Пользовательский поиск

Книга И прольется свет. Содержание - —5-

Кол-во голосов: 0

— К-котов.

— Значит, сможешь при желании бывать котом. От тебя же потребуется сущая безделица, убивать людей и кушать их сердца. Уж больно я до сердец охоч. Согласен?

— Я не вообще-то не против, — слегка осмелел Иган — но все же чисто риторический вопрос. Что ты сделаешь, если я откажусь?

— Убью тебя. Есть еще риторические вопросы.

— Нет, я согласен.

— Тогда расслабься и позволь вселиться в твое тело.

Иган зажмурил глаза, сначала он почувствовал могильный холод, а потом в его тело стала вливаться неведомая сила. Он становился демоном…

Демон-кот поскреб когтями волосатую грудь, подумал, что в дупле мало места, обернулся котом. Он уже почти позабыл, что был когда-то человеком по прозвищу Поросенок и собирался сделать так, чтобы об этом ничтожестве забыл весь мир. Кот в дупле сладко зевнул и, свернувшись калачиком, погрузился в сон.

—5-

Корделия шла по лесной поляне, ее узкие щиколотки утопали в высокой траве. Прекрасные глаза покраснели от слез, которые тоненькими ручейками стекали по нежным щекам. Она шла, опустив голову и не замечая окружающей красоты. А природа разрисовала полянку разноцветными красками, лютики, васильки, ромашки создавали ковер удивительной красоты. Сочная зелень деревьев, окружающих поляну, манила прохладой, птицы щеголяли заливистыми трелями, но девушка ничего не видела и не слышала. В ушах не замолкая ни на минуту, звучал родной голос, перед глазами стояло лицо матери. Казалось, время повернуло вспять и мама жива.

Неожиданно, в замкнутый мирок Корделии проник жалобный женский крик. Невольно девушка посмотрела в ту сторону, она увидела одинокую хижину на краю поляны, похожую на нахохлившегося черного ворона. Закрытая дверь, ни одного окна, хижина производила гнетущее впечатление, но именно оттуда донесся ранее крик, а сейчас слышались стоны, прерываемые разъяренным мужским голосом.

— Тварь, за что я тебя только кормлю. Пользы от тебя никакой. Ты — камень на моей шее.

Ноги как-то сами собой понесли Корделию прямо к двери хижины. Девушка осторожно открыла ее, и личные переживания временно отошли на второй план. Высокий грузный мужчина с косматой бородой, грязными слипшимися волосами, избивал лежащую на земляном полу женщину. Лицо несчастной представляло собой сплошной синяк, хрупкое тело вздрагивало от мощных ударов, корчилось от боли. Мужчина схватил женщину за длинные волосы, грубо обмотал ими свое запястье и поволок ее в угол, где стоял стол с двумя грубыми лавками. Не в силах сопротивляться, та только слабо стонала от боли.

Корделия, всю свою жизнь была защищена от жестокости, и это зрелище заставило ее замереть от страха. Невольно девушка вскрикнула. Мужчина мгновенно высвободил руку и отпрыгнул в сторону, одновременно поворачиваясь лицом к двери, с неожиданным проворством для такого массивного тела. Глаза настороженно блеснули из-под густых, сросшихся на переносице бровей. Когда он увидел лишь молоденькую девушку, то ухмыльнулся, взгляд пробежал по ладной фигурке, слегка задержавшись на крыльях. Корделия поморщилась от похотливого раздевающего взгляда мужчины, ее сердце забилось в бешеном ритме, она почувствовала, как внутри разрастается ярость. Мужчина лениво пошел навстречу.

— Что, малышка, ищешь настоящего мужчину? Считай, что тебе повезло. Ивор никогда не отказывал молоденькой девушке, даже если она слегка уродлива. Это я о твоих крыльях.

Он остановился в двух шагах от крылатой девушки. Корделия почти задохнулась от запаха перегара и лука. Мужчина облизнул губы, протянул руку, приглашая приблизиться.

— Иди-ка сюда.

— Нравиться измываться над более слабыми? — девушка старалась говорить спокойно, но ярость казалось растекалась по ее венам, туманила разум.

— Ну и что? — удивился тот. — Это же моя жена. Хочу люблю, хочу убью. Мне по закону положено. Будут еще всякие пигалицы указывать настоящему мужику, как жить.

— Привык быть сильным, — голос Корделии дрожал, ярость высвободила из глубин ее существа чувство, родившееся в день смерти матери. — Пришло тебе время побыть слабым.

Мужчина с гаденькой усмешкой шагнул вперед, собираясь схватить девушку, ему надоели разговоры. Таинственная сила рванулась прочь из тела Корделии, она закричала, и в этом крике прозвучало злое торжество, мужчина вторил ей криком, но это был крик боли. Грубый мужской голос постепенно источался, становился тоньше слабее, ноги мужчины подкосились, и тьма поглотила его, он потерял сознание.

Очнулся он на полу, ему было холодно, тело ныло от боли, кости ломило. С трудом подняв руку он почесал подбородок, рука замерла почувствовав неладное раньше мозга. Подбородок был не просто до неприличия голый, без привычной бороды, он был маленький с ямочкой по серединке. Рука тоже была какой-то не такой, слабой, тонкой в кости. Вспотев от ужаса, Ивор продолжал исследовать незнакомое тело: маленькая грудь, выпирающие ребра, длинные худые ноги. Отчаянным рывком он поднялся с пола, потащился к маленькому обломку зеркала, висящему на стене, длинная юбка замедляла шаг. Длинная юбка? Еще на что-то надеясь, посмотрел в зеркало, на него взглянуло изуродованное побоями лицо его жены с испуганными глазами. Он поднял руку, коснулся лба, глаз, отражение точно повторило движения. Сзади раздался шорох, Ивор обернулся, возле двери стоял огромный мужик со странно знакомой внешностью. «Это же я,» — с неожиданной ясностью осознал Ивор, — «Это мое тело». Он слабо взвизгнул, мужчина поморщился.

— Нечего орать, дура. Принеси воды, пить хочу. Куда же пропала эта девка, хотел бы знать. Ты че стоишь истуканом, шевелись.

Ивор не двигался с места, он впервые видел себя со стороны. Какой он все-таки большой, Мужчина в теле женщины ощутил гордость. Чего эта ведьма на него взъелась, да его жене просто повезло, что у нее такой защитник. Защитник между тем поднял кулак, размером с хорошую кувалду, и огрел Ивора по затылку.

— Шевелись, я сказал, зараза.

В глазах на миг потемнело, но Ивор заставил себя двигаться. Он поплелся к колодцу за хижиной, набрал воды, ох и тяжелое же ведро, с трудом доволок его к столу. Попытался поставить на стол, не получалось, вздохнув, сел на лавку передохнуть. Почти сразу на него обрушилась лавина ударов.

— Ленивая скотина, а ну быстро собирай на стол. Думаешь, зазря тебя кормить стану.

— Сейчас, — недовольно буркнул Ивор. Сильный удар свалил его на пол. Резво поднявшись, откуда силы взялись в избитом теле, Ивор поковылял в угол хижины, где хранились припасы. Он решил не перечить мужику, то есть самому себе, а то ведь прихлопнет, как муху. Уж он-то свой характер хорошо знает. Накрыв на стол Ивор смотрел на чавкающего мужика, жалея, что запрещал жене есть вместе с собой. В животе урчало от голода, рот заполнился слюной. Мужик хватал со стола огромные куски мяса, заталкивал их в рот, чавкая, как свинья, хитро косил глазом на Ивора. Тот храбро молчал, глотал слюни и удивлялся, как этот удав не подавится. Мужик потянулся за дешевым вином, всего на миг оставив мясо без присмотра, Ивор тотчас воспользовался моментом, протянул руку к самому маленькому кусочку. Его маленькую ручку тут же припечатала к столу широкая волосатая руку. Из-под лохматых бровей хитро смотрели узкие глазки, показавшиеся Ивору отвратительными.

— Правила забыла, — гулкий голос мужика давил на психику. — Напомню. Учиться, жена, никогда не поздно. А это чтобы лучше запоминалось.

Он поплевал на кулак, и на Ивора обрушились удары. Когда Ивор почувствовал, что проваливается в темноту, избиение прекратилось. Сильная рука бесцеремонно подняла его тело, усадила на лавку. В глазах немного посветлело, Ивор увидел, что сидит за столом, на котором осталась лишь наполовину съеденная брюква.

— Ешь, — пробормотал мужик сонным голосом. Он укладывался на лавку. — Я сегодня добрый. И че такой видный мужчина нашел в такой ленивой дурнушке как ты?

Он захрапел, Ивор затолкал в рот брюкву, торопливо жевал, голод не проходил. К припасам подойти побоялся, помнил, как чутко спит. Рука скользнула по столу, пальцы сжались на ноже, внезапно ощутил желание перерезать мужику горло и испугался. Он хотел убить самого себя.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru