Пользовательский поиск

Книга Храм Саламандры. Содержание - Вадим Арчер Храм Саламандры

Кол-во голосов: 0

Вадим Арчер

Храм Саламандры

I

Оранжево-красный отсвет пылал на оранжево-красной скале. Альмарену в который раз подумалось, что он нигде еще не видел таких изумительных закатов, как здесь, в Тире. Местные скалы – не розоватые, как в Оккаде, и не жемчужно-серые, как на восточном берегу Тиона, а тревожного красно-бурого оттенка – превращали Тирское нагорье в страну вечного заката. И утро и день были здесь с закатным привкусом, а сейчас, в преддверии безлунной ночи, на окрестных вершинах полыхал сверхзакат.

Как говорили старожилы Красного алтаря, оттенок местных скал определялся богатыми залежами железных руд, но, на вкус Альмарена, это не умаляло великолепия вечерних красок. Альмарен прочертил отметку на скале, там, куда только что упал последний луч солнца. Вспомнив, что сегодня – первая ночь новолуния, он еще раз провел цветным воском по отметке, чтобы сделать ее ярче и длиннее предыдущих.

Солнце ушло за горизонт, погрузив лощину в сумрак. Альмарен вскочил на коня и поехал назад, на Красный алтарь. Сейчас, в конце первой половины лета, поздний закат солнца вынуждал его ежедневно опаздывать к ужину.

Молодой маг направился к выходу из лощины, окруженной отвесными скалами и потому удобной для наблюдений за передвижением дневного светила. Задержавшись взглядом на противоположной скале, пестреющей утренними отметками, он вспомнил, что завтра нужно вновь вставать до рассвета, и поторопил коня.

Наль пошел неторопливой рысью, вынося всадника на южный склон Тироканского хребта, откуда открывалась вся северная часть Тирской долины, отделенная хребтом от остальных земель Келады. Внизу, в излучине Тира, виднелось селеньице Тирон, а выше по склону, у самых скал – каменная ограда Красного алтаря.

Три года назад, когда Альмарен приехал в эти края, он не знал о причинах закатного оттенка местных скал и не понимал, почему Трем Братьям вздумалось поставить Красный алтарь в таком удалении от обжитых мест острова.

Даже Фиолетовый алтарь, располагавшийся в верхнем течении Каяна, по сравнению с Красным казался соседом многолюдного центра Келады – еще бы, ведь оттуда всего неделя пути до Тимая, степного города, славящегося конскими ярмарками. Альмарен купил там своего Наля, тогда еще трехлетку, по совету Магистра, которого вызвался сопровождать в поездке. Прекрасный жеребец редкой золотистой масти, стоивший дорого даже для коня тимайской породы, был не по карману молодому магу, но Магистр добавил своих, заметив, что не стоит мелочиться в таком деле, как покупка коня.

С двенадцати лет, с тех пор, как Альмарена отдали для обучения в Оккаду на Зеленый алтарь, молодой маг подолгу не появлялся в родном доме. За годы жизни среди магов ордена Феникса он изучил заклинания Зеленого алтаря и прочитал все книги, хранившиеся в ордене, – самое полное собрание магических книг на острове. Кроме заклинаний для амулетов Феникса, в книгах были описаны и многие другие, не действующие на Зеленом алтаре, но Альмарен перечитывал и те и другие с одинаковым интересом. Но одну книгу ему не удалось прочесть, и она беспокоила его, как больной зуб. Это была толстая книга в обложке из обтянутых кожей металлических пластин, с двумя серебряными застежками сбоку, написанная на никому не известном языке.

Получив жезл Феникса, Альмарен решил побывать на Оранжевом алтаре, чтобы узнать там побольше о заклинаниях магов ордена Саламандры, славящихся своим умением исцелять больных. Книгу ему разрешили взять с собой, но на Оранжевом алтаре тоже не нашлось никого, кто мог бы ее прочесть. То ли поэтому, то ли по врожденной любознательности Альмарен не вернулся в Оккаду, а отправился дальше по острову – побывал в Келанге, навестил родных в Цитионе, выехал оттуда в Кертенк, а затем на Фиолетовый алтарь, нигде подолгу не задерживаясь. Наконец его занесло в такую даль, как Тирское нагорье.

Тирский, или Красный, алтарь располагался у подножия южного склона Тироканского хребта – большого горного массива в юго-западной части Келады. В отрогах хребта зарождались две реки – Тир и Кан, орошавшие сухую долину южнее хребта и сливающиеся в единое русло у выхода в океан. Немногочисленные селения, прижившиеся на берегах, вели жизнь суровую и небогатую, так как здешние земли были скудными и давали мало средств к жизни. Несмотря на бедность и удаленность тирских земель, Красный алтарь был заложен здесь, и именно это место было указано Тремя Братьями первым магам, пожелавшим использовать силу огня.

Все алтари острова размещались в точках, излучающих магию. По легендам, эти точки были обнаружены или даже созданы тремя братьями-магами, жившими на Келаде около трехсот лет назад. Необычайное искусство Трех Братьев породило массу легенд, передающихся из поколения в поколение, в том числе и о создании этих источников магии для помощи остальным уроженцам Келады, наделенным способностью подчинять и использовать магические силы. Было известно только пять таких мест, поэтому туда мало-помалу собирались маги, и, невзирая на трудные условия, заселяли и обживали ценную для них землю.

При четырех алтарях в течение десятков лет действовали школы магов, называвшие себя орденами. Каждый орден имел свое название, свои знаки отличия, свой устав, свою область применения магии и своего главу – магистра ордена. Будущие маги выбирали алтарь по своим талантам и склонностям, обучались на нем и, достигнув определенного уровня мастерства, проходили один из обрядов посвящения, на котором получали амулет из эфилема – полудрагоценного камня, встречающегося в скалах Оккадского нагорья. Первое посвящение считалось малым, или ученическим, и давало право на орденский перстень, на втором маг получал жезл и становился полноправным членом ордена. Заклинание связывало эфилемовый амулет энергетической нитью с алтарем, и он приобретал свойство принимать силу этого алтаря, поэтому обладатель амулета мог оставить алтарь и пользоваться его силой в любом месте, что и делали многие маги после второго посвящения.

Свойства эфилема были известны так же давно, как и свойства алтарей. Маги отправлялись за ним на Оккадское нагорье, откуда возвращались, нагруженные кусками магического минерала всевозможных цветов и оттенков.

Амулеты изготавливали в мастерских при алтарях – кольца и жезлы, браслеты и камеи, резные украшения для одежды и оружия. По давней традиции на амулетах изображался символ ордена, но основным их различием была способность излучать свечение, свое для каждого алтаря. Алтари носили названия по оттенку свечения связанных с ними эфилемовых изделий.

Маги Красного алтаря составляли орден Грифона, выбравший своим символом крупного и опасного хищника с крыльями, обитающего в скалах Ционского нагорья. Алтарю подчинялась сила огня, позволявшая использовать заклинания для работы с огнем и металлами. При алтаре имелась рудоплавильная печь, а также кузница, где изготавливали оружие, доспехи, посуду и бытовую утварь. Готовые изделия клали на алтарь и с помощью заклинаний силы огня придавали им прочность, недостижимую при кузнечной обработке, поэтому металлические изделия с головой грифона высоко ценились во всей Келаде. Их продажей и кормились три десятка магов и ремесленников, жившие в алтарном поселении.

Женщин здесь не было, хотя на пустынном дворе поселения раз в неделю появлялись разбитные тиронские бабы и застенчиво хихикающие молодки с товарами, принесенными на продажу. Мужское население алтаря составляли преимущественно юнцы из нищих тимайских семей, жаждущие скорее освоить магию и уйти устраивать жизнь в городах Келады, и пожилые немногословные одиночки, выброшенные водоворотом жизни в тихую заводь самой отдаленной из келадских окраин.

Языка книги не знали и здесь, и Альмарен так и не прочитал ее.

Однако он заинтересовался изготовлением магического оружия и остался на алтаре изучать технологию и заклинания, применяемые магами ордена. Прошлой весной он достиг первого уровня мастерства и принял малое посвящение ордена Грифона.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru