Пользовательский поиск

Книга Эрнани из гильдии Актеров. Содержание - Глава 7. Интриги королевского двора

Кол-во голосов: 0

Хорошо же, ведите меня той дорогой, которой считаете нужной. В конце концов, на все ваша воля, и я послушное дитя своих родителей, которым еще способна услужить. Даже если в конце меня ожидает смерть… я не раз обманывала ее во имя служения долгу, да и Степь была снисходительна ко мне. Возможно, сейчас пришла пора расплатиться за взятые взаймы годы жизни.

Проваливаясь в чуткий сон, я молила богов о милосердии. Пожалуйста, никаких снов, никаких воспоминаний!

***

— О, друг мой милый, — вскричала я, падая на колени перед окровавленным телом, — зачем лежишь ты здесь бездыханный? Среди полей и рощ на безлюдной тропе… Прости, я изгнала тебя, предала, пусть невольно! Зачем ушел ты, зная свой конец, попал в засаду… Я была глупа, поверила наветам, но… Но все ж виновата! И теперь не важно… — постепенно повышая голос почти до крика, обратила полубезумный взор вверх. — Любила ли я, или нет? Той запретной любви горше слез не желая иной! Ах, как тошно… прощенья мне нет, ведь кого умолять? Пируешь в чертогах богов, ты, надменно взирая на суетность, тщету миров. А я! Горе мне! Как хотелось бы мне, презренной и гордой, вознестись в небеса, примкнуть к орде веселых мертвецов, — голос звенел, проникая в чужие души, заставляя содрогаться от накатывающего волной всеобъемлющего горя. — Увы! Теперь нет права у меня уйти! Долг пред тобой, любимый, удержит меня здесь, вина, что горше трав степных, и месть — вот что составит смысл… я предала тебя, мой друг, и вот теперь цель, к которой ты стремился, послужит путеводной нитью!

Я встала, вскинув руки:

— Клянусь, я отомщу, не посрамлю вас, предки! И мир надолго запомнит Рыжую княжну!

Миг тишины… молчание. Затем взрыв аплодисментов, и одобрительный свист. Занавес упал, и я, передернувшись, опустила руки. Кажется, получилось? Неуверенно прислушалась к царящему за занавесом шуму. Мерхан, залитый алым вином, одобрительно улыбаясь, встал с холодных досок, из-за кулис вышли все занятые в спектакле актеры. Занавес поднялся, и мы, выстроившись вдоль края сцены, отдали полагающийся поклон. Арриол прошептал, выталкивая меня вперед:

— Молодец, девочка, у тебя все получилось…

Какие еще слова нужны семнадцатилетней актрисе в день ее первого триумфального дебюта?

Улыбаясь, я кланялась, принимала поздравления и букеты. Пусть это всего лишь затрапезный провинциальный театр, но это мой первый спектакль… точнее, моя первая главная роль. В классической драме «Сарриана» о запретной любви одной северянки и ее брата, которая закончилась трагически. Интересно, планирует ли Мелмор поставить вторую часть — о ее мести и долге властителя?

Меня тогда сорвали с традиционной вечеринки в честь успешной премьеры, где я тихо сидела в уголке и наблюдала за слегка разнузданным весельем старших и чинными передвижениями младшего поколения труппы. Смешно…

Руководитель труппы тихонько подошел ко мне и, прошептав:

— Ты мне нужна, — под локоть вывел меня из общей гримерки. Торопливо провел по коридору и втолкнул в одно из подсобных помещений. Там, среди швабр и тряпок нас ожидал неприметный человечек, закутанный в серый плащ.

— Это она?

Мелмор кивнул.

— Слишком заметна!

Я отчетливо фыркнула. Разумеется, ведь я все еще в театральном гриме и ярко-синем платье по моде столетней давности!

— Эри, покажи ему, — чуть улыбнувшись, приказал учитель.

Кивнув, я сосредоточилась… вдох, выдох, здесь нет ничего и никого, только я, только мои чувства. Привычно расслабившись, прикрыла глаза, и, ощутив, как поплыли черты лица, услышала потрясенный выдох критика. Так то! Пусть мои возможности еще не слишком широки, я могу удивить потенциального нанимателя. А то, что нам сейчас предложат особую работу, очевидно.

— Хорошо… смотрите!

Я открыла глаза, и брезгливо поморщилась. В мешке, ранее перекинутом через плечо человека, находилась голова. Искаженное предсмертной судорогой лицо принадлежало рыжему выходцу из Дитера.

— Этот человек в течение суток должен доставить пакет документов в Аррихоф приграничный.

— Хорошо, — проронил Мелмор.

— Вы успеете? — тревога в голосе человека была неподдельной.

— Разумеется, — кивнули мы, — только оставьте пакет и голову, будьте добры.

— З-зачем?

— У каждого ремесла есть свои секреты… так ли нужно вам это знать? — хищно улыбнулся Мел, — удовольствуйтесь тем, что мы исполним вашу просьбу…

Когда Мелмор говорит подобным спокойным тоном, его глаза превращаются в серые острые льдинки, а узкое тощее лицо каменеет, что осаживает собеседника куда лучше, чем самые грязные ругательства.

Выпроводив озабоченного шпиона, мы поспешили в личную гримерку, расположенную в спрятанном на заднем дворе фургоне. Следовало срочно привести себя в порядок. А отпразднуют уже без меня…

— Справишься? — озабоченно спросил Арриол, подсаживая меня в седло.

Я спокойно кивнула. Точнее не я, а Эрхат Гилвей, курьер торгового дома Сеат.

Потом была безумная скачка сквозь ночь, торопливый поиск нужного адреса в незнакомом городе, торжественная передача документов, а на обратном пути…

Ну, а то, что дом Сеат вскоре обанкротился, не сильно заинтересовало меня, в ту пору загруженную репетициями сразу двух ролей…

Глава 7. Интриги королевского двора

А на обратном пути, добираясь окольными путями до города, где остановилась наша труппа, я попала в засаду. Самое обидное то, что расставлена она была не на меня, и даже ни на курьера, которого я заменяла, а на каких-то посторонних купцов, которых я обогнула по далекой дуге.

Лошадка неторопливо рысила по обочине грязной дороги, проходящей сквозь густой лес, и я настолько погрузилась в себя, перебирая подробности исполненного задания и разучивая про себя новую роль, списки с которого мне в дорогу сунул Арриол, что не обратила внимания на подозрительное шевеление в кустах. А зря…

Неожиданно под ноги лошади вылетело толстое бревно, и, запнувшись, она резко остановилась, едва не упав на колени. Крепко приложившись животом о высокую луку седла, я прошипела грязное ругательство, и только потом огляделась. Из кустов неторопливо вылезали несколько низкорослых горцев в меховых куртках. Главный, судя по его красному лицу и длинной, волочащейся по земле косе и двойной меховой оторочке, происходил из клана Эргох, славящегося своей кровожадностью…

— Тааак… — деловито протянул он, обходя меня кругом. — Идиоты!! — бросил он своим подчиненным. — Кого остановили?

А действительно, кого? Среднего роста, молодой да рыжий, пропыленный и усталый, в удобной дорожной куртке, судя по шнурам в рукавах — курьер торгового дома. К тому же — пустой…

Я все еще не до конца включилась в реальность, а потому философски взирала на происходящее сверху вниз, не пытаясь вырваться из круга.

— Слезай!

— Зачем? — спросила я, подняв бровь.

— Не твое дело, — процедил главарь, не понимая, почему я все еще не дрожу от страха.

Но мои мысли витали в Степи…

— Как раз мое…

— Любопы-ытный? Грабить будем, — прохрипел главарь.

Усмехнувшись, пожала плечами. Нечего грабить…

— По-моему, вы ошиблись. У меня ничего нет.

— Угу… уже не важно. Слезай.

— Не буду, — уперлась я.

— Слезай, не зли нас…

— Хе, чего вы мне сделаете?

— Любопы-ытный, да? — что-то он повторяется…

Издалека донесся приглушенный вой. Сигнал о приближении еще одного путника? Все засуетились, половина разбойников вновь скрылась в придорожных кустах, главарь схватил лошадь под уздцы, пытаясь стащить с дороги, а еще один потянул меня за ногу. Очнувшись, дернула ногой, бешено заорала и пришпорила отличающееся флегматичностью серое животное. Точнее, кольнула ее в круп острием стилета, пристегнутого к запястью…

Такого обращения не потерпит ни одна тварь. Лошадь взбрыкнула, тряхнула головой, и взметнулась в длинном прыжке. Не зря конюшни Хоркальта продают своих невзрачных выкормышей по такой бешеной цене. Выносливые, упрямые, но очень быстрые, способные долго нестись галопом…

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru