Пользовательский поиск

Книга Дом на холме. Содержание - Глава 4. Небо под землей

Кол-во голосов: 0

Глава 4.

Небо под землей

Новенькие учебники стопкой лежали на столе в детской, а на ручке шкафа на плечиках висела наглаженная форма. Впечатления, полученные за день, никак не хотели успокаиваться: стоило зажмуриться, как перед глазами начинали плясать пестрые картинки.

Эмили открыла учебник по Начертательной Символогии и развернула перед собой лист. Делать домашнее задание не было особого желания, но как иначе заставить мысли прийти в порядок?

«Дано», – написала она и задумалась...

...две высокомерные крысы и несчастная Би...

– Бр-р-р... – Эмили замотала головой.

Снова заглянув в книжку, она с горем пополам записала условия задачи. Самым приятным оказалось чертить. Ровненькие линии соединяли намеченные точки: тупоугольный треугольник. Прямо как местные правила... Сделав над собой титаническое усилие, Эмили закончила первую задачу.

Дверь бесшумно отворилась, и в комнату вошла мама:

– Успокой меня, моя дорогая, – начала она. – Скажи, что в школе все было не так ужасно.

– Мне понравилось! – Эмили отложила перо. – Посмотри, пожалуйста: правильно решено?

Миссис Варлоу подплыла поближе, пристроила куда следует очки, висевшие на изящной серебряной цепочке, и склонилась над учебником. Потом подняла лист и принялась внимательно читать.

– Это черновик, – спохватилась девочка, заметив придирчивое выражение лица матери.

– Тогда претензий нет, – сообщила та.

Леди Аэрин не стала задерживаться в детской, но пообещала проверить домашнюю работу целиком. Остальные две задачи оказались точно такими же – несложными. Пообещав себе переписать все в чистовик после ужина, Эмили преспокойно выбралась в коридор.

Отец еще не вернулся из города, так что в библиотеке никого не было. Девочка взобралась на стул и стала рассматривать красивую коробку, в которой папа хранил свои сигары. Внимание привлекла аккуратно свернутая газета, краешком торчащая из-под стопки бумаг. Вообще-то Эмили не читала газет – но все когда-нибудь бывает в первый раз.

«Пригородные мошенники: кто они?», «Изгои. Мифы и реальность (Расследование нашего спецкора)» – и так далее, и тому подобное. Торчать в библиотеке дольше она не видела смысла.

Намереваясь отыскать Люса и поговорить с ним, девочка спустилась на первый этаж. Холл представлял собой подлинное произведение искусства. Широкие перила лестницы заканчивались умными волчьими мордами, а потолок, на который рукой мастера нанесены портреты далеких предков, казался недосягаемо высоким. Точно в центре зала располагался изящный круглый фонтан: на постаменте из белого камня стояла босая девочка, одной рукой опиравшаяся на огромного лохматого пса, а другую протягивавшая вперед. С открытой ладони весело срывалась звонкая струйка кристально чистой ледяной воды.

Фигуры выглядели совсем как живые! Зверь гордо выпячивал грудь и сверкал выпуклыми глазами, а девочка счастливо улыбалась. Отец говорил, что этот фонтан на заказ сделали карлики очень-очень давно.

До ушей Эмили донесся характерный свист, с каким сталь рассекает воздух. Единственное место во всем доме, которое может служить источником подобного, – Оружейная – длинная зала, расположенная на первом этаже, увешанная различными трофеями и заставленная полками. Люсьен часами пропадал там! В Оружейной было собрано все, что осталось после того, как прапрадед Вильгельм проиграл большую часть состояния в карты.

Разумеется, Леди Аэрин считала, что дочери нечего делать в зале, «наполненной опасными для жизни предметами», сама же Эмилия стремилась в Оружейную, точно мотылек на огонь.

Воспользовавшись тем, что остановить ее было некому, Эмили прокралась к заветному входу и осторожно посмотрела в щелочку. Ничего не увидев, она все же решила войти.

По гладкому дощатому полу плавно скользил Люс, клинком разгоняя незримых врагов. Заметив присутствие посторонних, друг замер.

– И как все прошло?

Он ловко очертил в воздухе дугу и отправил клинок в ножны.

– Здорово, – девочка приблизилась.

– А по голосу не скажешь... – скептически заметил Люсьен, водружая оружие на место. – Какие-то проблемы?

– Что делать, если кто-то кого-то считает неудачником и обижает его только потому, что у того первого «кого-то» мама директриса? – наконец, выдавила из себя Эмили.

– Не говори со мной загадками, – серьезно попросил тот. – Ты же хочешь получить совет? Вот не пойму я тебя правильно и ошибусь. Что тогда?

Мисс Варлоу пристыжено потупилась.

– У нас в классе есть девочка по имени Робин, – рассказывать вдруг стало легко. – Она сегодня весь день проходила в свитере наизнанку. И никто ей не сказал. А еще есть две... точнее, одна, по имени Берта, и ее «отражение», которые считают себя лучше всех.

– В каждом классе есть такие, – справедливо заметил Люсьен, вешая себе на шею полотенце.

– И как с ними бороться? – Эмили с надеждой посмотрела другу в глаза.

– Единого рецепта нет, – ответил тот, но, заметив, как погрустнела девочка, взял ее за руку и вывел из Оружейной.

В холле парочка присела на бортик фонтана.

– Вот вода, – Люс кивнул в сторону звонкой струи. – Что если попробовать ее ударить?

Он размахнулся и хлестнул поперек блестящей ленты. Раз... другой... еще... но ничего, кроме брызг, не выбил.

– Буду продолжать – устану только, – Люсьен лукаво улыбнулся. – Понимаешь теперь? Обижают тех, кто обижается. Скажи, тебе так хочется дружить с этой... как ее... Бертой?

– Нет, – замотала головой Эмили.

– Перестань о ней думать, – подытожил тот. – И... только между нами... чей-то отец заседает в городском совете – это получше, чем директриса какой-то школы, тебе не кажется?

После разговора с Люсом жизнь обрела новые краски. Захотелось, чтоб как можно скорее настало «завтра». Девочка ощущала невообразимый подъем сил: ей казалось, что сейчас она сумела бы свернуть горы, если бы потребовалось.

Умываясь перед сном, Эмили удивлялась блеску собственных глаз и не желавшей никуда деваться улыбке. Но стоило коснуться подушки, как кто-то невидимый точно «выключил» девочку – как мать выключала на ночь лампы.

Дайна битый час лежала с открытыми глазами, разрываясь между двумя желаниями: выпить сонного порошка или сварить себе кофе. То и другое выглядело одинаково привлекательно.

Мисс Уиквилд села, спустила ноги с кровати и побрела на кухню, так и не решив, за чем именно. Темный коридор, чужие шкафчики и ящички, лестница... На полпути Дайна внезапно опустилась на колени и закрыла лицо руками.

В белоснежной ночной рубашке фигура сошла бы за призрака. Бесшумно вздрагивали плечи. Она кусала губы, сжимала кулаки так, что длинные ногти впивались в кожу, оставляя глубокие следы, – но все равно, душа болела сильнее. Танцоры не способны на слезы.

Отчаянье, захлестнувшее внезапно, столь же внезапно отступило. Мисс Уиквилд взяла себя в руки, поднялась и вернулась в спальню. Сквозь щель в занавеске лился зыбкий бирюзовый свет... Такой знакомый свет... окно другое, шторы другие... другое все, но тот же самый свет.

Единственный способ сбежать от навязчивых лучей – скрыться с головой. Свернувшись клубочком под одеялом, Дайна постаралась ни о чем не думать. Но не тут-то было! Знакомое (всем нормальным людям, наверное, с детства) чувство, будто что-то натворил и бессильно ждешь, пока раскроется правда, не позволяло расслабиться.

Когда, наконец, усталость победила, издерганное сознание заняли кошмары. Бесконечные переходы, повороты, развилки тюремного лабиринта. Влажный блеск на камнях – это из распахнутых настежь камер льется проклятый бирюзовый свет! Крошечная прыгающая фигурка впереди! Шепти? Голос тонул в шлепанье босых ступней:

– Скоро... скоро кошмар закончится...

Фраза показалась знакомой...

Кобольд медленно развернулся, и вместо привычной морды на женщину смотрели мутно-серые глаза Найджела.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru