Пользовательский поиск

Книга Драконий коготь. Содержание - Книга третья ДРАКОНИЙ КОГОТЬ

Кол-во голосов: 0

— Ленда, я… — То, что он хотел сказать, не имело смысла. Поэтому он сказал то, что, возможно, смысл имело: — До свидания, княжна.

— Прощай, Дебрен. Будь здоров и прощай.

Книга третья

ДРАКОНИЙ КОГОТЬ

— Как свистишь, бестолочь? — орал, стоя на релинге, темноволосый человек в полосатом кафтане и сапогах выше колен. — Портовых девок можешь свистулькой призывать, да и то в каком-нибудь задрипанном порту, лучше всего югонском, потому как в Виплане любая бродяжка тебя камнем огреет, ни закона, ни правопорядка не нарушив. Не знаешь, что ли, как адмирала встречать полагается?

— Чего он так вопит? — заинтересовался помощник боцмана, маневрирующий багром у трапа.

Боцман только махнул волосатой ручищей. Его внимание было занято деревянной, окованной железом пищалкой, которую он прижимал к губам, и деревянным же, окованным железом арбалетом, который он ногой придавил к палубе. Палуба была скользкой, а короткая волна канала — предательской. Если просто положить оружие за фальшбортом, его можно было там не найти в случае нужды.

— Наверно, с перепугу, — вполголоса бросил моряк, придерживавший доску трапа с другой стороны. — Видишь, какие диковинные портки? Думаешь, почему они так наверху раздуты? Хорошо, что от подветренной подошли. Иначе, думается мне, он почествовал бы нас малоприятным ароматом…

— Тише.

Замолкли все с боцманом во главе. Боцман с явным облегчением засунул пищалку за пояс рядом с кордом и кнутом. Похоже, он немного лучше знал гензейский диалект, и ему вроде бы показалось, что все идет не совсем так, как надо. Остальные, прикусив языки, гораздо почтительнее взглянули на стоящего около мачты мужчину в зеленой одежде, расшитой серебром.

Модник в полосатом кафтане отпустил вант. Не глядя вниз на кипящее между корпусами море, он легко прошел по доске и спрыгнул на палубу галеры. Остановившись перед одетым в зеленое мужчиной, глянул на ведро у его ног.

— Капитан «Азами»… «Арами»… Черт бы побрал ваши илленские названия… Простишь, если окончание я пропущу?

— Нет!

— Не простишь? — Окаймленное короткой бородкой лицо немного вытянулось. — Ха. Такого-то я не ожидал. Предупреждали меня, что ваша посудина — плавучий гроб, а ее экипаж…

— Я не капитан «Арамизанополисанца». Лишь это я хотел сказать.

Темноволосый поправил огромный берет, украшенный еще большим пером, осмотрел палубу. Он стоял уверенно, запросто удерживая равновесие и положив левую руку на рукоять меча, а большой палец правой довольно нагловато засунув за пряжку пояса.

— Прекрасная встреча, ничего не скажешь. Боцман отсвистал мне сигнал, предназначенный для второго помощника шкипера мусоросборочной барки, капитан не соблаговолил выйти на палубу, а тот, кто соблаговолил, приветствует меня у трапа с ведром при ноге. Если вы, уважаемый, намеревались опрокинуть мне на голову ведро холодной воды, то напрасно беспокоились. Намек я понял.

— Мы скверно начали, адмирал… — слабо усмехнулся зеленый. Лицо у него тоже было зеленоватое.

— Что ж, так, может, мне вернуться на каравеллу, рискуя споткнуться на трапе и размазаться между бортами? Проделать уморительный пируэт и еще раз попытаться? Что скажете, господин боцман? Вижу, артистическая у вас душа и вы большой любитель дуть в свою дудку…

— Я Дебрен из Думайки, корабельный чародей. — На середине поклона, который должен был выглядеть весьма церемонным, хоть Дебрен и не подумал срывать с головы шапочку, зловредная волна канала напомнила о себе, и Дебрену пришлось придержать ускользающее от ноги ведро. — Рад вас видеть, господин… Простите, не узнаю, но я на императорском флоте недавно…

— Венсуэлли. — Темноволосый слегка наклонил голову. — Вице-адмирал флота Восточного океана Его Императорского Величества. Приветствую вас, мэтр Дебрен. Хотелось бы сказать, рад вас видеть, как и вы меня, но я здесь по служебным делам, и лгать под флагом Его Величества не намерен. И не говорите, — он жестом сдержал уже раскрывшего рот чародея, — не говорите, что болтающаяся на мачте тряпица не флаг Бикопулисса. Я, представьте себе, успел заметить. Времени у меня было достаточно, ибо в дрейф вы ложились без преувеличения четверть клепсидры. Ну, может, две шестых. Галера, курва твоя мать! — неожиданно заорал он. — Где этот обделавшийся плотогон, именующий себя капитаном?! Я так его по заду долбану, что он Анваш пролетит и в Волканию врежется!!

— Перестань шуметь, Венс, — загудел с борта каравеллы чей-то басовитый голос. — Лучше прикажи второй трап бросить, корабли ближе стянуть или еще чего-нибудь сделать. Я в канатоходцы не нанимался, по таким реечкам переходить не намерен. Мало того что она узкая, так еще и тоненькая. Запросто может подо мной переломиться.

— Никто тебя не просит! — уже спокойней, но тоже криком, ответил Венсуэлли. — Останьтесь на «Ласточке», господа! И дамы тоже! Люванец, отдать линь, багры долой, отойдите на кабельтов от этой баржи. За полуостровом сцепимся, на более спокойной воде.

Немногочисленный, но явно толковый экипаж каравеллы мгновенно проделал маневр отхода. Дебрен, измученный тошнотой, не успел даже как следует рассмотреть забивающие палубу грузы. Прикрытые то ли парусным полотном, то ли старыми армейскими палатками, какие-то бесформенные, они не ассоциировались ни с чем, что ему довелось видеть на Междуморье. Но что делать, они были не на теплом, обычно спокойном Междуморье. Две недели назад вышли в Кариатику. Восточный океан, до недавних пор именовавшийся просто Океаном из-за отсутствия других. Вода здесь выглядела иначе, плавали другие корабли, поэтому и способы фрахтовки имели право различаться.

— Ну хорошо, господин чародей. — Наблюдение за удачным маневром привело вице-адмирала в лучшее настроение. — Веди к своему капитану. Он наверняка пьян. Я угадал?

— Никак нет, господин Венсуэлли, не угадали. Капитана волной за борт смыло. Дней шесть назад.

— Что? — Венсуэлли остановился, едва сделав шаг к кормовой надстройке. — Волной? Капитана? Шутите, мэтр? Какая же это должна была быть волна? Или капитан? Первый раз слышу. Корабельный мальчишка… бывает, пьяный матрос, кок… Ну, эти за борт частенько вываливаются, и неудивительно. Но капитан?!

Дебрен беспомощно пожал плечами.

— Ну ладно. А первый офицер где?

— Там же, где и капитан. Примерно.

Темные глаза адмирала несколько секунд внимательно рассматривали магуна.

— Я просто боюсь спрашивать о штурмане, — медленно проговорил Венсуэлли.

— И правильно делаете, что боитесь, господин адмирал. Хотя при том и напрасно, ибо «Арамизанополисанец» укомплектован не полностью, поэтому первый офицер одновременно был и штурманом. На одном окладе, что, пожалуй, и стало причиной наших неудач.

— А сколько окладов должен, по-вашему, получать придурок, вываливающийся на службе за борт?

Дебрен задумался. Частично над ответом, но в основном над тем, как бы выколдовать из доступных на борту продуктов средство против морской болезни.

— Вы, вероятно, правы, господин Венсуэлли. Но штурман так не думал. Он был сильно расстроен, потому что один или два оклада за полгода ему императорский флот задолжал.

— Не выгораживайте его, чародей… Один невыплаченный оклад ничуть не хуже и не лучше, чем два невыплаченных оклада, то есть ноль. Наука, объясняющая сей парадокс, называется математика. Вам, толкователям таинственных формул, это, возможно, и ни к чему, но у штурмана есть собачья обязанность арифметику знать. Ну так как там насчет штурманова расстройства?

— Зайдемте в каюту. Здесь ветер в ушах свистит.

Венсуэлли осмотрелся. Трое матросов укладывали трап вдоль борта, прикидываясь, будто не подслушивают. Остальные пятеро подслушивали, нисколько не притворяясь. Боцман, стоявший совсем рядом, поправлял один из узлов на своем кнуте, а рулевой исхитрился закрепить штурвал веревкой и подойти поближе.

— Ветер? Без ветра вы давным-давно бы от вони загнулись. Чем вы, хрен вас побери, галерников кормите? Ну ладно… Пошли на корму, Дебрен, не будем портить отдых этим добрым людям и прилежным трудягам. Дует со стороны кормы, так что, вероятно, некоторое время судно еще не перевернется. А если и перевернется, что тоже возможно, никто с палубы не свалится, потому что прилипнуть к этой посудине не искусство, минуту-другую, думаю, удержаться удастся, что ваши мудрецы и делают. Идем-ка, мэтр. Задувает то с той, то с этой стороны. А вдруг да и снизу подует, паруса на мачты затащит, как знать? Мэтр Дебрен, не забыли ли вы чего? Ведерко, например?

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru