Пользовательский поиск

Книга Фракс и монахи-воины. Страница 37

Кол-во голосов: 0

Я решил немедленно убить Сарину, но мысль о том, что мне придется оставить здесь тело Макри, казалась мне невыносимой.

Танроз с глазами полными слез склонилась над усопшей. По мере того как проходил первый шок, мой взгляд становился все более осмысленным, и я начал различать то, что происходит вокруг. Меня вдруг стало тошнить. Гурд безутешно застонал и бессильно опустился на стул.

– Но она же ещё жива! – закричала Танроз.

Я не стал тратить время на разговоры. Едва услыхав слабый хрип Макри, я выскочил из таверны и помчался к Чиаракс. Чиаракс – целительница и живет неподалеку. Она умелая врачевательница и облегчает телесные страдания за скромную плату и бесконечно большую благодарность обитателей округа Двенадцати морей. Так, как я бежал сейчас, я не бегал с той поры, когда ещё был юным солдатом. Перед жилищем Чиаракс выстроилась очередь из жаждущих исцеления. Я словно таран пробил их строй и ворвался в дом. В приемной ждала своей очереди какая-то молодая женщина. Она попыталась мне что-то сказать, но, прежде чем она успела произнести первое слово, я промчался мимо неё прямо в кабинет.

Чиаракс стояла, склонившись над пациентом.

– Макри получила стрелу в грудь! Может умереть в любую минуту!

Я ждал возражений и был готов к тому, чтобы схватить Чиаракс под мышки и силком тащить в “Секиру мщения”, но целительница лишь понимающе кивнула, сказала пациенту, что примет его на следующий день, схватила свою сумку, и мы бок о бок выскочили на улицу.

Мы вбежали в главный зал “Секиры мщения”, и я сразу оттащил целительницу в заднюю комнату.

Макри не подавала никаких признаков жизни.

Увидев глубоко ушедшую в тело Макри стрелу, Чиаракс бросила на меня вопросительный взгляд.

– Она ещё жива, – сказал я. – Делай то, что надо, а я тем временем приведу Астрата Тройную Луну.

Я выбежал на хозяйственный двор, быстро, как и положено ветерану многих войн, оседлал принадлежащего Гурду старого жеребца, вскочил в седло и поскакал по улице Совершенства, не обращая внимания на вопли попадавших под копыта пешеходов. Расстояние между округом Двенадцати морей и округом Пашиш я покрыл за рекордное время и, не теряя времени на объяснения со слугами, ворвался в рабочую комнату Астрата.

Менее чем через минуту мы уже мчались обратно в “Секиру мщения”. Астрат в отличие от многих волшебников на врачевании не специализируется, но маг он могущественный, и познания его огромны. Я молился о том, чтобы он смог помочь.

Я нещадно подгонял коня, и бедное животное начало возмущаться. Но, собрав последние силы, старый коняга все же дотащил нас до таверны. Мы соскочили с его спины, и я провел Астрата в ту комнату, где неподвижно лежала Макри.

– Она жива? – спросил я.

– Едва-едва, – ответила, склонившись над пациенткой, Чиаракс. Похоже, ей удалось остановить кровотечение.

– Она уже давно должна была умереть, – пробормотал Астрат, осматривая рану.

Чиаракс ответила на его слова кивком.

Маг достал небольшой прозрачный кристалл. Я узнал в нем камень жизни, которым частенько пользуются волшебники. Если приложить кристалл к телу, то он, если человек ещё жив, начинает сиять зеленым светом. Астрат коснулся камнем жизни лба Макри. Мы напряженно ждали момента, когда кристалл начнет менять цвет. Вначале ничего не происходило, а затем где-то в глубине прозрачного камня возникло едва заметное зеленое пятнышко.

Астрат выпрямился. Он был явно огорчен и поэтому не произнес ни слова. Я сказал ему, чтобы он выкладывал всю правду.

– Никто не может оправиться от такой раны, – сказал он, глядя в кристалл, который успел вернуться в свое обычное бесцветное состояние.

Похоже, только внутренняя сила Макри, порожденная её смешанным происхождением, пока не позволяла ей умереть окончательно. Но и эти силы уже оставляли её.

– Вытащите из неё стрелу! – вдруг закричал Гурд, вложив в этот крик всю силу своих чувств.

Чиаракс только покачала головой. Стрела пробила грудину, и любая попытка сдвинуть её с места тут же убьет Макри.

– Я влила в неё настойку из листьев амахии. Это немного поддержит её силы. Ничем иным я помочь ей не могу.

Астрат принялся творить заклинание над телом. Я узнал в нем Заклинание телесной мощи. Заклинание прекрасно укрепляет организм в случае чумы и совершенно бесполезно, если в ваше тело вогнали восемь из девяти дюймов арбалетной стрелы. Астрат и Чиаракс не питали никаких надежд. Листья амахии и заклинание в лучшем случае отдалят неизбежный конец, да и то ненадолго. Целители не могли понять, почему Макри все ещё жива. По их представлениям, она уже давно должна была испустить дух. Итак, мне оставалось только ждать её смерти, а потом убить Сарину.

– Что здесь происходит? – спросила Дандильон, входя в комнату.

Увидев Макри, она издала горестный вопль. Я был настолько подавлен, что не обращал на неё внимания. Рукава моей туники все ещё были мокры от крови Макри.

– Целебный камень дельфинов! – выкрикнула Дандильон, повернувшись ко мне.

Положение было настолько отчаянное, что я готов был ухватиться за любую соломинку.

– Целебный камень дельфинов? Неужели он действительно существует?!

– Конечно, существует! Я тебе об этом все время твержу. Он может исцелить что угодно, но его украли.

И тут на меня накатило вдохновение. Именно то, прихода которого я ждал раньше. Иксиал Ясновидец. От своих ран он оправиться не мог. И тем не менее оправился.

– Как он выглядит? – спросил я.

– Не знаю.

– Как прикажешь понимать это “не знаю”?

Дандильон отшатнулась, опасаясь, что я её ударю. Отшатнулась – и правильно сделала. Я вполне мог ей хорошенько двинуть.

– Я никогда не спрашивала их, как выглядит камень. Я просто знаю, что это их целебный камень.

Я хотел выбежать из комнаты и отправиться на поиски Иксиала, но вовремя одумался. Прежде надо было хотя бы немного успокоиться и все трезво взвесить. Не имело смысла носиться по городу в поисках предмета, вид которого был мне неизвестен. Говорящие дельфины обитают в заливе. Путь туда займет не менее двадцати минут. Нет, слишком долго.

– Я могу попытаться позвать их в гавани, – сказала Дандильон. – Иногда они подходят настолько близко, что могут услышать.

Да, попытаться стоило. Но прежде чем бежать в порт, я спросил Астрата, не может ли он определить местонахождение Иксиала.

– Возможно, и смог бы, – ответил маг, – если бы у тебя нашлась какая-нибудь принадлежащая ему вещь.

Никаких вещей Иксиала у меня не нашлось. Не нашлось и ничего такого, к чему он мог бы прикасаться, но на сей раз с вдохновением у меня было все в порядке. В статуе находилось золото. Если за кражей драгоценного металла стоял Иксиал, он вполне мог к нему прикасаться.

Я извлек магический кошель, развязал шнурок и растянул края ткани. Все присутствующие настолько были потрясены тем, что случилось с Макри, что нисколько не удивились, когда перед ними возникла голова статуи.

– Ничего не получится, – печально покачав головой, произнес Астрат Тройная Луна. – Она побывала в магическом пространстве, и все следы ауры с неё стерты.

Я выбежал из комнаты и через несколько мгновений вернулся, вооружившись тяжелым молотом. Сбив несколькими могучими ударами ещё немного бронзы, я спросил:

– А как теперь? Эта часть во время пребывания в магическом пространстве была прикрыта.

– Может быть, и извлеку что-нибудь, – сказал Астрат, поскребывая свою короткую седую бороденку.

– Сделай что можешь, и мы встретимся в начале аллеи Звезд и Луны.

Старый конь Гурда не мог сделать ни шагу с двумя всадниками на спине, поэтому мы с Дандильон бежали по улице Совершенства, все время оглядываясь по сторонам в поисках ландуса. В глубине первого встреченного нами ландуса оказался какой-то чиновник средней руки. Я схватил вожжи, остановил экипаж, обнажил меч и заявил:

– Мне необходим ландус!

Чиновник, изрыгая угрозы, выскочил из экипажа. Я двинул ему в челюсть, и он успокоился, свалившись на мостовую.

37
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru