Пользовательский поиск

Книга Фракс и монахи-воины. Страница 20

Кол-во голосов: 0

– Пожалуй.

С улицы послышался шум. Какой-то бригадир каменщиков вступил в спор с архитектором. До меня уже доходили слухи о том, что мастера жаловались своим гильдиям, будто им поставляют материалы низкого качества. Надо сказать, это меня нисколько не удивляет. Для восстановления города наш король отвалил изрядную сумму, но после того, как преторы, префекты, чиновники и Братство отстегнут себе причитающиеся бабки, на приличный мрамор и хороший кирпич денег не остается.

– Знаешь, Макри, мне кажется, что от этого дела очень сильно разит. По словам Трезия Преподобного, статуя имеет исключительное значение как для Облачного, так и для Звездного храма. Молодые монахи считают, что от настоятеля монастыря, не имеющего изваяния святого Кватиния, толку не больше, чем от евнуха в борделе. Но я в это не верю. Если это так, то почему Трезий не подумал о скульптуре перед тем, как уйти и основать собственный храм?

– Но он же сказал тебе, что заказал статую у Дрантаакса, а Иксиал убил скульптора, чтобы тот не сумел выполнить заказ. И кроме того, украл готовое изваяние.

Об этом я совсем забыл. Но даже после слов Макри мои сомнения не исчезли окончательно.

– Возможно, что это действительно так. Но Трезий Преподобный явно соврал, сказав, что других монахов в городе не встречал. Разве не может быть так, что он хочет заполучить статую для своего храма и использует меня лишь для того, чтобы я её нашел? Преступники не раз пытались прибегать к моим услугам в своих целях. Если Трезий преследует незаконные цели, в моей практике это будет уже десятый случай.

– Это расплата за то, что ты здорово умеешь разыскивать пропажи. Но, поскольку статуя уже у тебя, я бы на твоем месте не беспокоилась. Только не позволяй Трезию её у тебя украсть. Что ты делаешь для Гросекса? Я слышала, что суд над ним начнется через два дня.

Эти слова заставили меня нахмуриться. Мне снова стало жарко, и я вдруг ощутил, насколько сух воздух. Просто дышать нечем! И так каждое лето. Стоит вам подумать, что жарче уже быть не может, как жара усиливается. Пара обессилевших сталов опустилась на мое окно. Жара проняла их настолько, что лететь они были не в состоянии. Я одарил пернатых недовольным взглядом. Терпеть не могу этих птичек!

– Я рассчитывал на то, что Астрат сможет обнаружить ауру убийцы после того, как я найду статую. Но теперь, когда статуя побывала в магическом пространстве, из этого ничего не выйдет. И мне снова придется вернуться к поискам свидетелей. Тоскливое занятие! Необходимо поговорить с женой Дрантаакса. Ее показаний вкупе со словами Трезия может оказаться достаточно, чтобы бросить тень на Иксиала Ясновидца. – Удивительно то, что Калия до сей поры нигде не возникала. В нашем городе спрятаться очень трудно. Исключение составляют лишь те, кто привык умело заметать следы. Не думаю, что супруга скульптора входит в их число. Из родственников у неё здесь только брат, друзей практически нет. Где, спрашивается, она может найти убежище? Жизнь в пансионах стоит немалых денег. Да и в любом случае Служба общественной охраны не могла обойти их своим вниманием. – Я должен с ней поговорить. Возможно, она знает, кто убийца, но боится об этом сообщить.

– Если она знала убийцу, тот наверняка постарался убрать и её, – высказала предположение Макри.

Мне оставалось только согласиться с такой возможностью. Но изображение в курии говорило о том, что она скорее всего жива и обитает на какой-то белой вилле. В Тамлине таких вилл великое множество.

Тот, кто прикончил Дрантаакса, должен был держать наготове магический кошель, чтобы погрузить туда статую. Из этого, в свою очередь, следовало, что Талий был убит первым. В голове у меня все закружилось. Причина тому одна – у вашего покорного слуги дурная привычка вести слишком много сложных дел сразу.

– Только не спрашивай ещё и о дельфинах, у меня не было ни секунды свободного времени, чтобы о них подумать. И держи Куэн от меня подальше. Братство землю роет, разыскивая её. Остается надеяться лишь на то, что Астрат сумеет усилить действие заклинания Временного замешательства, и мы сможем её спрятать. Через пару дней, когда пыль слегка осядет, попробуем вывезти её из города.

Оказывается, Макри слышала, что Гильдия содержателей постоялых дворов и гостиниц уже направила жалобу во дворец, обвиняя Службу общественной охраны в том, что та не прилагает усилий в поисках убийцы хозяина таверны.

– Гильдия требует, чтобы Обитель справедливости выделила для розыска самого искусного мага, – добавила Макри.

– Здорово! И где же об этом говорили?

– В Ассоциации благородных дам. Среди нас есть одна достойная женщина, она работает стряпухой в Обители справедливости.

Заслышав эту новость, я невольно застонал. У Гильдии содержателей постоялых дворов и гостиниц не очень высокий социальный статус, но зато огромные связи. И это не должно вызывать удивления. Даже у преторов и сенаторов иногда возникает желание выпить на стороне. Кроме того, у Гильдии много совместных дел как с Братством, так и с Сообществом друзей, и ссориться с ней вредно для здоровья. Если Служба общественной охраны возьмется за дело как следует, меня ждут весьма серьезные неприятности.

И ещё остаются монахи. И Сарина Беспощадная. Перед лицом таких проблем менее значительная личность, чем я, может просто сломаться.

С этой мыслью я спустился в таверну к Танроз, чтобы подкрепиться тушеным мясом и выпить немного пива. Прежде чем пуститься на поиски жены Дрантаакса, следовало запастись энергией.

Макри в тот вечер не работала и решила попрактиковаться в ораторском искусстве для своего курса риторики. Все её прежние потуги на этом поприще производили в “Секире мщения” большой переполох. То же самое произошло и сейчас. Лишенные всякого чувства жалости люди, такие, как я, например, прямо заявили, что, если её рев и был хорош на гладиаторской арене, то для произнесения спичей в высоком стиле он совершенно не годится. На насмешки Макри внимания не обратила, однако согласилась отложить практику и пойти со мной, заявив, что в последнее время ей не хватает физической нагрузки. Схватка с бандой монахов-воинов ради спасения моей жизни послужила бы, по её словам, прекрасным упражнением.

Я закрепил на поясе меч и сунул кинжал в небольшие спрятанные на спине ножны. Макри прихватила оба своих меча, более или менее успешно припрятав их под плащом, и сунула за голенища пару длиннющих ножей. Без своей боевой секиры она, как всегда, ощущала некоторый дискомфорт, но большой топор в её руках мог выглядеть несколько вызывающе на улицах города. Каких-либо законов, запрещающих женщине появляться с боевой секирой, в Турае нет, но явление это, согласитесь, довольно редкое. Вид полностью вооруженной Макри – гибкой, сильной, решительной, ощетинившейся клинками – почему-то вызывает сильное беспокойство у встречных патрулей. Ее часто останавливают и задают всякие вопросы, что причиняет нам большие неудобства, когда мы ведем расследование. Кроме того, нас не пускают в приличные питейные заведения.

Когда мы, избегая открытых канализационных люков и стараясь не наступать на тухлые рыбные головы, вышли на улицу Совершенства, Макри все ещё не переставала ворчать.

– Никогда ж не знаешь, когда тебе может потребоваться секира, – бубнила она. – Однажды, когда я была гладиатором и сражалась с четырьмя орками, один мой меч сломался сразу, а второй застрял между ребрами в грудной клетке противника. Двух оставшихся мне пришлось убивать ножами. И в тот момент, когда я приканчивала последнего, клинок сломался. Как по-твоему? Что это было? Простое невезение или как? Скорее всего это было колдовство. Поскольку к тому времени я уже была абсолютным чемпионом, некоторые вожди орков завидовали моему успеху и были страшно недовольны тем, что я убиваю их гладиаторов. Поэтому, в тот самый момент, когда я осталась без оружия, они выпустили против меня невероятной величины тролля, вооруженного девятифутовым копьем и дубиной размером в рост человека. Этот пример должен тебя убедить.

20

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru