Пользовательский поиск

Книга Эрнани из гильдии Актеров. Содержание - Глава 2. Веселый город Торис

Кол-во голосов: 0

А напротив последнего троса, еще удерживающего бриг у причала, стояла, безмятежно улыбаясь, женщина. Белая, сияющая мягким светом в рассветных сумерках, кожа, серые глаза…

— Капитан, пассажиров принимаете?

— Прошу на борт, — хмуро бросил Верел. А что еще делать? Отказать кровнице, только что поджарившей целую банду? Не смешите мои тапочки, как говорит кок…

Он только покачал головой, когда женщина с виртуозной легкостью взбежала по натянутому канату вверх и мягко, как кошка, приземлилась на палубу, перепрыгнув через борт. Капитан повернулся к замершей в ошеломлении команде, застигнутой яркой вспышкой врасплох. К счастью, с мачт никто не попадал…

— Что уставились, селедки копченые??!! За работу!! — рявкнул он. Боцман мгновенно принял эстафету, а Верел повернулся к неожиданной пассажирке.

— Ну и луженая же глотка у вас, капитан, — уважительно качнула головой та. — Сколько с меня будет за проезд… скажем, палубным пассажиром?

У нее оказался приятный, глубокий и модулированный голос, навевающий странные воспоминания.

Глава 2. Веселый город Торис

Тяжко навалившись на перила, огораживающие палубу, я смотрела, как исчезает за горизонтом последняя башня. Ну, вот и все, все… широко размахнувшись, зашвырнула в воду рукоять меча. Сняв с плеч старые потертые ножны, ласково провела по тесненной коже, украшенной зачарованными серебряными заклепками в виде листьев винограда.[3]

Жалко, слов нет, но рвать так, рвать! Утяжеленные ножны выскользнули из рук и без всплеска скрылись в глубине. Настал черед гильдейского знака, приколотого на отвороте рубахи. Золотистая ромбовидная мастерская бляха в пол ладони величиной. Выгравированный на ней шутовской колпак с бубенцами окрашен в светло-зеленый цвет. Если знак попадет в чужие руки, он поменяет цвет на черный. То же случится в случае моей смерти. В самом низу, в одном из острых углов, была выгравирована непонятная ломаная фигурка, долженствующая изображать разбитое зеркало. Мастер — полиморф.

Вот с чем не рекомендовалось расставаться не при каких условиях. Знак Гильдии, определяющий статус в этом мире ценился как ничто другое. Единственный достоверный и доступный простому люду способ удостоверения личности! Не каждому ведь по карману маг Опознания. Но… не в моем случае. Без сожалений я отправила в серые сумрачные воды и его. Немногие это знают, но при необходимости знак можно восстановить. И легко! Достаточно войти в любую резиденцию Гильдии Актеров и коснуться герба, висящего напротив входа. Он тут же поменяет свой цвет, обозначая ваше положение в иерархии Гильдии. Если вы чужак — почернеет. Но в ближайшее время я не собиралась посещать эти стены…

Бездумно глядя на бьющиеся о борт волны, пыталась найти в себе хоть капельку сожаления. Но, оборвав последние, связывающие с прежней жизнью нити, покидая если не навсегда, то надолго знакомые места, я не почувствовала ничего! Абсолютно! Клановый меч, который никто бы не доверил незаконнорожденной полукровке… ножны, которые мастерила мать для так и не появившегося отца… знак заработанного потом и кровью статуса… ничего… А хотелось мне спать, есть и выяснить, что случилось ранним утром на пристани. Это ведь не граница, где возможно не все, но многое… а я не боевой маг, чтобы так просто швырять в противников Искру смерти. Вообще, помню только странное наитие, дернувшее меня развернуться и наполненные Силой руки. Гром, молния и темнота, на миг застившая зрение. А потом неумолимая слабость, побежденная только срочной необходимостью покинуть город, и остатки сил, вложенные в просьбу капитану…

Бриг ходко шел на юг, за бортом мерно плескали волны, а в снастях свистел ветер. Незримыми тенями шныряли матросы. Ничего особенного… корабль жил своей, непонятной мне жизнью. Сколько раз мы вот так торопливо покидали города? Прощай, Ларх-инна, я буду помнить тебя!

Сзади раздалось деликатное покашливание. Капитан. Желает задать мне несколько вопросов. Справедливо…. И как бы мне самой найти на них ответы!? Зеленоглазый и загорелый уроженец Хейхольта оказался настоящим Морским Охотником, редкой птицей даже на море. И чем он мне понравился, так умением промолчать, когда нужно, и способностью находить единственное верное время, что бы задавать вопросы. Устало чеканя шаг, я проследовала за ним в каюту. Задумчиво присела в кресло, ощущая мерное скольжение корабля… с волны на волну, с волны на волну… почувствовав, что медленно засыпаю, встрепенулась, пытаясь оценить обстановку. Капитан Верел медленно прошелся по каюте. Десять шагов, туда и обратно. Оглядевшись, я поняла, что это место являлось тем, чего у меня никогда не было. Домом, местом, где можно расслабиться, скинув оковы повседневности.

Широкий стол, заваленный какими-то бумагами и картами. Его ножки из дорого древа были привинчены к полу, а на исцарапанной столешнице в беспорядке валялось множество разных вещей. Старинный компас северной работы, походная чернильница, магические шарики на подставке… Стены обшиты отполированными до блеска панелями светлого дерева, а на полу плетеная тахитская циновка. На стене, около неприметной двери, висит каллиграфическая работа, одно из мудрых изречений Книги Бытия. Руки мастера Аххаш, между прочим.

А кресла, мое и то, в которое уселся капитан, спрятавшееся за столом… массивные, обитые синим бархатом с золотым тиснением. Морские лилии вились по подлокотникам, переходя в искусную резьбу на боковинах и ножках из железного дерева. Работа в древнем северном стиле. Странно.

А пока я изучала обитель Охотника, тот, усевшись за столом, рассматривал меня. Сложив руки домиком, он с рассеянным видом оценивал неожиданную проблему. Но я не обманывалась этим спокойствием. Об охотниках совершенно точно известны две вещи — они никогда не сидят на месте, и являются прекрасными аналитиками. Что само собой подразумевает недюжинный интеллект и отличную память. И сейчас по моему вопросу будет вынесен точный, не подлежащий обжалованию вердикт! Надеюсь, он не отправит меня за борт… плаваю я плохо. А морской охотник на своем корабле — царь и бог, властный над жизнью и смертью…

— И куда же прикажете вас доставить, госпожа кровница? — иронично вздернул бровь капитан.

Я дернулась, судорожно возвращаясь к упрямо уплывающей реальности. Как кровница? Ошеломленно моргнула, и задумалась. Разве это может быть? Кровница? Похоже… надо обдумать.

— Куда же правит ваш рулевой? — наконец ответила я вопросом на вопрос.

— В Торис, госпожа кровница.

Скривившись, когда в сердце кольнула давняя обида, качнула головой:

— Это мне подойдет, и, пожалуйста, не называйте более меня так.

— И как вас называть, госпожа?

Прикрыв на миг глаза, ответила тихо:

— Сирин. Сирин, думаю, подойдет.

— Позвольте заметить, что с вашей несколько аристократической внешностью… вряд ли сочетается чисто хейхольтское имя, — позволил немного критики капитан. Это правда, в Хейхольте высшие аристократы выглядят как чистокровные хальды. Внешнее сходство, правда, не гарантирует тождества сущностей. Выверт истории…

— Внешность — это мелочи! — приободрившись, я махнула рукой. — Скажите лучше, капитан, в какую сумму обойдется мне путешествие?

— Желаете каюту, госпожа Сирин? — почему мне чудится в его голосе насмешка?

— Нет. Мне надо солнце…

Да и денег у меня сейчас, мягко говоря, немного.

— Три медянки, — после продолжительной паузы бросил капитан.

Ну, такого даже я не ожидала! Неужели все настолько плохо?!

— Обед из общего котла, — предупредил охотник.

Только не надо меня пугать солдатской бурдой на этом корабле! Здесь матросы питаются получше некоторых обитателей суши! Я поднялась, нащупав в кармане ровно три медянки. Ясновидец он что ли? Выложила монеты прямо перед капитаном, и, глядя ему в глаза, спросила:

— Долго ли «Серена» будет идти до Ториса?

вернуться

3

Дикий виноград — орнамент, использующийся в оружейной символике северных кланов. Легко опознается по особой технике литья и гравировки, к тому же после наложения чар составляет единое целое с ножнами для клановых мечей.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru