Пользовательский поиск

Книга Дверь в преисподнюю. Содержание - ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Кол-во голосов: 0

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Собрав наемников у себя в комнате, их командир Мстислав Мыльник толкал речь:

— Эти козлы опять нас подставили. Послали в прорыв, а тылов, блин, не обеспечили. Еще день-два, и нас будут бить по-настоящему. — Мстислав потер задницу, все еще ноющую после вчерашнего налета на корчму. — Значит так, братва, рвем когти, пока не поздно. Я свое слово сказал, решайте.

— Да куда рвать! — безнадежно махнул рукой один из наемников. — Ты же помнишь, как мы сюда попали: еще в Кислоярске завязали всем нам глаза, да и повезли. Развязали — а кругом эта чертовщина. Ясно, что домой нам отсюда ходу нет.

— Да и что нас дома ждет, — зло пробурчал другой наемник. — Тюряга, а то и чего похуже!

— Будем пробираться в Белую Пущу! — решительно заявил Мстислав. — А дальше увидим. Ясно одно: здесь оставаться — верная хана. Значится, так. Отправляйтесь на болота, я вас прикрою. Если что, валите на меня — мол, послал на поиски сбежавших. Вопросы есть? Тогда шагом марш.

Оставшись один, Мстислав достал из-под кровати заначенную чекушку, налил в грязный стакан, неспеша выпил, а затем, надев «форменный» плащ с капюшоном, пошел в комнату, где обитал князь Длиннорукий.

Князь как раз «поправлялся после вчерашнего», но делал это крайне осторожно — так, чтобы «вчерашнее» ненароком не перешло в «сегодняшнее». Встретил он Мстислава не очень-то любезно:

— Ну, с чем пожаловал?

Мыльник озабоченно почесал в затылке:

— Да вот, князь, ребята мои забузили. Вчера один сбежал и поэтов увел, а нынче и все остальные.

— Ну что все остальные? — бестолково глянул Длиннорукий на Мстислава.

— Что-что? Сбежали, вот что!

Остатки «вчерашнего» вмиг слетели с князя:

— Да что ж ты, сучья задница, их отпустил?!

— А чего я мог сделать? — взвился Мыльник. — Они меня к стулу привязали, насилу вырвался!

— Ладно, с тобой после разберемся, — проворчал Длиннорукий. — Скорее буди Петровича, и в погоню. Я им покажу, паршивцам! Плату получают исправно, а туда же — в бега!..

Оставив князя в наихудших чувствах, Мстислав потихоньку вышел из комнаты.

— Как же, — зло пробормотал он, — пойду я будить твоего Петровича. Размечтался. Ну все, теперь путь свободен.

И Мыльник уверенно направился к дальнему выходу из замка, который он еще с вечера предусмотрительно оставил открытым.

* * *

Возвратившись накануне из полной приключений экспедиции по болотам, Василий заснул как убитый, и даже пирование рыцарей вкупе с приземлением Змея Горыныча на крышу замка не могли вывести его из состояния крепкого здорового сна. Зато утром он чувствовал себя необычайно бодрым и готовым на новые и славные дела. А узнав о прибытии Чумички, детектив, естественно, тотчас же поспешил в его горницу. Там Василий застал Чаликову и Покровского, которые живо обсуждали с Чумичкой события последних дней и планы на будущее. Грендель же, как выяснилось, уже на зорях удалился в свою хижину.

— Видимо, он жаждет запечатлеть вчерашние события в новой поэме, — заметил по этому поводу Иван-царевич.

— Жаль, что с княжной так глупо вышло, — вздохнула Чаликова. — И что ее понесло в королевский замок?

— Да ничего с вашей княжной не случится, — заверил Чумичка. — Не для того она столько томилась в лягушечьем облике, не для того мы ее расколдовывали, чтобы она сразу же сгинула!

— Так-то так, — с сомнением покачал головой Василий Николаевич, — да присмотреть не мешало бы.

— Ну вот Кузька и присмотрит, — беззаботно ответил колдун. — Меня теперь больше тревожит Херклафф: он же ни перед чем не остановится, чтобы вернуть себе чудо-стекло.

— Я доподлинно знаю, что он не только сам за ним охотится, но и нанял всяких лиходеев себе в помощь, — заметил Василий, вспомнив вчерашнюю встречу на болоте.

— Ну вот, а я тайну стекла, как ни бился, не разгадал, — сокрушенно вздохнул Чумичка. — Что с него толку, если мы даже пользоваться им не можем!

— Кристалл у тебя с собой? — понизила голос Надя. Чумичка кивнул. — Может быть, мы с Васей поможем тебе в нем разобраться?

— Мне кажется, что здесь нужно не столько колдовство, сколько логика, — добавил Василий.

— Лично меня теперь больше всего волнует судьба моей прабабушки баронессы Натальи Кирилловны, — сказал Покровский. — Скажите, господин Чумичка, вы не могли бы мне посодействовать с ее освобождением из хрустального гроба?

— Надо подумать, — ответил Чумичка. — Если твою баронессу тоже усыпил Херклафф, то вызволить ее будет нелегко.

— Ну, Марфу-то вызволили, — оптимистично заметила Надя.

— Марфу — да, — согласился колдун, — а вот с Ольгой, Полканом и Переметом — ну никак. Я чувствую, что разгадка где-то близко, а где — не знаю.

— Но хоть глянуть на нее я смогу? — гнул свое Иван-царевич.

— Глянуть? — улыбнулся в бороду Чумичка. — Это, пожалуй, можно. Подумаем.

— А что до кристалла, то почему бы тебе не попробовать его в действии? — предложил Василий. — Так сказать, методом проб и ошибок.

— Что ты, что ты! — замахал руками Чумичка. — Он же обладает несметной силой, даже в уполовиненном виде, и при неумелом пользовании можно таких бед натворить, что потом вовек не поправишь!

— А при умелом? — спросила Надя.

— Тем более, — совсем пригорюнился Чумичка.

* * *

Наемники бессмысленно топтались среди воткнутых в кочки лопат, брошенных поэтами. И сколь они ни вглядывались в однообразный болотный пейзаж, Мстислава не было видно.

— А ну как его замели? — беспокоился один из наемников. — А что, подслушали разговор — и все!

— Чушь! — отрезал другой наемник. — Не таков человек Мстислав, чтобы так по-глупому засыпаться. Да и кто его там арестовывать-то будет?

— Идет, идет! — заорал третий, который особенно старательно глядел по сторонам.

— Где, где? — загомонили остальные.

— Да ведь их двое! — удивленно воскликнул кто-то из наемников. Действительно, к ним приближался не один человек, а два. И с каждой минутой становилось все яснее, что Мстислава среди них нет.

— Да это же Длиннорукий с Петровичем! — воскликнул самый зоркий из наемников.

— А, ну тогда отбрехаемся, — облегченно вздохнул второй наемник. — А если что, так шлепнем обоих, и вся недолга.

— Нет-нет, только не это! — горячо запротестовал третий. — Они же из Белой Пущи, бароном Альбертом посланные. Ежели мы их шлепнем, то вурдалаки нас самих в расход пустят!

Тем временем Длиннорукий и Петрович подошли совсем близко. Подбоченясь, князь оглядел наемников:

— Ну и что вы тут делаете, соколики?

«Соколики» топтались на месте, не зная, что отвечать. Наконец один из них выступил вперед:

— А мы тут, это, пропавших поэтов ищем. Вот следы исследуем…

— Нас Мстислав послал, — добавил другой наемник.

— Значит так, не знаю, кто и куда вас послал, а я велю вам возвращаться в замок! — возвысил голос князь. — И живо!

Наемники переглядывались, не зная, что делать. Без своего командира они уже представляли из себя не сплоченный кровью боевой отряд, а скорее разрозненную и обозленную толпу. И когда наемники, казалось бы, уже были морально готовы последовать за князем, Петрович, как обычно, все испортил.

— А ну все взад! — завопил он неблагим матом. — А не то всех перережу! Всем кровь пущу! — Соловей потянулся было за ножами, забыв, что их у него похитили. Тогда уж Грозный Атаман совершенно сорвался с цепи и завизжал:

— Ублюдки! А ну живо взад, а не то… Вы меня знаете… За мной такие грозные силы стоят, что вас раздавят, как вшей!

Услышав такое, многие наемники потянулись было за автоматами, однако самый выдержанный из них поспешно вышел вперед:

— Князь, мы вас уважаем, но если ваш холуй не угомонится, то вам обоим очень не поздоровится.

— Что?! — вскинулся было Длиннорукий, но поняв, что перевес не на его стороне, быстро сообразил, что говорить: — Ладно, ищите ваших поэтов, а когда появится Мстислав, то передайте, что я хочу его видеть. — И, зажимая рот Петровичу, весьма обидевшемуся на слово «холуй», князь потащил его прочь.

90
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru