Пользовательский поиск

Книга Фракс и монахи-воины. Страница 12

Кол-во голосов: 0

– Здесь ты имеешь только одно право – забыть об адвокатах и начать отвечать на вопросы. Итак, что ты делал в доме Талия? И почему ты напал на его дочь Суланию?

Я наклонился вперед, внимательно поглядел ему в глаза и спросил:

– Прасий, неужели для того, чтобы получить пост в нашем городе, человек должен быть туп, как орк? Неужели ты действительно веришь в то, что сможешь меня запугать? Убирайся к дьяволу. Дай мне адвоката, и тогда я, может быть, заговорю. А может, и нет. Это будет зависеть от моего настроения. А пока дай команду отвести меня назад в камеру. Я не возражаю против незаконного ареста, так как получу кучу денег, выиграв у вас дело в суде.

Если вы хотите выбраться из тюрьмы, разговаривать подобным образом с заместителем префекта не следует. Но будь я проклят, если начну лебезить перед этими типами! Словом, меня отвели обратно в камеру. Мой сокамерник по-прежнему валялся на койке, и вид его за время моего отсутствия более счастливым не стал.

Я заплатил охраннику, чтобы он принес мне свежий номер “Достославной и правдивой хроники всех мировых событий”. В газетке не оказалось ничего интересного. Очередной скандал, связанный с амурными делишками супруги сенатора и армейского капитана, меня определенно не взволновал. В редакционной статье в пух и прах разносили Службу общественной охраны за беспомощность в поисках двухтонной статуи. Пропавшая статуя святого Кватиния создавалась для грандиозной церковной церемонии, намеченной на следующий месяц. На празднество ожидалось прибытие делегаций из нескольких других городов-государств. Редактор пустился в гневные рассуждения о том, что, коль скоро Служба не может обнаружить столь крупный объект, без взяток не обошлось. Обвинение вполне справедливое, хотя я так же, как и охранники, статуи не нашел, и мне – я это точно знаю – никто взяток не давал.

На последней странице был упомянут округ Двенадцати морей. В крошечной заметке сообщалось, что сгорела “Кабанья голова” – одна из местных таверн – и что её владелец по имени Трин погиб.

Гнусное место эта “Кабанья голова”. В ней постоянно полным-полно сбытчиков “дива” и девиц, исполняющих различные экзотические танцы. Тосковать без этой забегаловки я уж точно не буду. А Трина я никогда не любил. Однако таверна находилась под “крышей” у Братства, а её владелец являлся членом этого преступного сообщества, что придает тривиальному на первый взгляд событию довольно любопытный оборот. Братство очень не любит, когда приносящее ему доход заведение (будь то таверна или что-то иное) неожиданно сгорает. Это дурно отражается на бизнесе.

Жизнь в камере меня не удручала – со мной это случается довольно часто. Я жалел лишь о том, что нет никакого продвижения в деле Гросекса, а времени остается все меньше и меньше. Маг Службы общественной охраны провел стандартный тест и определил, что на орудии убийства присутствует аура моего клиента. Только его аура, и никакой другой. Этого достаточно, чтобы убедить Службу охраны, а, возможно, и присяжных, в том, что скульптора убил подмастерье. Городское судебное ведомство, если у него есть такое намерение, может завершить дело об убийстве за пять дней. Если я не сумею найти убийцу Дрантаакса, Гросекс через неделю окажется на виселице. А после того, как меня освободят, мне придется начинать розыск с того места, на котором я был до ареста. Я так и не смог найти белую виллу, которую мне показала курия. Кроме того, нет никаких гарантий, что жена Дрантаакса содержится именно на этой вилле. Похоже, у меня нет никаких перспектив.

Я начал размышлять о том, что произошло в доме мага Талия. Хоть я и не имею отношения к этому делу, оно вызвало у меня любопытство. Вся цепь событий представлялась мне весьма занимательной. Почему власти объявляют, будто его отравили слуги, а дочь утверждает, что это сделал торговец наркотиками? Правда ли, что он погиб от арбалетной стрелы? Арбалет для Турая оружие весьма необычное. Закон запрещает ношение арбалета внутри городских стен. Но, с другой стороны, я сам совсем недавно встречался со смертельно опасной убийцей по имени Сарина Беспощадная. Эта дама, надо сказать, великолепно владеет арбалетом. Может быть, она вернулась в Турай? Интересно было бы повидаться с ней ещё раз. Она находится в розыске, и я не прочь получить обещанные за её поимку деньги.

Но самое интересное в цепи недавних событий – появление в доме Талия монахов-воинов. Что они там делали? Возможно, их появление каким-то образом связано с торговлей наркотиками? Это бы меня нисколько не удивило: многие начали бороться с “дивом” после того, как оно затопило наш город. Не исключено также, что Талий держал в доме какой-то религиозный артефакт и монахи явились, чтобы этот артефакт забрать. Впрочем, последнее – сомнительно: Талий был магом средней руки и вряд ли мог владеть чем-то по-настоящему важным. И вообще монахи могли заскочить в дом лишь для того, чтобы ознакомиться со своими гороскопами.

Интересно, почему там были две группы и с какой стати они вступили в бой? В один и тот же день я становлюсь свидетелем того, как монахи обыскивают мой дом, и как они молотят друг друга на лужайке у дома Талия. Весьма странное совпадение, не правда ли? Очевидно, я напал на какой-то след. Но вот на какой? Пока мне известны только разрозненные факты.

Ночь я провел в камере. На следующий день опять наступила жара, как в оркской преисподней. Тюремная пища – не для людей, единственное, о чем я отчаянно мечтал, было пиво. У меня даже возникло желание побарабанить ногой в дверь. Возможно, этим я смогу облегчить свои страдания? Однако дверь открылась и без моего стука, и в камеру вошла дочь Талия. Она держалась на ногах крепче, чем вчера, но я готов был спорить на что угодно, что девица уже приняла изрядно. Я не тот человек, который смеет её за это осуждать. Скажите, разве есть лучший повод для выпивки, чем убийство вашего папаши? Если и в этом случае нельзя надраться, то когда же, спрашивается, можно?

– Фракс, мне сказали, что вы действительно детектив. А я-то думала, что передо мной всего лишь очередной мошенник.

Немного придя в себя после продолжительного запоя, она увидела, что её дом обыскивают монахи в красных балахонах, и это вывело её из равновесия, а потому сейчас она принесла извинения за то, что пыталась меня зарезать.

– Вид обшаривающих дом монахов выведет из себя кого угодно. Поверьте, я знаю, о чем говорю.

Сулания тут же перешла к делу. Служба общественной охраны в расследовании убийства её отца не продвинулась ни на шаг, а поэтому она сочла разумным прибегнуть к моим услугам.

Я бросил взгляд на своего сокамерника. Судя по всему, он спал, но мне не хотелось обсуждать подробности в его присутствии: у заместителя претора Прасия достанет ума, чтобы подсадить ко мне одного из своих людей.

– Я принимаю ваше предложение. Однако здесь мы ничего обсуждать не будем. Прежде всего вы должны вытащить меня из темницы.

Девица извлекла из сумки небольшую фляжку, поднесла её к губам и отхлебнула глоток. Она была очень красива. Замечательные темные волосы, потрясающие зеленые глаза. Я бы непременно наговорил ей комплиментов, если б не был так стар, так толст и так потрепан жизнью. Ну, короче, не в той я форме, чтобы делать комплименты молодым красивым женщинам.

– Думаете, я смогу вас освободить?

– Конечно. Скажите заместителю префекта, что я оказался в вашем доме по вашему приглашению. Никаких других оснований задерживать меня у них нет.

Все прошло достаточно гладко. Заместитель префекта Прасий заставил меня ждать, пока сам не проконсультировался с Галвинием. Им все это крайне не нравилось, но коль скоро Сулания утверждала, что пригласила меня сама, сделать они ничего не могли. Никаких преступлений я не совершал. В конце концов волшебник Службы охраны провел нас к выходу и пробормотал Размыкающее заклинание. Двери распахнулись, и я оказался под испепеляющими солнечными лучами.

– Мне необходимо пиво, – заявил я.

Как выяснилось, пиво было необходимо и Сулании. На границе округа Тамлин мы зашли в таверну. Это заведение гораздо выше классом, чем те дыры, завсегдатаем которых я являюсь. Хозяин воззрился на меня с большим подозрением, но, похоже, завидев Суланию, несколько успокоился. Да, дочь мага производит впечатление вполне благовоспитанной девицы. Впрочем, довольно скоро он снова забеспокоился, когда благовоспитанная девица влила себе в глотку несколько рюмок кли. В результате я сгреб её в охапку, загрузил в ландус, и мы направились на юг. Проезжая по улице Совершенства, мы миновали тлеющие руины “Кабаньей головы”. Все деревянные части дома выгорели дотла. Тот, кто устроил поджог, свое дело знал, хотя всем известно, что поджечь рахитичные деревянные строения округа Двенадцати морей – особенно с учетом того, что все они высушены горячим летним солнцем, – раз плюнуть. Пожары – постоянный бич нашего города. В этом случае всеобщего возгорания не произошло только потому, что пространство за таверной было расчищено для нового строительства. Рядом с чадящими развалинами стояли Казакс – шеф местного отделения Братства – и Икскар – один из крупных чиновников Гильдии содержателей постоялых дворов и гостиниц. Рожи у обоих были довольно мрачные. Непохоже, что они обсуждали планы совместных летних вылазок на природу. Не завидую поджигателю, после того как он окажется в их лапах.

12
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru