Пользовательский поиск

Книга Добровольная жертва. Содержание - Эпилог

Кол-во голосов: 0

Он спрыгнул, подошел к больной, повернул бесцеремонно, как будто это был труп, проверил зрачки, пульс, дыхание … Я сунула швабру под мышку и поковыляла к выходу, пытаясь не упасть в обморок.

– Подожди, Рона.

И не подумаю. Пифиям не положено думать. За них думают другие. Альерг, например, втихаря частенько подменяет мои думы собственными.

Дункан возник перед моим носом и преградил путь. Монументально. Как гора. И даже не дышал для полного сходства. Но говорил:

– Она спит! Как младенец! Как ты это сделала?

Мне бы тоже поспать, а тут требуют в двух словах десятилетний курс обучения приемам первой помощи утопающим в ничто. Я сделала попытку обойти гору. Гора снова сунулась под швабру.

– Не думал, что пифии Лиги обладают такими возможностями!

Чтоб ты сгинул. Я вспомнила, что поклялась уничтожить этого человека. Сейчас, только… В глазах потемнело, и я с наслаждением выпустила проклятую швабру, в полном смысле слова безрассудно валясь на щедро усыпанный шкурами пол. Как мягко! Падая, я задела дымящийся треножник, уловила торжествующий блеск в ненавистных глазах магистра, и в тот же миг поняла, что ядовитый фимиам воскуренной палочки предназначался отнюдь не для больной Иби, а для меня, так глупо попавшейся в ловушку.

Где же Альерг?! Неужели тоже отравлен?!

Последним всплеском булькнула мысль, что я сегодня совершенно напрасно поменяла цыпленка на веревочку, которая мне так никогда и не пригодится.

Эпилог

Человек спал в душистой траве, широко, свободно. Раскинув руки, обнимал ласковую летнюю ночь с огромными сочными звездами.

Громадная черная тень вылезла к догоравшему костерку, принюхалась. Пахло вкусно: человеком и ухой в котелке. Тень призадумалась, покачиваясь нерешительно: с кого начать. Решила – с тихо посапывающей плоти, пока не сбежала. Обтекла сбоку и подкралась к бесхозно валявшейся ладони. Но плоть не согласилась с ее решением. Ладонь сжалась, сгребая сунувшуюся морду в мощный кулак, и потянула навстречу закрывшему звезды второму кулачищу. Тень зажмурилась. Кулак подлетел, и … разжавшаяся пятерня потрепала лохматую, медвежьих размеров голову. Тень фыркнула презрительно: она терпеть не могла панибратства.

Человек произнес с теплой усмешкой:

– Брэнглэп! Все шутишь, дружище… Что случилось?

Он прислушался. Вскочил, одновременно выхватывая меч, но тут же снова вложил в ножны.

Легкий ветер пробежался по листве.

– Это я, мальчик мой, – прошелестело за его спиной.

– Госпожа Аболан? – повернулся человек. – Не ожидал… Ты все-таки решилась принять мой совет?

Закутанная в плащ фигура вышла из-за деревьев. Тень фыркнула, потянувшись к ней.

– Как видишь, если я не в замке. Братчина помогла мне уйти, сразу после нашего с тобой разговора.

Он улыбнулся:

– Красивый союз намечается!

– Ужасный! – устало махнула рукой женщина. Искрами вспыхнул странный камень в массивном перстне – словно свитый из двух струй воды. – Но я поверила. И все непроявленные воспряли – они уже потеряли и волю, и веру. А ты дал надежду… Как моя девочка?

– Спит.

Человек присел, подкармливая костерок припасенными с вечера полешками и веточками.

Огонь разгорелся, оттеснил разомлевшую ночь от костерка, отвоевав клочок широкой лесной поляны, и высветил тонкое лицо молодого мужчины с длинными светлыми волосами, с властным подбородком, задумчиво опущенным в сцепленные ладони. И строгое лицо женщины, обрамленное бронзовыми косами. И девушку, спавшую на плаще, заботливо постеленном поверх вороха травы.

– Она не простит тебя никогда, магистр.

– Пусть. Главное сейчас – привести ее в Аруну.

Женщина в сомнении качнула головой. Аруна слишком далека и неприступна.

– Ты не успеешь. Завтра – Вечит.

Легкая усмешка коснулась губ магистра.

– Я воспользуюсь самой короткой дорогой, госпожа. Даже Владыке неизвестен этот путь.

Она вопросительно глянула на загадочно улыбавшегося Дункана. Тот сделал вид, что жизнь костра сейчас заботит его больше всего на свете.

– Сомневаюсь, мальчик, что есть неизвестный ему путь. Ты уверен?

– Иначе бы не говорил. Иногда меня удивляет слепота натхов. Или самые простые истины сложнее всего увидеть? Вечит только выстроит мне дорогу. Из Цитадели в Аруну. А там Олна выполнит остальное.

– Тварь Аруны… Это страшная сделка! Если узнает Владыка…

Дункан пошевелил горящие ветки. Взметнулся сноп искр.

– А он догадался, судя по нашей… беседе в крепости. Почуял. Если бы натх взялся за меня в полную мощь, от меня бы и мокрого места не осталось, – магистр рассмеялся невесело. – Ну и силища… Я был самонадеян, когда сунулся в пасть Лиги. Но кто знал, что туда и белоголовый нагрянет? Чудовище почище нига – этот ваш Владыка.

Щеки женщины вспыхнули:

– Не забывайся, мальчик!

– Извини, госпожа. В конце-концов, он меня пощадил. Теперь вот ломаю голову – зачем. И только один ответ нахожу: этот вариант будущего он тоже просчитал. Не один же я такой умный, – невесело рассмеялся магистр.

– Значит, твой план провалился?

– Посмотрим. Думаю, Владыка понял, что опоздал, и решил не сильно вмешиваться. Я, правда, принял меры, чтобы до утра нас не выследили, но… Будь я натхом, я бы не верил ни в какие предосторожности при игре с судьбой. Все они не достаточны. Не понимаю, как мог он надеяться на благополучный исход замысла Лиги? На что рассчитывал?

– На себя, конечно. Он же – натх!

– Но не бог!

– Дик…

Он сердито вскинул голову:

– Хотя бы ты не называй меня так! Надоело!

– Хорошо, Дункан. Я пришла поблагодарить тебя, а не ссориться.

– За что? – пожал он плечами. – Я возвращаю долг. Ты спасла нас с братом. Как он, кстати?

Женщина вздохнула. Протянула руки к огню.

– Ты бы поговирил с ним, как единокровный брат. Меня он не слушает. Опять бражничает с кем-то из Братчины под предлогом исследования традиций проявленных рас. Собирает магические предания русалок. Думаю, Дика надо будет выручать, хотя девочки поклялись мне не обижать его.

– А вампирок ему не хватило? – тихо рассмеялся магистр.

– Что ты, только раззадорило. Ты же знаешь, с тех пор, как ты подменил его в замке Аболан, мальчик помешался на мифологиях. А теперь, когда дело дошло до практического познания, его и за уши не вытащишь от какой-нибудь эльфийки.

– Вот и хорошо. Я просил Братчину, чтобы проявленные не отпускали Дика далеко от себя. Иначе твоя Лига давно бы добралась до него.

– Так это благодаря тебе мальчик погряз в разврате? – возмутилась дама.

Дункан пожал плечами:

– Не я выбирал методы, которыми его удерживает Братчина. Даже не намекал.

– Но просчитал!

– А тут и просчитывать нечего было, – ухмыльнулся магистр.

Она осуждающе глянула, коснулась двухцветного камня на руке.

– Не устаю удивляться, какие вы разные. Два брата, два Дика…

– Я не Дик! – зашипел Дункан, с яростью ломая ветку и швыряя обломки в костер. И тут же испуганно обернулся на застонавшую во сне девушку.

Дама осторожно погладила ее. Тень, внимательно слушавшая разговор людей, улеглась рядом со спящей. Девушка уткнулась в мохнатую лапу, как в подушку, улыбнулась. Тень засопела и чуть не мурлыкала от удовольствия.

– Не сердись, – вздохнула госпожа Аболан. – Ты – гений перевоплощений, даже я не могу привыкнуть. А Рона никогда тебя не узнает. Но каково самому тебе? Теперь, когда она тебя ненавидит?

– Это не имеет значения.

Он сгорбился, неподвижные зрачки смотрели сквозь языки огня.

– Имеет! – она схватила его за руки. – У меня отняли всех, Дук. А ты… ты же мне как сын. Ты и Рона – все, что у меня осталось. Я приняла твой план ее спасения. Но я не могу принять такой цены. Еще не поздно остановиться. Ты еще не отдал себя твари!

Магистр осторожно отвел ее ладони.

– Десять лет назад наш договор вступил в силу.

– Боги… – прошептала она, отстраняясь. – Что же ты наделал, малыш! Зачем?

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru