Пользовательский поиск

Книга И прольется свет. Содержание - —31-

Кол-во голосов: 0

— В тебе всегда боролись два начала: Добро и Зло. — раздался вкрадчивый голос подсознания — Твоими создателями стали Солнцеликие Боги, изначально несущие в себе Свет. Но со временем их Свет потемнел и обратился во Тьму. Темноликие Боги оставили свой след в твоей душе, когда ты был еще совсем юным. Черный воин всегда был раза в два больше белого, поэтому он побеждал. Но жизнь имеет привычку все менять, сейчас воины почти равны по силе. Тьмы в тебе и теперь больше, но ты не потерян для Света. Смотри на них, этот бой продолжается на протяжении всей твоей жизни.

Верзун смотрел на сражающихся бойцов во все глаза. Черный воин побеждал, он повалил белого воина на пол, принялся душить. Было заметно, что он уверен в победе, торопится быстрее довести бой до конца. Неожиданно белый ухватил его за большой палец, резко вывернул. Черный зарычал, его руки соскользнули с шеи белого, и тот не преминул воспользоваться моментом. Отбросил соперника, мгновенно вскочил. Его кулак просвистел удалую песню, врезался в скулу черного. Черный воин закачался, белый шумно втянул воздух, с силой ударил ногой в живот соперника. Черный воин упал, как подкошенный. Белый воин торжествующе пропел:

— Свет да погубит тьму.

А потом Верзун услышал шум…

Верзун лежал в нише, широко раскинув руки. Он поднялся выглянул в коридор, никого не было. Визг доносился из комнаты, куда он недавно поселил Корделию. Нелюдь почесал лоб, голова болела.

Корделия бегала вокруг массивной кровати, спасаясь от служанок. Служанки улыбались, при этом были видны их острые клыки. Как видно крылатая девушка решила, что они хотят отобедать ее кровью, и поэтому убегала так, что пятки сверкали. Верзун рассмеялся, когда увидел, что служанки уже отошли в угол комнаты, шумно дышали, переводя дух. Корделия меж тем продолжала бегать по кругу. Верзун кивнул служанкам на дверь, они потихоньку вышли. Крылатая девушка успела сообразить, что убегать не надо и села на кровать. Верзун заметил:

— А у тебя действительно плохо с вокалом.

— Ох, замок чудищ. Того и гляди съедят. — она запыхалась — К тебе, Верзун, это конечно не относится.

— Девочки просто улыбались.

— Если у вас все так улыбаются, то я, пожалуй, залезу под кровать.

— Зачем?

— Чтобы не умереть от смеха.

— Пока ты жива. — чуть улыбнулся Верзун, головная боль отступала.

— Зачем ты убил бедную Ингу? Разве нельзя было оставить ей жизнь. — робко поинтересовалась Корделия.

— Кто такая Инга?

— Ты не помнишь девушку, которая вонзила нож в свое тело ради тебя?

— Ах, эта. — вспомнил Верзун — Ее смерть была необходима, для уничтожения камня Света. Она была обычным человеком, не испорченным Лучами Смерти.

— Но зачем ты подарил людям этот страшный камень?

— Когда-то он действительно был камнем Света, его поверхности коснулись ладони Солнцеликих Богов. Я подарил его маленькой девочке, дочери предка барона де Сантиньяка, дабы он защищал замок от Тьмы.

— Но почему? Разве сам ты не Тьма?

— Во мне живут два человека. — тихо произнес Верзун, вспоминая комнату с зеркалами — Один из них Тьма, другой — Свет. Я не всегда знаю, кто из них выйдет победителем.

Он вышел из комнаты, в полуприкрытую дверь просочились улыбающиеся служанки. Корделия старательно скрывая страх, посмотрела на них, вздохнула:

— Ведите купаться.

Они словно ждали этих слов. Тут же в комнату втащили большую бочку, следом крысаки внесли ведра с теплой водой, гномы аккуратно насыпали в бочку ароматических солей. Они удалились и Корделия осталась в окружении трех улыбающихся служанок. Раздевшись она залезла в бочку и попыталась расслабится.

Расслабится не удалось, даже с закрытыми глазами она постоянно чувствовала на себе взгляды девушек, а открывая глаза, видела еще их улыбки, больше напоминающие оскал. Вода стала постепенно остывать, и Корделия нехотя помылась, косо посмотрела на служанок, те не сводили с нее глаз.

— Полотенце принесите, — вежливо попросила Корделия. Служанки толкаясь, бросились выполнять поручение. Они одновременно схватили полотенце и не желая уступать друг другу тянули его в розные стороны, ткань трещала. Наконец одна из служанок вырвала полотенце из жадных лап соперниц, понесла крылатой девушке. Корделия вылезла из бочки, стараясь не смотреть на ретивых девиц, укуталась в полотенце. Ткань была мягкой как пух, она приятно касалось кожи, словно живая.

— Оно из пуха птицы Аран, — робко сказала одна из девушек. Корделия невольно посмотрела в ее сторону, если бы не зубы, девушка была бы довольно симпатичной. Она также заметила, что в оскале-улыбке служанке появился изъян, один клык сильно искривился.

— Что-то я не могу понять, — задумчиво произнесла Корделия — У вампиров тоже зубы выпадают?

— Нет, — вздохнула все та же девушка. — Просто мы не вампиры.

Она выдернула клык, потом другой, они остались лежать на ее ладошке.

— Оставьте нас, пожалуйста, на пять минут одних, — попросила Корделия.

Служанки проверили ровность клыков и вздернув носики вышли из комнаты, не удалившись, впрочем, от закрытой двери ни на шаг в сторону коридора. Корделия услышала, как одна из девушек громко отсчитывала секунды.

— Так кто же вы? — нетерпеливо спросила Корделия.

— Мы тролли, — жалко вздохнула служанка.

— А клыки вам зачем?

— Чтобы привлечь внимание вампиров. Мы все мечтаем выйти замуж за вампиров.

— Странное желание… Я хочу подремать немного. Ты можешь забрать тех кукушек за дверью, которые время отсчитывают, и уйти?

— Мне придется вас запереть.

— Ничего, как-нибудь переживу.

Служанка направилась к двери, повинуясь порыву, Корделия спросила:

— Как твое имя?

— Селена.

Служанка вышла. Корделия услышала, как повернулся ключ в двери, звук шагов затих вдали. Крылатая девушка легла на кровать и долго лежала с открытыми глазами, глядя в потолок. Незаметно для себя она уснула.

—31-

Тхара брела по лесу, ругая себя последними словами. Надо же случиться такому, чтобы она, полузверь, обладающая феноменальным чутьем и звериным инстинктом дважды попала в ловушку. Мало видно ей было в клетке сидеть из-за каких-то бус, так потом умудрилась попасть к людям-птицам.

— Все из-за моей тяги к прекрасному, -бурчала Тхара, настороженно озираясь. — Как можно было слушать их пение? Они, конечно, дураки, каких поискать, но Шаман — умный мужик. Надо же придумать девиз: «Чем больше ты занимаешься сексом, тем красивее поешь. Чем красивее поешь, тем больше занимаешься сексом». Прямо замкнутый круг какой-то!

Странно, кроме этих слов больше ничего не помню. Как я оказалась у подножия горы Крылатого племени, каким образом на мне появилась эта короткая белая туника, едва прикрывающая бедра и где мои когти? Солнцеликие Боги, да у меня маникюр!

Девушка остановилась, и, став на колени принялась ковырять пальцами землю, стараясь сделать загрязнить аккуратные ноготки. Волосы упрямо лезли на глаза, и Тхара раздраженно отводила их от лица. Солнечный лучик проник сквозь ветви деревьев, слегка поиграл в волосах, привлекая внимание девушки. Тхара покосила глазом на назойливого сорванца и завизжала. Она визжала долго и упоительно, не заботясь о том, что ее могут услышать. Ее волосы, прекрасные черные кудрявые волосы стали рыжими, как мех лисицы и прямыми, без единой завитушки. Продолжая визжать, Тхара понеслась к ручью, скрывающемуся за высокими деревьями, девушке необходимо было увидеть, во что она превратилась.

Ручей выпрыгнул из-за высокой ели и девушка, упав на колени, жадно наклонилась к его водам. Из воды на нее большими накрашенными глазами смотрела незнакомка с рыжими прямыми волосами, ярко накрашенными губами и, о Боги, с засосами на шее. Девушка в ручье открыла рот одновременно с Тхарой, безмолвно повторяя визжание на самых высоких нотах, громкий визг заполнил лес.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru