Пользовательский поиск

Книга Фракс и монахи-воины. Содержание - ГЛАВА 16

Кол-во голосов: 0

– Гильдия убийц не обсуждает профессиональные дела с посторонними, – ледяным тоном ответила Ханама.

Удивительно невозмутимая женщина эта Ханама. Ее невозможно вывести из себя. Ростом она мала и при этом очень бледна, что весьма характерно для убийц. Члены Гильдии убийц – единственные бледные существа во всем Турае, если не считать дам высшего света, которые, повинуясь требованиям моды, избегают появляться на солнце.

Миниатюрная Ханама на коне за спиной святого Кватиния чем-то напоминала ребенка, сидящего на игрушечной лошадке, и вовсе не казалась опасной. Видя её, никто не мог бы подумать, что эта дама прославилась тем, что в один день сумела прикончить сенатора, мага и военачальника орков.

Новая встреча с ней меня вовсе не обрадовала. Я вообще недолюбливаю Гильдию, целиком состоящую из хладнокровных убийц. Всем известно, что они ухитряются избежать возмездия лишь благодаря покровительству богатых политиков Турая, но, по-моему, поддержка аристократов нисколько не облагораживает Гильдию.

Однако для того, чтобы уйти в магическое пространство, Ханаме потребовалась большая смелость. Интересно, знала ли она, отправляясь сюда, что это вовсе не то измерение, из которого легко выбраться?

– Как ты ухитрилась воскреснуть, Макри? – спросил Гурд.

Этот вопрос хотел ей задать и я, но меня несколько отвлекли другие события.

Макри в ответ лишь пожала плечами. Оказывается, она просто проснулась с камнем на груди, а стрела лежала рядом с ней на столе. От страшной раны на её груди остался лишь едва заметный шрам. Я вспомнил, что оставил камень на ране, хотя мог оставить его и в любом другом месте. Видимо, целебному камню понадобилось больше времени, чем в случае с Иксиалом, что неудивительно. Ведь в отличие от Иксиала Макри успела умереть, о чем свидетельствовал камень жизни Астрата. Да, подумал я, хорошо, когда в твоих жилах течет кровь людей, эльфов и орков. Впредь я никогда не поверю в смерть Макри до тех пор, пока её не зароют в могилу. А может, даже и после этого все равно не поверю.

– Потрясающая штуковина этот дельфиний камень. Не знаю, стоит ли его возвращать?

– Конечно, ты должен его вернуть. Ведь дельфины наняли тебя специально для того, чтобы ты его нашел для них.

– О гонораре я с ними не договаривался. Если в оплату они предложат мне рыбу, я с негодованием откажусь.

В беседу вступил Ралли, сказав, что дельфины могли бы расплатиться со мной частью затонувших сокровищ. При этом капитан как представитель власти не забыл добавить, что дельфины приносят нашему городу счастье и я не имею права на них чрезмерно наживаться.

– А кроме того, они меня вылечили, – заявила Макри. – Я чувствую себя великолепно.

– Да ты скорее всего и так бы выздоровела, – не удержался я. – Тебе просто надо было хорошенько выспаться.

– Какое красивое синее солнце, – сказала она, посмотрев в небо. – Постой! Оно вдруг стало зеленым! Интересно, что ещё может происходить здесь, в магическом пространстве?

Святой Кватиний вдруг повернул мраморное лицо к Ханаме и сварливо произнес:

– Немедленно убирайся с моего коня!

– Здесь может произойти все что угодно, – со вздохом сказал я. – И это вовсе не то место, где нам следовало бы быть.

Даже Ханама, привыкшая владеть своим телом и скрывать чувства, была потрясена приказом статуи. Она нехотя слезла с мраморного коня и с подозрением посмотрела на святого. Тот хранил молчание.

– Неужели он и вправду говорил? – несколько нервно спросил Гурд. Как и всякий варвар, он, встречаясь с проявлениями магии, испытывал сильнейший дискомфорт, и все, что нас окружало, представлялось ему чрезвычайно странным.

– Да. Здесь все и всё обладают даром речи.

Мы внимательно осмотрели постоянно меняющийся ландшафт.

– Интересно, не сюда ли отправляешься после того, как налопаешься грибов, которые собирает в лесу Палакс? – ни к кому не обращаясь, спросила Макри.

Я совершенно не понял, что она этим хотела сказать. Я и понятия не имел о том, что Палакс ходит в лес и собирает там какие-то грибы.

– Ну и каков же, по вашему мнению, должен быть наш следующий шаг? – спросил Ралли. Капитан – человек практичный и вовсе не склонен любоваться волшебными пейзажами. – Да, кстати, – продолжил Ралли, – кошель все ещё находится там, в нашем мире?

– Да.

– И мы сидим в нем?

– Именно.

– А что случится, если кто-нибудь возьмет кошель и бросит его в огонь?

– Но кто пойдет на это? Ведь в нем спрятана золотая статуя.

– Префект Толий может пожертвовать статуей ради того, чтобы разом избавиться от всех свидетелей его преступления.

Я был вынужден признать, что опасения капитана имеют под собой некоторые основания.

– Не могли бы мы побыстрее выбраться отсюда? – спросил Ралли.

Прежде чем я успел ответить, перед нами появился огромный боров. Боров шествовал на двух задних ногах. Гурд схватился за секиру, а боров, заметив это, недовольно произнес:

– Ах вот как! Хочешь изрубить меня на котлеты? В этом вся ваша сущность, люди. При виде свиньи вы, вместо того, чтобы немного подумать, немедленно стремитесь пустить её на котлеты. Как бы вам понравилось, если бы вы шли по своим делам, а первый встречный вдруг решил бы изрубить вас на шницеля и съесть?

– Людскому роду дано право господствовать над дикими зверями! – напыщенно произнес святой Кватиний.

– Я им подобного права не предоставлял, – возразил боров, после чего свинья и святой пустились в какую-то многомудрую дискуссию.

Я все ещё радовался чудесному исцелению Макри, но мысль о том, что вместо того, чтобы, сидя в тени, наслаждаться пивом все лето, я торчу в магическом пространстве и слушаю теологический диспут между святым Кватинием и болтливой свиньей, вгоняла меня в уныние. Больше всего меня угнетало то, что там, в человеческом мире, меня поджидает толпа убийц.

Боров вдруг без всякого предупреждения исчез, а с небес посыпались тела. Вначале мне показалось, что это всего лишь очередные магические создания, но реальность оказалась куда как хуже. По мере того как одно за другим тела планировали на траву, ставшую к этому времени оранжевой, я понял, что Толий, Казакс и монахи полезли следом за нами в кошель и тоже оказались в магическом пространстве. Страсть к золоту поистине не знает границ.

Мы из последних сил подняли мечи и приготовились к новой схватке.

ГЛАВА 16

Наши противники, оказавшись в магическом пространстве, утратили ориентацию. Но для того, чтобы прийти в себя, много времени им не потребовалось. Трезий, Иксиал, Казакс и Толий, преодолев первоначальную растерянность, очень быстро привели своих бойцов в чувство.

– Убейте их! – снова выкрикнул Толий.

В этот момент земля раскололась, и между нами и преследователями возникла бурная река. Придя очередной раз в себя, наши враги увидели, что их от нас отделяет поток воды шириной не менее пятнадцати футов. Меня так обрадовал столь удачный поворот событий, что я расхохотался.

– Эй, Толий! – закричал я, подойдя к самой воде. – Нет ли у тебя желания немного поплавать?

Толий впал в полную растерянность, а Иксиал сохранил спокойствие.

– Река здесь долго не останется, – заявил он.

– Находясь здесь, Иксиал, я бы на твоем месте не стал полагаться на способность к ясновидению. Магическое пространство искажает все и для всех, даже для таких, как ты. Поздравляю с выздоровлением. Теперь, когда твои ноги в порядке, тебе не составит никакого труда подняться на эшафот. Да, кстати, по-моему, ты зря поторопился прыгнуть за нами. Подобная поспешность свидетельствует лишь о том, что в погоне за золотом ты потерял голову. Может быть, кому-нибудь из вас случайно известно, как можно выбраться из магического пространства?

Судя по тому растерянному виду, который приобрели все физиономии на противоположном берегу реки, можно было с уверенностью сказать, что над этой проблемой враги пока ещё не задумывались. Нашу милую беседу прервал короткий, но очень сильный ливень из лягушек.

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru