Пользовательский поиск

Книга И прольется свет. Содержание - —12-

Кол-во голосов: 0

—12-

Корделия сидела на камне, подставив лицо солнцу, легкий ветерок ласково перебирал ее белокурые волосы. Нежная рука с длинными холеными пальцами едва касалась воды, раскинувшегося перед ней озера, нетронутого уголка дикой природы. Озеро королевской короной обрамляли пышные ели, создавая неповторимую красоту.

Корделия сморщила маленький носик, когда заигравшийся ветерок неаккуратно дернул за прядку, потянулась, и деликатно прикрыв ладошкой рот, сладко зевнула. Персиковая кожа девушки подчеркивалась белым нарядом и, казалось, светится мягким светом. Пышная грудь красавицы едва умещалась в маленький белый лифчик, а длинные ноги подчеркивались короткими белыми шортами. Легкие белые сандалии дополняли незатейливый ансамбль. От обычной девушки ее отличали только крылья, похожие на лебединые. Они словно дрожали от нетерпения, стремясь раскрыться, разорвать упругий воздух, ощутить пьянящую свободу.

Из озера донеслось ехидное хихиканье.

Корделия улыбнулась, заметив прячущуюся за прибрежным камнем русалку, хорошо заметную в прозрачной воде.

— Лина, хватит прятаться. Я тебя вижу.

Тут же в нее полетели брызги, шаловливо улыбаясь, рядом с Корделией вынырнула русалочка. Огненные волосы, белая кожа и алый хвост делали ее похожей на яркое пламя, пылающее в водном царстве. Характер Лины был под стать волосам, такой же взрывной и непредсказуемый. Классически правильные черты лица, высокая совершенной формы грудь завлекали мужчин на погибель. Русалка не была жестока, просто любила поиграть, с завидным постоянством забывая, что люди не умеют дышать в воде.

Быстро перебирая тонкими руками, Лина выползла на берег, громко произнесла Слово. Хвост разделился на две половины, чешуйки постепенно исчезали, заменяясь белой кожей. Вскоре на берегу стояла обычная девушка, с алыми развевающимися на ветру волосами.

— Во имя Солнцеликих Богов, — проворчала она, — до чего же я не люблю эти неуклюжие отростки, хоть и приходится ходить на них почти с самого рождения. Но когда идешь к людям, надо выглядеть подобно им, иначе забросают камнями. Убирай свои крылышки, если умеешь, конечно.

Корделия едва шевельнула губами и крылья пропали. Она встала, потянулась, разминая застывшие мышцы. Зеленые глаза русалки наполнились слезами обиды.

— Это не честно. Я произнесла свое заклинание открыто, а ты схитрила, птица бесчувственная.

— Лина, успокойся. Сейчас нам надо думать, как вытащить из беды Тхару.

— Как эта дурочка умудрилась попасть в хищные лапы к людям?

— Любая из нас могла попасть в ловушку.

— Неправда, — с гордостью сказала русалка. -Вот я всегда избегаю сетей.

— А как насчет молодого рыбака, который как-то тащил тебя за волосы?

— Это другой случай. И вообще хватит болтать. Дело надо делать. Где одежда?

Корделия достала из-под камня коричневые бесформенные платья, большие серые платки и черные полусапожки. Лина скривилась от отвращения.

— Фи, какая гадость. Я действительно должна это надеть? Знала бы, захватила из дома. У меня столько красивых нарядов!

— Одевайся.

— Но в сапогах будет жарко, платья просто уродливые, а платки…

— Кроме сапог я ничего больше не нашла, -перебила нытье русалки Корделия. — Платья скроют наши фигуры, а платки — волосы и часть лица. Ты ведь живешь в том городишке, помнишь об этом? А еще там находится твой отец, который не придет в восторг от нашей спасательной операции. Так что одевайся и меньше разговаривай. Да не забудь измазать лицо грязью.

— Тхара никогда не поймет, на какие жертвы я ради нее иду. Мы на них нападем?

— На них? Это на кого?

— На плохих людей! А если они мои соседи? Я этого не переживу!

— Успокойся, это, наверняка, не они, и не соседи твоих соседей, и…я уже ухожу. Ты со мной?

Поворчав, Лина натянула жалкие обноски, Корделия терпеливо ждала. Она знала, что сердце у русалки доброе, и ворчит та скорее для порядка, чтобы оставить за собой последнее слово. Намазав лица грязью спасительницы пошли в город.

На базаре было шумно, продавцы расхваливали свой товар, покупатели торговались, сражаясь за каждую копейку с отчаянностью тореадора. Девушки прошли мимо двух дерущихся мужчин. Они бились на кулаках, лицо одного было в крови. Звонкий голос зазывал:

— Делайте ставки на Силача и Снежного барса! Делайте ставки!

— Какие звери, — слабым голосом прошептала Лина. — Нет. Они хуже зверей, потому что звери не дерутся ради развлечения. Сколько живу здесь, а все не могу привыкнуть к человеческим развлечениям.

Пойдем, — Корделия потащила Лину подальше от кровавого зрелища, — и не забывай опускать глаза. Где может быть Тхара?

Они ее мучают, — заплакала Лина, размазывая грязь по лицу.

— Прекрати сейчас же, — шепнула Корделия. -На нас обращают внимание.

— Не могу, — уже во весь голос рыдала русалка. — Я не хочу здесь оставаться! Я домой пойду!

— А как же «нападем на них»? Смотри, возле клетки народ собрался, чую Тхара там.

Лина вытерла слезы, и девушки стали пробираться сквозь толпу, работая локтями. Когда они подобрались поближе к клетке, то ужаснулись открывшемуся зрелищу. В клетке сидела их смуглая подруга с короткими кудрявыми волосами. Высокую худощавую фигуру с литыми мускулами прикрывала лишь набедренная повязка. Когти бессильно царапали железный пол клетки, но черные глаза спокойно смотрели на людей вокруг. На шее девушки темнела полоска железного ошейника, от которой тянулась толстая железная цепь, крепящаяся к верхним прутьям клетки. Толпа вокруг бесновалась.

— Оборотень…

— Серебряной пулей ее…

— Нечисть…

— Убить ее…

Сквозь решетку к девушке потянулись беспощадные руки. В глазах пленницы вспыхнула ярость, она оскалила острые зубы и, продемонстрировав длинные клыки, зарычала. Толпа отшатнулась назад. Мелькнула тонкая змейка плети, пленница вздрогнула, на спине заалел рубец. Присмотревшись, девушки увидели, что спина подруги покрыта многочисленными отметинами от плети. Высокий широкоплечий мужчина, держащий орудие пытки, казалось, состоял из одних мускулов. Низкий лоб пересекал странный шрам от виска до виска, бледно-голубые глаза равнодушно смотрели на застывшую фигурку. Подойдя вплотную к клетке, он прошептал скрипучим голосом:

— Ну что, звереныш, не устала сопротивляться? Согласна дать мне клятву верности?

Пленница искоса смотрела на мучителя, но не произнесла ни слова. Тот, отступив на шаг, назад поднял плеть, черты исказились от ярости. Плеть со свистом опустилась на гибкое тело плененной девушки, добавляя новый рубец. Жестокая рука продолжала наносить удар за ударом. Стоящие возле клетки подруги вздрагивали от каждого удара плети.

— Сделай же что-нибудь, — прошептала побледневшая Лина. Ее мучила тошнота. — Придумай что-нибудь, а то я сама начну действовать.

— Только не это.

Лина нервно теребила платок, с нетерпением ожидая хитрого плана, но Корделия не обращала на нее внимания. Что-то необычное привлекло ее в глазах мужчины с визжащей плеткой в руках, и это что-то было пострашнее беснующейся толпы.

— Оборотень, — пересохшие губы Корделии с трудом выталкивали слова. — Он настоящий оборотень.

— Н-н-нет, — голос Лины дрожал от ужаса.

— Мы должны действовать немедленно, иначе потеряем ее навсегда.

— Почему?

— Потому что, пройдя ритуал Волка, она навсегда лишится своей воли. Свободная девушка-полузверь станет вечной рабыней оборотня. Я от мамы слышала.

— Что же делать?

— Отвлеки оборотня, беги к реке и уплывай. Я в это время спасу Тхару. Не спрашивай как, нет времени объяснять.

— Хорошо, — голосок Лины звучал тихо, но хрупкие плечики мужественно расправились.

— Привлеки чем-нибудь его внимание, — напутствовала ее Корделия, — но не подпускай его слишком близко. Он очень опасен.

Дрожащая русалка пробралась к клетке, в нерешительности остановилась, не зная, что делать дальше. Корделия тихонько подошла к оборотню, осторожно сняла с его пояса ключ. Тот почувствовал неладное, стал оборачиваться, но его взгляд случайно остановился на Лине, русалочка не зная что придумать, показала ему язык. Тот, не веря своим глазам, на миг замер, потом взревел от ярости и бросился к дерзкой женщине. Лина заметалась в испуге, кинулась в толпу, оборотень не отставал. Подождав для верности, несколько минут Корделия подошла к клетке, нащупала под платьем мешочек с золотыми монетами, развязала его. По каменным плитам покатились золотые монеты. «Золото, рассыпалось мое золото!» Голос Корделии перекрыл шум толпы. Люди, забыв обо всем, бросились поднимать нежданно появившееся богатство. Началась битва за монеты, среди дерущихся Корделия рассмотрела Снежного барса и Силача, щедро раздающих тумаки. Протиснувшись к клетке, она тихо произнесла: «Тхара», пленница вскочила с пола. Корделия открыла замок, тот подался со слабым скрежетом, затем к ошейнику, который сразу упал на пол клетки. Люди были заняты золотыми монетами, поэтому никто не заметил побега лесной девушки. Без происшествий, миновав городские ворота, они вышли за черту города. Опасаясь оборотня, окольными путями пробрались к реке. Тхара порывисто обняла Корделию.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru