Пользовательский поиск

Книга Дом на холме. Содержание - Глава 5. След тайны

Кол-во голосов: 0

– В том-то и дело! – Эмили сверкнула глазами. – Это что за ерунда?! Чем девочки хуже мальчиков?! Почему нельзя учиться всем вместе?

– Остынь, – попросил Никодемас, – на нас уже оборачиваются.

– А мне все равно! – бушевала она.

На ребят действительно с интересом таращились ученики постарше.

– Эти вопросы не ко мне, – вдруг сообразил мальчик. – Не я это придумал.

– Просто скажи мне: справедливо поступать так? – Эмили взяла Никодемаса за руку и настойчиво посмотрела ему в лицо.

Сзади кто-то прыснул. Именно этот момент выбрала Роби, чтоб споткнуться на развязавшемся шнурке, перевернуть поднос с едой себе на грудь и свалиться на пол:

– Я шла к вам, – всхлипнула она. – А тут... а теперь... что я есть буду-у-у-у?..

– Ш-ш... – Вид стремительно краснеющих глаз не мог оставить равнодушным. – Успокойся, прошу тебя... Сейчас мы что-нибудь придумаем...

Эмилия поднялась из-за стола и склонилась над несчастной, когда из группки старшеклассников к ним вышел красивый блондин:

– Ваш персональный рыцарь уже здесь, Леди.

Обе подруги обернулись на голос. Высокий стройный мальчик лет пятнадцати сверкал белозубой улыбкой. Без дальнейших предисловий он помог Робин подняться и, протянув руку к свежему еще пятну, скомандовал: «Рурсус Мундус». Через мгновение полосатый свитер, надетый поверх формы, принял прежний вид.

– Благодарю. – Эмили изящно склонила голову, как сделала бы ее мать.

– Я был счастлив помочь Вашей... – Никодемас заметил, насколько мучительно мальчишка подбирал нужное слово, но так ничего особенного и не нашел, – подруге.

Одарив девочек еще одной завораживающей улыбкой, нежданный помощник развернулся и слился с компанией своих одноклассников.

– Кто это? – убедившись, что тот не слышит (в противном случае, подобное выглядело бы невежливо), спросила Эмили.

– Это... – Роби сияла. – Это Чарли!..

По непонятной девочкам причине, Никодемас вдруг сорвался с места и ушел.

– Что с ним? – расстроилась Би.

– Ничего. – Эмили сделала вид, что все в порядке. – Ты помнишь, я вчера отравилась? Что-то мне страшно есть. Вот тебе мои деньги на обед. Все равно не пригодятся.

Она направилась к выходу из кафетерия, полная решимости выяснить отношения.

На первом этаже, как обычно, шумел народ. Эмили окинула цепким взглядом стайки пестрых ребят, но так и не нашла, что искала. В душу без стука ввалилось одиночество. Если бы она была дома, то непременно заплакала бы.

– Что-то потеряли, мисс? – Каспар Кроу возник будто из воздуха.

– Скорее кого-то, – пожаловалась та. – Помните мальчика, которого вы ругали перед прошлым уроком?

– Никодемас у меня... прячется, – склонившись, шепотом сообщил он. – Сорванец натворил что-то?

– Ничего, – честно ответила Эмили.

– Следуйте за мной. – Девочка по привычке взяла мистера Кроу за руку – как папу, Люса или Альхен.

Перебинтованная серой тряпкой кисть на ощупь напоминала дерево... Но Эмили не стала отдергивать руку. И не потому, что это было бы невежливо, – человек с грустными черными глазами понравился ей с первой встречи.

Из холла мужчина свернул в неприметный коридор, слабо освещенный тусклыми лампами. По обе стороны коридора чернели обитые металлом двери, за которыми что-то происходило. За одними прятались канализационные трубы, за другими – насос, и так далее. Коридор вел под уклон, лампы стали попадаться реже... Поворот, крошечная площадка с каменным полом – и последняя дверь, бесшумно распахнувшаяся внутрь.

Сразу за порогом жили своей жизнью десятки сотен (а может быть, тысяч) постукивающих колесиков, шестеренок и бог весть еще чего! В просторной отлично освещенной комнате казалось тесно из-за многообразия странных штук. Большие и маленькие маятники раскачивались туда-сюда, позвякивали пружинки и поскрипывали канатики!

Эмили с открытым ртом вертела головой. Она настолько увлеклась, что совсем забыла, ради чего, собственно, пришла.

– Какими судьбами? – саркастически бросил Никодемас, сидевший с ногами в подвешенном под потолком гамаке.

– Тебя ищу! – Эмили тоже умела быть «язвой».

– Вот как? А лучшую подругу оставила в одиночестве? – продолжал он в том же духе.

– Я не знала, что друзья делятся на «лучших» и «не лучших», – резонно возразила та.

Вдруг огни погасли все разом... в момент. Сердце сделало сальто в груди – девочка ахнула. А потом по одной в разных частях комнаты – то почти у самого пола, то на потолке – в густой черноте начали загораться разноцветные (голубые, белые, рыжие, красные) точки-звездочки... Какие-то перемигивались, какие-то мягко светили – но ни одна не нарушала бархатной тьмы.

– Что это? – громким шепотом спросила Эмили.

– Это небо... – так же шепотом отозвался господин Кроу. – Ваше такое же... как мое.

Точки будто плыли по кругу. Новые и новые созвездия открывались взору. Ей почудилось, будто пола нет... а тело свободно парит в бесконечном пространстве. Все произошедшее за день враз сделалось незначительным, далеким...

– Вот Большая и Малая Медведицы, – голос Каспара, удивительно добрый, точно гладил. – А это охотник Орион и его псы.

– Сириус, – выдохнула Эмили: глаза заслезились от яркого бело-голубого сияния.

Она спохватилась поздно... Орин ожил, и девочка точно засветилась изнутри. Бедняжке стало стыдно за испорченную «сказку».

– Простите, – робко попросила она.

– За что? – удивился мужчина.

– Я... я не хотела.

Эмили почувствовала, что вот-вот расплачется.

– Откуда свет? – Никодемас выскользнул из гамака.

Поколебавшись немного, девочка все же достала из-за пазухи теплый амулет:

– Орин. – пояснила она. – Папа подарил. Только я вам его не показывала... это тайна!

– Здорово, – протянул друг.

– Волшебный? – грустно спросил мистер Кроу.

– Просто красивый и светится, – ответила Эмили. – Ваши звезды лучше!

Кристалл погас. И опять наступила ночь.

Глава 5.

След тайны

Причина, по которой уроки Труда проходили раздельно, оказалась до смешного простой. Учительница на дух не переносила мальчишек. Есть люди, испытывающие крайнее омерзение при виде мышей и крыс, так вот: для мисс Вирджинии Лонли этими «противными грызунами» были мальчики и мужчины.

Учительница напоминала швабру: неимоверно худа и костлява, от макушки до пяток прямая, как под линейку начерченная, а на голове копна непослушных, торчащих во все стороны осветленных волос. Своими длинными когтистыми пальцами она презрительно перелистывала журнал с оценками, а натыкаясь на имена мальчиков взглядом, чуть не плевалась.

Труды можно было бы считать скучными, если бы Берта не «развеселила» всех в первые же минуты. Вместе со своей «тенью» они явились с опозданием и продолжали громко обсуждать личность какого-то старшеклассника.

– Вы, прополощите рты немедленно! – взвизгнула мисс Лонли. – Мало того, что обсуждать человека без его присутствия – низость, так это еще и мужчина! Если больше некому – я научу вас быть Леди.

– Нет уж, – огрызнулась Берта, – я теперь знаю, что в этой воде плавают гадкие склизкие твари.

Учительница улыбнулась одними уголками губ:

– Вивидология, – саркастически констатировала она. – Как же вы тогда пьете чай?

– От кипячения вся пакость умирает, – не задумываясь, ответила та.

– Вам приятней употреблять мертвых?

Девочка зажала рот рукой и позеленела.

Эмили поняла, что пересказать сценку Никодемасу – ее святая обязанность.

– Вивидология... – фыркнула себе под нос мисс Лолли. – И так каждый год.

Классная комната отличалась от всех других: привычных трех рядов не было, на полу лежал пушистый ковер... цветы в кадках, кружевные салфетки, длинный стол и две не менее длинные лавки. Добротный камин с фотографиями и позолоченными часами на полочке, книжные шкафы, сервант с батареей старинных тарелок и чайным сервизом – не хватало только ощущения дома.

22
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru