Пользовательский поиск

Книга Дитя тьмы. Содержание - Что людям выгодно?

Кол-во голосов: 0

Стрелы страха летят в них…

Прошло несколько месяцев. Борьба за престол, достигнув апогея, обрела лихорадочные формы. Каптал вел кампанию в пользу своего претендента. Вначале он встречал холодный, чуть ли не издевательский прием, но ряд военных поражений стер ухмылку с лиц нордменов. Некоторые из них начали даже собираться в Майсаке.

— Их очень мало, — заметила как-то Каролан.

— Нордмены пока плохо тебя знают, — ответил Каптал. — Кроме того, многим из них и самим хочется сесть на трон.

— Тот человек, который приближается… Ты ведь его боишься? Разве не так? — Уже никто не сомневался, что Рагнарсон быстрым маршем идет на Майсак. — Он очень нехороший человек?

— Думаю, что нет. Не хуже, чем все остальные, включая нас. Может быть, даже лучше. Он выступает на стороне закона. Мы же, с точки зрения Короны, — люди плохие.

— А тетя Мгла тоже боится. Говорит, что он слишком умный и ловкий. И знает очень много людей. — Неожиданно по-детски сменив тему, Каролан спросила:

— А как она выглядит?

— Кто?

— Моя мама, Королева.

Каптал был уверен, что девочка уже знает это. Бурла и Шоптау не могли отказать ей ни в чем. Но сейчас она впервые открыто обратилась к нему.

— Не знаю. Никогда ее не встречал, никогда не видел. Ты, наверное, знаешь больше меня.

— Все знают о ней очень мало. — Она тряхнула головой, взметнув золотистые кудри и чуть не потеряв крошечную железную диадему — символ легендарной железной короны Кавелина, тщательно оберегаемой в подвалах королевской сокровищницы в Форгреберге. — Думаю, что она очень застенчивая. Они говорят, что ее мало кто видит. Она, наверное, ужасно одинока.

Каптал никогда не задумывался об этом. Он вообще не думал о Фиане как о личности.

— Да, вполне возможно. Приходится удивляться, почему она так держится за трон. Практически никто не желает видеть ее… Появился Шоптау.

— Хозяин, волосатые люди очень близко. Уже в Баксендале. Двигаются быстро. Скоро будут здесь. Может быть, два-три дня.

Хотя в войске Рагнарсона тролледингцы составляли меньшинство, они произвели столь неизгладимое впечатление на крылатое существо, что тот всех врагов начал называть волосатыми людьми.

— Сколько их?

— Много, много. Наверное, вдвое больше, чем нас.

— Нехорошо, Шоптау, Очень нехорошо.

Он подумал о пещерах, входы в которые он столько лет разыскивал, чтобы запечатать. Рагнарсон славился тем, что умел найти у врага уязвимые места. Ему наверняка известно о пещерах.

— Шоптау, мой старый друг, ты понимаешь, что это значит?

— Война здесь, — с содроганием ответил крылатый человек. — Мы будем драться и снова победим. Как всегда.

Их неуверенность не осталась незамеченной Каролан.

— Вам лучше все рассказать тете Мгле.

— Хм-м…

Капталу эта идея пришлась не по вкусу. Мгла захочет привести сюда своих людей. В Майсаке и без того шинсанцев больше, чем ему хотелось бы: полдюжины угрюмых ветеранов, обучающих его войско и не спускающих глаз с него самого.

…и поражают

Первые отряды прибыли на другой день, следом за Мглой и тервола, лица которых, как всегда, были скрыты под масками. Мгла сказала, что перебросит шесть сотен. Поток вооруженных людей казался бесконечным Капталу, который слышал, какими (успощадными воинами они являются. Но Мгла слово сдержала — он насчитал ровно шестьсот. Большая часть прибывших тут же покинула крепость. Мгла с уважением отнеслась к чувствам своего союзника.

Вскоре после этого Рагнарсон встретился с маленьким народцем Каптала.

Каптал выслушивал донесения с каменным лицом, стоя неподвижно как статуя на стене Майсака. Это отличалось от обыкновенного убийства. Маленький народец не мог справиться с волосатыми людьми. Он утешал себя лишь мыслью о том, что не заставлял своих друзей драться. Они сами потребовали оружие.

В напоре врага ощущалась какая-то неукротимая кровожадная ярость, которая удивляла и пугала Каптала. В нижних землях Рагнарсон действовал по-иному. Но затем он узнал, какая участь постигла разведчиков Браги.

Каптал был разъярен и поначалу хотел немедленно объясниться со Мглой и ее военачальниками… Однако, поразмыслив, делать этого не стал. Обладая таким могуществом, они просто отодвинут его в сторону и возьмут все в свои руки. Каптал приказал своим маленьким друзьям прекратить оборону перевала. Это уменьшало время на подготовку к сражению и увеличивало потери шинсанцев. Что ж, варвары должны платить за свое варварство.

Однако Рагнарсон не стал действовать с налету, как все ожидали, исходя из его предыдущих операций.

Множество друзей Каптала и на удивление большое количество солдат Шинсана погибли, прежде чем тервола решили бросить в бой сторонников Каролан во главе с самой Мглой.

Мгла поднялась на стену, на наблюдательный пункт Каптала, с которого было хорошо видно, как солдаты Шинсана гибнут под стрелами итаскийцев.

— Мы готовы, — сказала Мгла.

Она еще раньше почувствовала его холодность и хотела объясниться. Однако Каптал категорически отказался говорить на эту тему до окончания сражения.

— Вы уверены, что она будет в полной безопасности?

— Я тоже люблю ее, Дрейк, и не позволила бы ей идти с нами, будь хоть малейший намек на опасность.

— Знаю. Но не перестаю волноваться, как бабушка. Не могу избавиться от мысли, что этот человек гораздо страшнее, чем вы полагаете. Он знал, с чем встретится, когда шел сюда. Почему он не остановился?

— Не знаю, Дрейк. Может быть, он просто не так умен, как нам кажется.

— Возможно. Но если Каролан пострадает… Мгла повернулась и направилась вниз. Скоро она и Каролан во главе кавелинцев выехали из узких ворот Майсака.

Когда из темноты вылетели стрелы, он сумел лишь выкрикнуть:

— Так я и знал! Так и знал! — и помчался вниз по ступеням во двор замка, Через несколько мгновений он, склонившись над Каролан, шептал:

— Детка, детка, с тобой все в порядке?

В последующих событиях было мало героического. Он отчаянно поругался со Мглой.

— Знаете, Дрейк, — пробормотала она, — мне страшно жаль, что я не могу бросить все это дело.

Что людям выгодно?

Зима пришла рано и сразу вступила в свои права. Такого Каптал припомнить не мог. В обычное время это вызвало бы уныние. Но сейчас никто не ждал запоздалых караванов, чтобы провести их через Савернейк. За все лето через перевал прошли лишь единичные путешественники.

Каптал такую погоду мог только приветствовать. До весны о Рагнарсоне можно не тревожиться.

Мгла, напротив, зиму проклинала. Она опасалась, что весной перед ними предстанет объединенный Кавелин.

Каптал при помощи крылатых созданий постоянно наблюдал за нижними землями. Рагнарсона, похоже, просто преследовали удачи, каждая из которых была выгодна Капталу. Все больше и больше нордменов вставали под его знамена. Хозяин Савернейка считал, что аристократы поступают так, учитывая его могущество и благодаря тому, что он оказался единственным противником, которого Рагнарсон не смог одолеть.

Каптал, конечно, понимал, что эти новые союзники бросят его, как только рухнут силы сторонников королевы. Но эту проблему он решит позже, сейчас же следовало сосредоточить все внимание на старых врагах.

По мере того как его разведчики докладывали о новых и новых потерянных городах и провинциях, его надежды возрастали. В каждой из оставшихся свободных провинций несколько нейтральных нордменов вставали на сторону мятежников, в то время как лояльные бароны утрачивали позиции.

Эдикты, льющиеся потоком из Форгреберга, полностью изменили характер борьбы. Шла смертельная схватка между Короной и знатью, в зависимости из исхода которой каждая из сторон могла утратить свои привилегии или, напротив, обрести новые. Кроме того, война стала классовой. Угнетенные сословия, подкупленные подачками Короны, бились за то, чтобы вырвать привилегии из рук высших классов.

55

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru