные заводи.

– Клан Дальних Весенних Пещер… – донеслось его недовольное бурчание из-за Большого Бумажного Хребта. – Но вы-то прибыли сюда не с напутствием Старейшины, – башмак вновь обвиняющее уставился на Торка, – а с мандатом Третьей Его Подземных Чертогов Величества Канцелярии!

А вот это была новость из разряда сногсшибательных. Всем сюрпризам сюрприз. Такой сюрприз, что я с трудом удержался от панического вопля: «Пустите меня к мамочке!» Про гномскую тайную полицию достоверно не было известно практически ничего. Зато слухов я еще в Англии наслушался хоть отбавляй, и каждый был страшнее предыдущего.

– Вас удивляет, что бригадир-лейтенант Третьей Канцелярии сумел организовать себе задание в интересах родного клана?

– Да! Удивляет! Я вам пока еще не гриб, и не пытайтесь кормить меня дерьмом!

– Хорошо… если я скажу, что в этом вопросе интересы Клана Дальних Весенних Пещер совпали с интересами еще одного клана… более влиятельного – это вас устроит?

– Нет! – Судя по подпрыгнувшим стопкам, Крипп здорово приложился к столешнице чем-то тяжелым… то ли вторым башмаком, то ли головой.

– А если, – вкрадчиво произнес Торк, – я скажу, что мне поспособствовал Ирген ?

– Лайт-советник Пит? – недоверчиво переспросил Корнелиус. – Однако… это еще больше запутывает дело. Что за интерес этому Норслингу в поимке агента Зеркало?

– Интересы бывают самые неожиданные, – Торк с едва заметной усмешкой покосился на стену, точнее, на висевшую там здоровенную картину. Рисунок и впрямь был не из тех, что ждешь увидеть у гнома: три человеческие женщины, блондинка, шатенка и брюнетка с мечом, топором и копьем соответственно яростно бросались в атаку на монстра. Чудище же, судя по разинутой клыкастой пасти, оглушительно ревело, а судя по лоснящейся от пота коже, ничуть не менее оглушительно воняло.

Впрочем, поправился мысленно я, какого тролля? О том, какой мазней подгорные коротышки предпочитают увешивать свои норы, я мог рассуждать не лучше, чем слепой крот – об оттенках северного сиянии.

– К примеру, – тем же вкрадчиво-ласковым тоном продолжил Торк, – некоторые гномы могут счесть, что хотя покупать у ваших южан хлопок весьма выгодно для них… но и продажа им винтовок также не является совсем уж бесприбыльным предприятием.

– Так-так, – задумчиво пробормотал советник. – Начинаю понимать. Гхм, в общем-то, мы тоже окажемся не сильно рады окончанию военных заказов. Да, пожалуй, это почти единственное, в чем у нас может быть общее мнение, – чем дольше здоровилы будут убивать друг друга нашим оружием, тем лу… – Корнелиус осекся, запоздало осознав, что находится в одном помещении с представителем упомянутых им здоровил.

Я притворился, что изучаю мозаику на потолке. Меня здесь нет, меня здесь нет… впрочем, до этого момента советник явно проводил меня по разряду тараканов.

– Примерно так мы и думали, – заметил Торк. – Теперь, надеюсь, вас не удивляет, что мы заинтересованы в прекращении деятельности «агента Зеркало», причем скорейшем ее прекращении. Этот меч должен быть выбит из рук Юга в ближайшее время. В противном же случае, – веско добавил он, – война может завершиться гораздо раньше, чем рассчитываем мы… и вовсе не тем исходом, который видится более желательным вам, советник Крипп.

– Ну, я не полагаю ситуацию настолько уж трагичной, – проворчал Корнелиус. – Как бы ни был хорош командующий Ли и его шпионы, численное превосходство не так-то и просто обесценить. Бог на стороне больших батальонов.

– Это человеческая пословица.

22
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru