Пользовательский поиск

Книга Храм Саламандры. Содержание - IV

Кол-во голосов: 0

IV

Летний вечер, тихий, ясный и душный, неспешно опускался на Лоанскую долину. Витри возвращался с рыбной ловли, еле волоча ноги, но не от тяжести улова, которого едва хватало на ужин. Лето выдалось жарким и засушливым, поэтому озеро, где рыбачил Витри, обмелело и перегрелось, а рыба ушла на дно и не попадалась в сети. Встречные сельчане, видя мрачное лицо паренька, сочувствовали неудачливому рыбаку и обвиняли во всем погоду, тот соглашался, не признаваясь, что причина его дурного настроения кроется не в плохом улове. Витри уже смирился с тем, что вторую неделю возвращается с рыбалки налегке.

Он только что, проходя по главной улице поселка, встретил свою подружку – веселую, подвижную и очень хорошенькую девушку с круглым озорным личиком, окруженным светлыми кудряшками.

– Эй, Лайя! – окликнул он. – Добрый вечер!

– Привет, Витри. – Лайя остановилась, ожидая, пока он подойдет к ней. – Опять у тебя нет рыбы?

– Жара, ты же знаешь. Ничего не ловится. А что ты делаешь вечером?

– Пойду на поляну за селом, где все гуляют. Там будут танцы. – Она вздернула свой прелестный носик, лукаво глядя на Витри. – Опять будешь меня приглашать, да?

– Конечно, Лайя. Я ведь и дом построил весной. А дому нужна хозяйка.

– Ну, что у тебя за дом – четыре стены и стол. Что там хозяйке делать? – Лайя пренебрежительно сморщила носик. Она нравилась многим, отлично знала цену своей внешности и могла позволить себе покапризничать.

– Ничего, понемногу обживемся. Я все умею делать, и работать могу.

А жара спадет – будет рыба, будут и деньги.

– Только вымойся как следует, когда пойдешь на танцы. Не люблю, когда от тебя пахнет рыбой. – Лайя чувствовала свою власть над юношей и распоряжалась им с удовольствием. – И вообще, я еще ничего не решила. Мне рано быть хозяйкой. Так и знай!

– Но, Лайя! Ведь все равно когда-нибудь придется. Куда ты от этого денешься!

Лучше бы Витри этого не говорил. Лайя не выносила никакого принуждения, тем более от верного и терпеливого Витри, и сразу же возмутилась:

– Ах, так по-твоему, я должна с утра до вечера возиться с горшками и пеленками! И никогда больше не ходить на танцы? И вечно нюхать эту твою рыбу!

– Она сердилась и от. своих слов заводилась еще больше. – Я не хочу такой жизни! А ты – ты просто тюфяк, вот и все. Мне с тобой скучно. Я не хочу такого мужа! Я выйду замуж только за героя, так и знай! – Она резко повернулась к нему спиной, возмущений встряхнув белокурой головкой, и пошла от него прочь.

– Но, Лайя! – крикнул он вслед. – Подожди…

– И не смей больше приглашать меня! – бросила она через плечо. – Вот когда станешь героем, тогда и приглашай. – Лайя заспешила вниз по улице, выражая всей спиной оскорбленное негодование.

Витри глядел ей вслед. Лайя была капризной, но такой хорошенькой, что не было сил на нее сердиться. Он боялся, что она из чистого упрямства сдержит слово, брошенное сгоряча. «Ну где я ей стану героем? – думал он. – Жизнь здесь тихая, ничего не случается». Самое яркое событие за последние два года произошло прошлым летом, когда Шемма, местный табунщик, спас увязшего в тине жеребенка и неделю ходил героем. «Чего доброго, она выйдет замуж за Шемму», – подумал Витри, уверенный, что со стороны Шеммы препятствий не будет.

Эта мысль вконец испортила ему настроение.

Действительно, Лоанская долина не годилась для совершения геройских поступков. Небольшой поселок в долине реки Лоан, к югу от Ционского нагорья, был отделен от центра острова горной цепью, идущей на юг. Лоан пробил в ней глубокое ущелье, по которому к выходу из долины вела узкая и опасная горная тропа. Лоанцы, жившие в долине, были невысоки, круглолицы и белокуры, они казались подростками среди других жителей Келады. Жили они тихо и незаметно, имели поля, скот и кустарные промыслы, дающие все для жизни. Только крайняя необходимость заставляла лоанцев покидать село и отправляться в другие края, поэтому их мало знали на острове.

Витри ничем не выделялся среди других лоанцев. Он с детства любил рыбачить на озере, а став юношей, сделал небольшую долбленую лодку, сплел сети и превратил развлечение в промысел. В конце прошлого лета он заприметил на сельской гулянке веселую Лайю, и это побудило его поселиться отдельно от родителей. Той же осенью они с отцом начали постройку домика на краю поселка.

Все в поселке, и Лайя тоже, знали, для кого строится этот домик.

Весной Витри переселился туда, но Лайя не торопилась давать согласие на свадьбу. Слишком подвижная и ветреная для того, чтобы погрузиться в быт и жить как все, находя удовлетворение в ежедневных домашних обязанностях, она цеплялась за свою юность и свободу, за право бегать на танцы, пленять лоанских парней и быть первой среди подружек. Капризы шли за капризами, причины за причинами, и вот, наконец, сегодняшняя вспышка.

Придя домой, Витри раздраженно толкнул ногой дверь и швырнул мешок на лавку. Несколько белых блестящих рыб выпали оттуда и застучали по полу.

Витри нагнулся собирать их, кидая по одной в котел. Ему казалось, что у него звенит в ушах от обиды и усталости, но, когда он бросил в котел последнюю рыбу и разогнул спину, звон не исчез. Витри прислушался и понял, что это звук гонга с дальнего конца поселка, от Синего алтаря.

Среди лоанцев почти не рождалось магов. Старичок колдун, долгие годы кое-как управляющийся с алтарем, до сих пор не мог найти себе помощника. У него не было ни книг, ни списков заклинаний. Все слова и приемы для работы на алтаре он выучил наизусть у предшественника и надеялся передать преемнику. Он умел вызывать дожди и разгонять тучи, смягчать зимние морозы и холодные ветры с Ционского нагорья. Большего от него и не требовали, хотя крохотный список его умений вызвал бы смех у магов Каяна и Оккады. Напротив, старичок был в большом почете среди своих односельчан.

Этим летом колдун надолго уезжал из долины по важным делам, касающимся магии, и вернулся в поселок совсем недавно, три дня назад. Лоанцы собрались на алтаре, где колдун рассказал о совете и о войне, послушали с любопытством и разошлись. И война и уттаки были далеки от Лоана и потому безразличны его жителям.

Теперь, три дня спустя, гонг опять звал лоанцев алтарь. Витри подумал не без злорадства, что танцев сегодня не будет и Лайя не будет вертеться среди сельских парней, делая вид, что не замечает его. Он ополоснул лицо и руки, переоделся и пошел на другой конец поселка, откуда раздавался гонг.

Витри пришел на сборище последним. Здесь уже был и кузнец Тумма со своим многочисленным семейством, и мельник Денри, первый на селе богач.

Отдельной группой стояли девушки, перешептываясь и хихикая, и среди них Лайя.

Рядом с ними стоял табунщик Шемма, большой и плотный, и громко хохотал, уперев кулаки в круглые бока. «Смеется собственным шуткам», – хмуро подумал Витри.

Вскоре к людям вышел колдун, маленький добродушный старичок. Его лицо, обычно круглое и довольное, выражало озабоченность и беспокойство.

– Друзья мои! – обратился он к собравшимся. – Случилось большое несчастье – наш алтарь потерял силу. – Он покачал головой, как бы сокрушаясь и сочувствуя самому себе. – Пока меня не было, что-то случилось с нашим алтарем.

Уже третий день я не могу вызвать дождь. Если к алтарю не вернется . сила, урожай может погибнуть, и нас ждет голодная зима. – Колдун сделал паузу, чтобы все прочувствовали размер свалившегося на них бедствия, затем продолжил:

– Я уже стар, и мне тяжело разъезжать по острову. Я только что вернулся из дальнего путешествия, и у меня нет сил отправляться в новое. Пусть кто-нибудь из вас поедет в Цитион, отыщет там магов и узнает, как исправить несчастье.

Отправиться нужно завтра же. Кто согласен поехать и помочь селу?

В толпе установилось молчание, сменившееся тихим перешептыванием.

Никто не хотел бросить дела, хозяйство, сорваться с места и уехать неизвестно куда и надолго ли, может быть на целый месяц. Наконец из толпы раздался чей-то голос:

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru