Пользовательский поиск

Книга Эрнани из гильдии Актеров. Содержание - Глава 5. За властью в логово смерти…

Кол-во голосов: 0

Ночь… скользнув под сень деревьев, я прислонилась к шершавому стволу, пытаясь ощутить струящиеся по нему жизненные токи. Закрыв глаза, прижимаюсь щекой, вдыхая терпкий смолистый запах. Когда тело наполняется искренней радостью, делаю шаг назад, принимая основную стойку. Руки на уровне талии, ладонями вверх, локти чуть расставлены в стороны, ноги полусогнуты в коленях, левая чуть впереди…шаг первый. Стремительный бросок «атакующей кобры», разворот на одной ноге и левая рука после широкого замаха назад на миг замирает в «лисьей хватке», останавливающей нападение сзади… мне не нужен свет. Прильнула к земле, распластавшись «крадущимся мангустом», все убыстряя темп продолжила легкий стремительный танец с воображаемыми кинжалами. Сознательным усилием напрягаюсь, что бы каждая клеточка тела почувствовала и вспомнила знакомые движения, хоть и въевшиеся в плоть и кровь, но властно требующие совершенствования. Беззвучно скользит между поросших мхом стволов жалящая «Оса» и «степная кошка» замирает на мгновение, выпустив когти… Выбившиеся из узла волосы тонкими лентами струятся во тьме, не поспевая за моими движениями… вновь атакую двойным «жалом» и замираю, замечая рядом смутную тень. Завершаю позицию перекатом и блоком. Встряхнувшись, выпрямляюсь и усмехаюсь одними губами:

— Подглядываете, Грей? — слова вырываются клубами тумана, и разгоряченному телу ночь уже не кажется прохладной. Отдаю земной поклон воображаемому противнику… так заканчивают канонические упражнения все ученики. Ну и я…

Под кожаной безрукавкой плавно перекатились глыбы мышц, когда телохранитель лениво шагнул ко мне. Прищурившись, он удовлетворенно кивнул, будто разгадав давно мучившую его загадку.

— Школа Фаталь?

Я киваю, усмиряя дыхание и скачущее в бешеном ритме сердце. И что теперь ты скажешь, страж мой? Зная, где и чему меня обучали?

— Сколько лет ты провела на Севере?

Хороший, но не очень удачный вопрос. Не очень информативный, словно бы созданный для того, что бы на него не отвечать:

— Пятнадцать лет назад я покинула свой дом, и с тех пор… — неопределенно поведя рукой, я повернулась к лагерю. Но пораженно замерла, услышав совершенно серьезное предложение:

— Не разрешишь ли присоединиться мне завтрашним вечером к своему танцу? — церемониальная фраза мастера, испрашивающего разрешение сразиться в тренировочном поединке, во всех школах одинакова.

Обернувшись, вглядываюсь в резкое насмешливое лицо. Чего ты хочешь? Испытать мое умение? Или свое? Вот истинная проверка зарождающегося доверия…

— Буду рада… станцевать с вами, — совершенно искренне ответила я, и пошла к мерцающему совсем недалеко пламени костра. Грейнарр двинулся за мной мягким неслышным шагом, исполняя долг охранителя.

Этой ночью мой сон не тревожили ни боги, ни мертвецы.

А на следующий день в полдень мы ступили на Желтые пустоши. Позади нас резко обрывался лес, а впереди… на сутки пути простиралась абсолютно ровная, безжизненная равнина. Твердая, растрескавшаяся земля странного желто-серого оттенка, осколки оранжевых скал, создающие причудливые потусторонние узоры. Сухой, царапающий горло ветерок с запахом застарелой гари обвевал лицо, пока я напряженно всматривалась вперед. Ни дерева, ни куста, ни травинки… ни рек, ни ручьев, этих неизменных спутников всего живого. Ни одно растение не могло взойти на этой безжизненной почве, не видевшей настоящей воды несколько сотен лет. Редкие дожди не достигали пыльных глубин, живительная влага мгновенно поглощалась камнями, словно безразмерной губкой и исчезала…

Если прикрыть глаза, отрешаясь от мира, можно ощутить доносящееся даже сюда дыхание Степи. Но его почти заглушали резкие, рваные ритмы пульсирующей совсем рядом вуали. Под непрерывным напором изнутри Кромка трещала, из последних сил сдерживая… что? Гром и Молния, боги мои, будьте милосердны к дочери Степи… дайте мне силы выжить в кровавом водовороте…

Я решительно открыла глаза, понукая лошадь двигаться вперед. Серые низкие тучи зловеще клубились, нависая над равниной. Хищно смыкаясь на горизонте с желтой равниной, они заставляли ощутить себя ничтожной, беспомощной частицей мира, жертвой, ведомой к алтарю. И там, вдали, пронзая облака, над мрачной безжизненной пустошью, возвышался темной подавляющей громадой утес, увенчанный как короной древним строением. Вот он, Замок Королей.

Глава 5. За властью в логово смерти…

Снова степь… высокие стебли серой равнинной полыни тихо шуршат, когда я осторожно раздвигаю их руками, двигаясь к Забытому озеру. На закате травы вовсе не серые, они окрашены в цвета крови и смерти. Алый, ярко-красный, пурпурный… темно-фиолетовые тени скрывают хрустящие под ногами кости беспечных путников и погибших у водопоя животных. Бритвенно острые края длинных кожистых листьев с мелкими крючочками в клочья рвут одежду, но не ранят кожу.

Я отодвигаю очередной пук травы и передо мной уже блестит вожделенная вода… коротко выдохнув, выпускаю из руки повод единственного коня. Вчера днем я собственноручно перерезала горло заводному коньку, дабы появился хотя бы маленький шанс уйти от Инеистой яруги… И теперь смерть смотрит на меня янтарными глазами хищницы.

Она была стара, эта ягуарра, пришедшая к Забытому озеру. Подслеповатые глаза, свалявшаяся серо-рыжая шерсть, разодранное в давней схватке ухо и сломанный хвост… но мощь и сила, олицетворением которых и считается это животное, еще не покинули ее. В горле пришедшей к воде хищницы начал зарождаться грозный гулкий рык, шерсть на загривке вздыбилась и, прильнув к земле, она готовилась отстаивать свое первенство… биться насмерть. Длинный хвост мерно подергивался, задевая основания стеблей, окружавших небольшой пятачок голой земли, до меня донесся слабый мускусный запах.

Вот почему она меня не почуяла… невольно я приближалась с подветренной стороны, и это послужит причиной настоящей схватки. Учуй она меня раньше, чем я ее увидела… просто ушла бы. Потому что ягуарры нападают на нас, хальдов, только когда голодны или задета их честь.

Честь охотника, на превосходство которого покусился другой обитатель Степи.

Время замедлилось… когда хищница неожиданно взвилась в воздух. Я, пригнувшись, ухожу в сторону. В руке сам собой оказывается стилет, и когда серая тень стремительно проносится мимо, успеваю полоснуть по жесткой шкуре… разъяренный рык, от которого хочется зажать уши, разносится над озером. Я спокойна, ни единой мысли, только инстинкты… кровь гулко шумит в ушах и разливается по телу неимоверная легкость. Развернувшись, успеваю заметить, как мощные когти взрыли землю и, затормозив, она с разворота кидается обратно… бросок! И я не успеваю увернуться… и не пытаюсь. Стокилограммовая туша погребает меня под собой, мощные лапы прижимают к земле, и желтоватые клыки уже тянутся к горлу. Но неожиданно она конвульсивно вздрагивает, и мутнеющие глаза с ненавистью и пониманием всматриваются в мое лицо.

Шепчу:

— Прости…

Стилет вошел точно между третьим и четвертым ребром, достал до сердца и прервал нить жизни этой хищницы. Горячая кровь залила рубашку и струйкой побежала в жадные объятия вечно сухой земли. Но не только ее кровь… В последней попытке сравнять счет она слабеющей лапой полоснула меня по ноге и… затихла.

— Прости, сестра… — странное наитие вытолкнуло из пересохшего горла полуприказ- полумольбу.

Жадная Степь приняла подношение и просьбу… и дух ягуарры, моей сестры по крови, возродится в человеке, который сейчас готовится появиться на свет. Мой клановый тотем дает право на это, но ни один из Д'Эгуарра не узнает, почему началось возрождение…

Выбравшись из-под безвольного тела, на слабеющих ногах добралась до берега, погрузила пальцы в теплую, кристально прозрачную воду и смыла кровь с рваной раны на бедре. Сквозь еще не схлынувший азарт схватки медленно начала пробиваться боль, но еще не все сказано…

— Степь, мать моя, благодарю тебя за дарованную победу, за проявленную милость… прими дар мой бескорыстный. Дети твои да не забудут тебя, мир твой да не отринет тебя, кровь твоя да будет нашей кровью, наша кровь да будет твоей…

22
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru