Пользовательский поиск

Книга Дневная тень. Содержание - ГЛАВА 22

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 22

Члены Совета магов Джулатсы встали вокруг свечи маны в центре Сердца, держа руки в форме распятия, чтобы надежнее сохранять контакт с венцом. Вокруг бушевала мана демонического измерения, стараясь лишить их точек опоры.

Создание заклинания, снимающего «Саван демона», прошло довольно спокойно, и магам быстро удалось сотворить форму, которая направит всю энергию «Савана» обратно в измерение демонов. Но в тот самый миг, когда форма вошла в соприкосновение с «Саваном», демоны начали атаку, посылая потоки чистой энергии.

Продолжая изо всех сил сопротивляться натиску врага, стараясь удержать венец, Баррас поблагодарил богов за то, что маги Совета так виртуозно владеют своим искусством. В противном случае они мгновенно потерпели бы поражение, а их разум не выдержал бы мощной атаки демонов. Более того, Эндорр и Кордолан на несколько мгновений потеряли контакт с венцом, так что оставшимся членам Совета пришлось принять всю тяжесть борьбы на себя, пока младшие коллеги не восстановили силы.

Вместе с благодарностью пришел страх — Баррас прекрасно понимал, что Совет не сможет долго удерживать такой мощный натиск, но думать об отступлении было поздно. Основа, на которой держался «Саван», создана демонами — именно за это они потребовали душу одного из магов. Однако после свертывания «Савана» они теряли контроль над основой, которая оставалась в Джулатсе.

Для того чтобы остановить демонов, требовалось огромное количество маны, к тому же подобная борьба изменяла саму природу основы. Именно в этот момент — во всяком случае, так утверждала теория — демоны имели шанс прорваться через границы и наполнить Балию таким количеством маны, которого хватит на то, чтобы умертвить все живые существа.

Маги всегда знали о существовании такой возможности, но еще никогда демоны не имели столь мощного независимого источника энергии, чтобы попытаться претворить теорию в жизнь.

Больше всего Барраса беспокоил тот факт, что демоны столь удачно выбрали время для своего удара. Следовательно, они знакомы с магическим языком Джулатсы и принципами устройства основы гораздо лучше, чем предполагали маги. Демоны способны распознавать следы, которые оставляют заклинания магов, — а если так, то им по силам противодействовать Совету.

Сейчас магам ничего не оставалось, как отчаянно защищать свое измерение, цепляясь за венец. Баррас содрогнулся. Венец — самое слабое место, его уничтожение приведет к тому, что основа «Савана» изменится и станет уязвимой. Нет, о том, чтобы потерять венец, даже и помыслить невозможно. В таком случае демоны получат полную свободу.

— Керела, мы должны исправить форму, венец теряет четкость очертаний. Так мы не сумеем его закрыть. — Бар-рас знал, что говорит тихо, но все члены Совета его обязательно услышат, несмотря на вой маны, пытающейся пробиться сквозь магическую защиту.

— Прежде нам необходимо вернуть сплоченность в наши ряды, — спокойно, но властно возразила Керела. — Эндорр, нужен щит против маны демонов.

— Да, верховный маг. — В голосе молодого мага слышалось напряжение.

— Предоставь венец остальным. Мы справимся, пока ты будешь творить заклинание, — сказала Керела.

— Я ухожу, — заявил Эндорр.

Вилиф и Селдейн тут же взяли на себя его часть круга. Баррас закрыл глаза и направил свой разум в сторону Эндорра, ощущая, как тот черпает энергию маны, чтобы создать щит, призванный отталкивать вражеские заклинания. Он улыбнулся: Эндорр работал просто великолепно, сращивая щит заклинаний с «Маской маны», предназначенной для блокировки атак на разум.

Но уже в следующий момент улыбка исчезла. Форма маны, с которой работал Эндорр, была неровной, два заклинания сливались неудачно, образуя нестабильную систему. Казалось, Эндорр ничего не замечает, продолжая направлять в неуклюжее сооружение все новую и новую энергию. Границы неровного додекаэдра начали пульсировать, внутри возникли резкие, неприятные цвета: желтый, потом пурпурный, а в следующее мгновение появились серые завихрения, указывающие на катастрофическую слабость заклинания.

— Эндорр, твоему заклинанию не хватает стабильности. Не вздумай его заканчивать в таком виде. У тебя еще есть время. — Слова Барраса разрушили концентрацию магов вокруг свечи.

Клочья оболочки венца полетели в разные стороны, когда члены Совета отвлеклись на неуклюжее творение Эндорра. Однако юный маг не слышал Барраса. Оказавшись вне круга магов, он полностью сосредоточился на своем заклинании, его губы беззвучно шевелились, а руки продолжали творить щит. И он по-прежнему не видел, что происходит в самом центре сплетения маны. Баррас не понимал, почему так происходит, но мрак поглотил ядро сплетающихся заклинаний — если Эндорр доведет свое дело до конца, они потерпят поражение.

— Эндорр! — крикнула Керела, продолжая контролировать венец, хотя часть ее сознания пыталась привлечь внимание юноши.

Эндорр негромко произносил слова заклинания, и беспокойство охватило всех членов Совета, что сразу же отразилось на венце. Керела призвала магов вновь сосредоточиться на своей задаче, хотя теперь все не сводили взглядов с Эндорра.

Никто не мог пошевелиться, иначе венец тут же потерял бы стабильность — пятерым магам не справиться с организованным натиском демонов. Эндорр заканчивал последние приготовления, в додекаэдре пульсировали ярко-желтые всполохи, перемежающиеся бронзовыми и белыми полосами, но его центр оставался серым. Баррас ощущал, как растет напряжение в кольце магов.

— Приготовьтесь. Если заклинание Эндорра выйдет из-под контроля, нам понадобятся все наши силы, — предупредила Керела.

Почему Эндорр не видит ошибки? Баррас мучительно пытался найти ответ на свой вопрос. Однако он понимал, что должен сосредоточить все свое внимание на венце, иначе подвергнет своих товарищей страшной опасности.

Эндорр открыл глаза, произнес заключительное слово и только после этого заметил ошибку в своей конструкции. Лицо юного мага мучительно покраснело, а его творение стало расти вширь. Но тут же начало быстро сжиматься — серое пятно принялось пожирать все остальные цвета.

101
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru