Пользовательский поиск

Книга Храм Саламандры. Содержание - XII

Кол-во голосов: 0

– Теперь ясно, что Синий камень вот-вот окажется у Каморры, – продолжил Магистр. – Кеменер сейчас подъезжает к Келанге и знает, что Бетлинк взят. Я уверен, что он повезет камень к Каморре в Бетлинк. Проникнуть в замок нам будет легче, чем Добираться до Белого алтаря.

– А Красный камень, Магистр? – напомнил Альмарен.

– Это нам по пути. Побывав в Бетлинке, мы отправимся на север, к острову Керн.

Фирелла, как обычно, пришла в библиотеку, но Альмарена там не оказалось. Она села читать книгу, думая, что маг скоро появится. Когда время подошло к обеду, девочка встревожилась. Не смея узнать у отца, куда мог исчезнуть ее волшебник, она отыскала Алитею и уговорила расспросить о нем.

Когда члены семьи правителя расселись за столом, Алитея, у которой тоже было о ком расспрашивать, поинтересовалась, почему за обедом нет ни Магистра, ни его приятеля-мага. Норрен коротко ответил, что оба друга срочно выехали из Цитиона.

После обеда принцесса вернулась в библиотеку и села на подоконник, где Альмарен обычно располагался со своими книгами. Она достала сонного духа, поставила перед собой и долго на него глядела. – Уехал. И не попрощался, – пожаловалась она духу. – Но я не буду плакать. Я не маленькая.

Фирелла вздохнула и какое-то время молча смотрела в окно. Затем ее внимание снова обратилось к духу.

– Я не маленькая, – грустно сказала девочка. – Но ты маленький. Ты можешь поплакать.

Она стала гладить духа по эфилемовому загривку, нашептывая короткое, как детский стишок, водяное заклинание, которое выучила у Альмарена.

Вдруг она вздрогнула и отдернула руку. По щекам фигурки текли капли воды.

XII

Замок Бетлинк стоял на вершине холма в верховьях речки Руны, текущей через Иммарунские леса к северному побережью Келады. Построенный как рубеж для защиты от уттаков, он являлся самым большим и хорошо укрепленным замком на острове. Подножие холма было обнесено высокой стеной с воротами, выходящими на юг, и четырьмя обзорными башнями, внутри нее располагался сам замок и другие хозяйственные и жилые постройки. Вокруг замка еще в годы его возведения была расчищена широкая поляна, не позволяющая неприятелю подобраться незаметно.

Близость к уттакам заставляла держать в замке гарнизон из полутора сотен хорошо обученных воинов, оплачиваемых из казны келадских правителей.

Этого было достаточно, чтобы любое чересчур обнаглевшее племя уттаков вспомнило свое место. Пограничное положение вынуждало обитателей Бетлинка быть бдительными, поэтому на башнях и у ворот всегда стояла стража.

В Бетлинке еще с весны знали о больших скоплениях уттаков между Иммой и Ционским нагорьем, а в последние дни в замке было тревожно оттого, что уттаки подошли вплотную к истокам Руны. Разведчики ежедневно приносили известия о новых отрядах дикарей, прибывающих со стороны Белого алтаря.

Этот день был безоблачным и жарким. Двое охранников у ворот замка передвинули в тень служивое сиденьями чурбачки и дремали от скуки, поглядывая на пустынную дорогу. Дорога извивалась по поляне, окружающей замок, а затем уходила в лес, к Оранжевому алтарю.

Вдруг на ней показался всадник, галопом скачущий к замку.

Стражники насторожились и привстали.

– Летит-то как! – заметил один. – Наш, что ли?

– Нет, не наш, – ответил другой, – что-то уж очень он спешит. Это наверняка гонец из Келанги. Наш правитель неделю назад послал письмо Берсерену с просьбой о подкреплении и ждет ответа.

Всадник приближался.

– Ну что ты болтаешь? – опять заговорил первый. – Это же Тревинер!

Это же его кобыла, Чиана, – ишь, как пластается, будто по воздуху летит. Ее галоп ни с чьим не спутаешь.

Второй приложил руку к глазам.

– И правда Тревинер, – согласился он. – Кто его там, в лесу, укусил? Да и не вовремя возвращается наш охотник.

Всадник подъезжал к воротам замка. Теперь можно было различить его узкое, сильно загорелое лицо с выступающим вперед орлиным носом, встрепанные прямые волосы, развевающиеся от быстрой скачки. У самых ворот он придержал свою Чиану – длинноногую, длинношеюю гнедую кобылу, снял воображаемую шляпу с непокрытой головы и раскланялся, весело оскалив большие, крепкие, как у зверя, зубы.

– Мое почтение, господа стражники! – выкрикнул охотник. – Не изволите ли пропустить меня в замок?!

Оба стражника расплылись в ухмылке. За Тревинером давно закрепилась репутация известного шутника и хохмача, поэтому любое его действие расценивалось как приглашение посмеяться.

– Куда ты так несешься, Тревинер? – спросил один из них. – Завтрак давно прошел, обед еще не скоро. За шляпой, что ли, вернулся?

– Угадал, приятель. Уттакские красавицы сегодня без шляп не принимают, – еще шире оскалился Тревинер. – Закрой-ка ворота, любезный, чтобы я к ним не убежал.

Стражники кисли от смеха. Незамысловатая шутка Тревинера после долгой скуки у ворот казалась им верхом остроумия. Охотник смотрел на них неподвижным взглядом, веселый оскал маской застыл на его лице.

– Все, парни, – прервал он стражников. – Время шуток прошло.

Опускайте решетку и закрывайте ворота. Быстрее!

– Тебе голову напекло, Тревинер, – сказал один из стражников, все еще смеясь. – Видишь, как вредно забывать шляпу дома.

– Она не дома. Она там, в лесу, – не было времени поднять. – И на подвижной, мгновенно меняющейся физиономии Тревинера, и в его голосе читалась тревога. – Здесь скоро будут уттаки, много уттаков. Немедленно закрывайте ворота, или вечером Вальборн объяснит вам, как надо нести стражу… если еще будет кому объяснять.

Стражники почувствовали, что дело нешуточное, и бросились к рычагу, удерживавшему решетку ворот в поднятом положении. Вскоре она с грохотом опустилась. Тревинер уже не слышал этого – он скакал по мощеному двору к дверям замка. Там он спешился и побежал вверх по лестнице, хлопнул по заду подвернувшуюся служанку, взвизгнувшую от неожиданности и удовольствия, и крикнул ей в ухо:

– Эй, красавица, где сейчас наш правитель?!

Она махнула ему рукой вверх и направо. Тревинер побежал в большой зал правой башни замка, с разгона распахнул дверь и оказался внутри.

В круглом башенном зале с окнами на все стороны света, за огромным обеденным столом в прошлые времена собиралась семья прежнего правителя.

Вальборн был одинок и предпочитал обедать у себя в комнате, поэтому старинный стол давно не использовался по назначению. Сейчас на нем были разложены бумаги и карты острова, а также кучки разноцветных камешков для отметок на карте. Над столом склонились двое людей. Один из них, мужчина лет тридцати, среднего роста и крепкого сложения, и был сам Вальборн, нынешний правитель Бетлинка. Второй, Лаункар, служил военачальником еще у отца Вальборна и остался на службе у молодого правителя.

Тревинер без лишних церемоний подошел к столу и взглянул на карту севера Келады, которой занимались Вальборн со своим полководцем. На ней черными камешками были отмечены расположения уттаков. Вальборн пытался привести их в соответствие с последними донесениями.

– Тревинер, это ты? – спросил правитель, не оборачиваясь. – Я всегда знаю, когда ты в замке, – тебя слышно издали.

– Да, мой правитель, – подтвердил охотник. – Где и пошуметь, как не в замке? Я целыми днями в лесу, а там я тише падающего листа.

– Не очень-то ты в лесу, любезный Тревинер, – пробормотал Вальборн, углубляясь в карту.

– Не трудитесь над ней, мой правитель, ваши сведения устарели. – Тревинер сгреб со стола горсть черных камешков. – Я только что из леса, с южной стороны. Я спешил сюда, чтобы сообщить, что уттаки вот здесь… и вот здесь… и здесь тоже… – Он быстро раскладывал черные камешки по карте.

И Вальборн и Лаункар одновременно уставились на охотника.

– Надеюсь, ты не шутишь, Тревинер, – наконец выговорил Вальборн. – Сейчас не время для таких шуток.

– Мой правитель, я серьезен, как никогда. – Взгляд Тревинера был тревожным. – Они сейчас грабят село Рунский Ключ, совсем рядом, за холмом.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru